Архив
16 января 2014 в 8:50

Чего ж так — сапогом-то по культуре? От введения эффективного контракта все ждали эффективной работы. Но чиновники начали эффективно увольнять…

Нужна ли Татьяна Павловна Хабарова, директор Детской школы искусств №2, своей школе, посёлку Буланаш, в котором находится эта школа, Артёмовскому городскому округу, — этот вопрос сегодня даже не обсуждается. Несомненно, нужна. Волна, поднявшаяся после её увольнения, сегодня захлёстывает и Управление культуры, и администрацию АГО. Буланашцы и небуланашцы пишут письма в её защиту, замолвить за неё словечко пытаются депутаты, глава ТОМС п. Буланаш, работники культуры, родители учащихся ДШИ.

Несомненные успехи Буланашской школы искусств, роль самой Татьяны Павловны, которую она на протяжении долгих лет играет не только в ДШИ, но и в жизни родного посёлка (недаром же ей этим летом было присвоено звание почётного гражданина п. Буланаш), стали сегодня железными аргументами её сторонников, и чиновники, приводя свои контрдоводы в пользу увольнения, явно проигрывают в споре. Но пока ещё держатся на прежних позициях.

Почему? На мой взгляд, потому, что их больше волнует, как посмотрит на них областное руководство, а вот то, как воспримут их решение обычные артёмовцы, их не особенно колышет.

Но давайте по порядку.

Реклама

Спасибо Путину?

Что, собственно, произошло?

А произошло выступление президента Путина со своими незабвенными майскими указами, когда, собственно, и появился вот этот термин «эффективный контракт», о который нынче споткнулась артёмовская культура. Затем вышло постановление правительства РФ с Программой поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012-2018 годы, появилось разъясняющее письмо Министерства культуры. И там речь велась всё о том же — о внедрении эффективного контракта в трудовую жизнь бюджетников вообще и работников культуры в частности.

По сути, эффективный контракт — это новый тип трудовых отношений, который строится на оценке эффективности каждого работника. Цель его введения вроде бы благая — повысить заработную плату бюджетникам, но не за должность или место работы, а за «конкретные показатели качества и количества оказываемых населению услуг». В результате заработки работников культуры должны сравняться со средними по экономике района. Ну, и чем плохо?

Да нет, на самом-то деле всё было понятно и даже хорошо, пока до практики дело не дошло.

Несогласным — трудовую на руки!

1 ноября девять руководителей учреждений культуры уведомили о том, что с 2014 года они будут работать по новому — эффективному (!) — контракту. Уведомление об этом подписали все, кроме Т.П. Хабаровой. Татьяна Павловна отказалась подписываться под тем, что она в глаза не видела — ведь сам текст контракта им никто в тот день так и не показал. Логично, по-моему.

3 декабря Управление культуры наконец представило новый контракт — единый для всех. И вот это «единство» снова не устроило директора ДШИ №2.

— Мы же на самом-то деле все работаем в разных сферах, — говорит Татьяна Павловна. — А контракт одинаковый для всех — для школ искусства, музея, библиотеки… Но ведь у нас очень отличаются условия работы, можно ли одинаково оценивать, насколько эффективно мы трудимся? И кто будет это делать? А от этого будет зависеть зарплата. К тому же в контракте есть противоречия с законодательной базой. Я об этом и сказала, посоветовавшись со своим адвокатом.

К 30 декабря, когда руководителей опять пригласили для подписания уведомлений, ничего в контракте не изменилось. Не изменилась и позиция самой Т.П. Хабаровой: она отказалась подписывать контракт.

А 31 декабря ей выдали на руки трудовую книжку с записью об увольнении, внезапно прекратив бессрочный трудовой договор 2009 года. Надо сказать, что в трудовой Татьяны Павловны это вторая запись. Первая — о приёме на работу в эту же школу.

Тот самый контракт

Ну вот он, перед глазами, тот самый эффективный трудовой контракт.

Действительно, сомнительны критерии оценки эффективности.

Непонятно, из чего вообще будет складываться зарплата, какой она будет.

Реклама

Есть противоречия с Трудовым кодексом РФ. Почему-то договор заключается сроком на 5 лет, хотя нет никаких оснований для этого. По ТК срочный договор заключается с вновь принятыми руководителями. А все 9 руководителей работают уже давно.

Всё именно так, как и сказала Татьяна Павловна: очень уж несовершенный это документ.

Но тогда почему бы его не усовершенствовать? Почему вместо совместной плодотворной работы над контрактом нужно уволить явно полезного работника только оттого, что он не подписывает непонятный ему договор?

Или, если покопаться, есть иные мотивы для увольнения?

Например, такой: в области, похоже, местный начальник Управления культуры уже заранее отчитался, что Артёмовский перешёл на эффективные контракты. Кто ж мог подумать, что вдруг возникнет бунт на корабле, кто-то из работников культуры захочет понять, что ему обещает новый трудовой договор. И получилась неловкость: отчитались, а выходит, что сказали неправду. Ну а дальше понятно: нет человека — нет проблемы.

Подумаешь, замена в кресле…

Теперь о главном. О том, что я лично считаю главной причиной увольнения Т.П. Хабаровой. На мой взгляд, это странная кадровая политика Управления культуры.

Мне кажется, Е.Б. Сахарова сегодня искренне недоумевает, отчего это так взбудоражилась общественность: подумаешь, уволили одного директора… Делов-то… Найдём другого, более покладистого, и произведём замену в кресле.

Конечно, найдут: свято место пусто не бывает. Только — кого? И главное — зачем?

Что, Татьяна Павловна Хабарова плохо работала? Почему её нужно было увольнять?

Контракт — документ обсуждаемый, поскольку его подписывают обе стороны. Так в чём же дело? Просто не нужны непослушные? А ведь именно эта непокорность часто указывает на самостоятельность человека, на состоявшуюся личность, на лидера, умеющего защищать не только себя, но и своих подчинённых. И таких людей не так уж много, вот и в культуре их единицы. Так держались бы за них, оттого что на них (никак не на чиновниках!) вся культура и держится. А только культурой, сами понимаете, до сих пор и жива Россия.

Вот почему общественность-то взбудоражилась: оттого что такие, как Хабарова, в жизни конкретных людей и конкретных посёлков, городов играют свою, особенную, роль. Вот и знаменитая наша землячка Татьяна Юрьевна Петрова откликнулась именно на приглашение Татьяны Павловны Хабаровой — не Елены Борисовны Сахаровой. Приехала и столько радости доставила всем нам своими концертами.

Думается, неясно, к чему ведут подобные скоропалительные увольнения, только тем, кто вообще не понимает, какую роль культура (не культработа — шоу, гулянья и пр.) играет в нашей жизни.

Надеюсь, наш главный культурный начальник не из их числа. Хотя, если взять хронику увольнений руководителей учреждений культуры, в этом можно посомневаться.

Ю.В. Нисковских (ДК им. Попова, 2008 год), Г.В. Мошкина («Родина», 2008 год), В.Г. Рукомойкин (ДШИ №1, 2009 год), Е.В. Мариева (ДШИ №1, 2011 год, восстановилась по суду, теперь благополучно работает), Н.Ю. Воробьёва (Артёмовский музей, 2012 год — дважды), Т.П. Хабарова (ДШИ №2, 2013 год)…

Ну что, во всём виноват Путин со своими указами? Да нет, не думаю, что он бы захотел уволить Т.П. Хабарову. Полагаю, у него не было никакого желания заехать сапогом по культуре. К тому же перевод бюджетной сферы на новые зарплатные рельсы — событие, хоть и ограниченное по времени, но всё же указывающее в качестве окончания 2018 год. То есть надо ли вообще так торопиться?

Не спешите отчитываться, чиновники… Сначала сами перейдите на эффективные контракты.

Ирина Кожевина