Истории

Пусть ни по кому не звонит колокол… «ВБ!» связалась с людьми из других стран, где бушует коронавирус

Пандемия коронавируса COVID-19, охватившая планету, — уже не один месяц главная тема каждого дня. Даже если до нас эта напасть ещё не докатилась, всё равно это наша реальность: мы не можем не следить за новостями, не можем не знать и не применять меры безопасности, не можем в конце концов не переживать за других людей, совсем нам не знакомых, но сейчас, прямо сегодня, живущих в страхе, теряющих своих близких. Сегодня модно (впрочем, как и всегда) обвинять СМИ в нагнетании ситуации. «ВБ!» попыталась узнать, какова реальная ситуация в других странах, — от реальных людей, живущих в этих странах. Как самые обычные граждане других государств существуют в условиях пандемии, мы спросили у них самих.

В опасность не верили

И начали с Италии, которая в эпидемической войне с коронавирусом понесла самые большие потери в Европе: на 8 апреля итальянцев умерло более 17 тысяч (заразилось более 135 тысяч). «ВБ!» связалась с эпицентром действия COVID-19 в Италии, где в окрестностях итальянского города Бергамо живёт наша землячка Ольга Волкова. Вот что она рассказала:

— Да, здесь обстановка действительно тяжёлая. Мы уже как будто начали привыкать, а по первости было страшно, конечно. Вчера нам домой звонил наш руководитель села по поводу вируса и сказал, чтобы все оставались дома и не выходили никуда, кроме больших надобностей, а то работа, что провели, вся сойдёт на нет. Конечно, это запись, которую потом рассылают по всем домам. Я просто хочу сказать, что нас не бросили, а интересуются нами, простыми людьми. Есть номер телефона, по которому можно получить помощь в покупке или ещё в чём-то, что тебе нужно, — это наша молодёжь в селе занимается такой помощью. Здесь очень много пожилых людей. У нас погода стала устанавливаться, и всем очень хочется на улицу, а нельзя, надо иметь терпение.

Бергамо. Фото: Ольга Волкова

У нас почти в каждом селе есть больница, в нашем нет, потому что село маленькое, называется Вилла-ди-Серио в честь речки Серио, что в переводе «серьёзный». 7500 где-то население. Увозят в больницу тяжелобольных, которым нужна специфическая помощь, без неё нельзя выжить, и в реанимацию, если это нужно, и очень много людей выздоравливает. Доктора сами нашли уже метод: три фазы эта болезнь имеет, и нужно угадать точно с медлечением. Нужны машины, которые помогают дышать больным, и реанимация.

Наши окрестности не закрыли, потому что много индустрий, их нельзя было останавливать, а заселённость очень большая, нет границ между сёлами, они все связаны друг с другом: небольшая оплошность со стороны людей — и всё, заболели. Вплоть до Бергамо всё заселено, и это не только у нас, а почти по всей Италии.

И люди не верили: какой-то там вирус, ну и что? И вот вышло что… Бедные врачи и медсестры! Как им пришлось трудно. У нас сказали: небольшое замедление идёт. Боюсь что-либо говорить. Хоть бы это было навсегда. И вот сегодня вроде бы не звонили церковные колокола…

Ольга рассказала, что глава их селения сообщил и радостную новость: за время карантина в Вилла-ди-Серио родились 14 маленьких жителей, и назвал их всех по имени — представил односельчанам новых граждан.

И посоветовала своим землякам-артёмовцам:

— Надо набраться терпения и выдержать. Может, коронавирус вас обойдёт стороной. Лучше меньше денег, зато здоровый и живой. Надевайте маски и часто мойте руки — куда бы вы ни пошли: спустились за почтой — вымыли руки, да хоть зачем вышли, если это не из вашего дома, мойте руки — и всё. Это не сложно. Лучше потерпеть, чем заболеть.

Пенсионерам — своё время для закупок

Ещё одна наша землячка теперь живёт в Польше в городе Тшчанка, где тоже введён режим карантина.

— Сижу дома — все сидят. Я не слышала, что у нас в городе есть заражённые. Уже давно все на карантине, школы, детсады и институты закрыты. Фирмы работают в закрытом режиме, то есть в офисы доступа нет, всё по телефону или на сайтах. Знаю, что многие ходят на работу — точно не скажу, какие это фирмы.

С прошлой недели дети до 18 лет могут выходить на улицу только в сопровождении родителей или опекуна. Иногда ездит полицейская машина с громкоговорителем и вещает, как себя вести на карантине.

Тшчанка

Для населения работают только продуктовые магазины, почта. Многие закупаются по интернету, курьеры только успевают развозить заказы. С прошлой недели закрыли парикмахерские, салоны, парки, нельзя гулять больше двух человек, и то если это родственники, а так по одному и на дистанции, запретили ходить в лес. Для пенсионеров старше 65 лет выделили время для закупок в магазинах — это с 10 до 12 часов дня.

У нас ведь в воскресенье Пасха, в связи с чем магазины работают с 6 до 24 часов, но народ здесь привык ходить в магазины с утра, и уже с 8 часов образовываются очереди (я стояла у магазина минут 15-20), так как запускают ограниченное число людей, люди закупаются по полной, зато красота возле кассы — обслуживают быстро, без толкотни.

Как такового дефицита товаров нет, но вечером выбор скромнее — видимо, не успевают выкладывать товар. Поляки тоже любят вкусно поесть.

Как сообщила «ВБ!» жительница Польши, там третий день лета: плюс 20. Поляки потянулись на свои садовые участки, где «копаются в земле и наслаждаются солнышком». До сада можно добираться на машине или на велосипеде. В Тшчанке мало коллективных садов — в основном частные дома с приусадебными участками, где, конечно, переживать карантин легче.

Может быть эффект домино

Элвин Прада живёт в японском городе Кагосима. В голосовых сообщениях на «Фейсбуке» молодой человек рассказал «ВБ!», что сейчас у них введён режим карантина, который должен длиться до 30 апреля.

— Количество заражённых существенно растёт, — говорит наш японский респондент. — Я волнуюсь, что это окажет большое влияние на экономику страны, тут даже может быть «эффект домино»: пострадает не только экономика моей страны, но и вся мировая экономика.

Фото из личного архива Элвина Прада

Элвин живёт с родителями, по его словам, они стараются не выходить из дома.

— Мы соблюдаем самоизоляцию. Выходить может только один член семьи, и мы должны показывать полицейскому карантинный пропуск. Также в моём городе следят за соблюдением социального дистанцирования, всё размечено: у тебя могут быть проблемы, если ты не соблюдаешь его.

Кстати, в АГО с соблюдением дистанции полное непонимание среди жителей: в магазинах и аптеках сделали разметку на полу — красные полосы через полтора-два метра, но люди их не замечают. Давайте смотреть под ноги и соблюдать дистанцию!

Молились и запасались продуктами

Эзил Сатембре живёт на Филиппинах. Она говорит, что, когда стало известно о коронавирусе, кто-то из жителей запаниковал, а кто-то — нет. Сейчас в стране уже более 3,5 тысячи заболевших.

— Когда мы узнали о COVID-19, начали молиться и запасаться продуктами к карантину: покупали еду, шампунь, мыло и так далее, — рассказывает девушка. — Не все согласны с тем, что говорит правительство, но я понимаю, что это для нашей безопасности. Мы с семьёй остаёмся дома, моем руки и соблюдаем социальное дистанцирование, чтобы не заразиться.

Эзил говорит, что у них введён режим карантина: в течение месяца люди должны сидеть дома. Выходить можно по одному, и для этого нужно получить пропуск.

За слухи — штраф и тюрьма

Вероника живёт в египетской Хургаде. Начиная рассказ, она предупреждает, что город туристический, и ситуация может отличаться от страны в целом. Сейчас в Египте, по официальным данным, зарегистрировано около тысячи заболевших.

— Уже в начале марта моя соседка-египтянка, пожилая женщина, с опаской спрашивала: посещает ли мой ребёнок школу, использую ли я маски для выхода в магазин, спрей и другие способы предосторожности. СМИ активно говорили, что в Европе есть вирус, люди начали опасаться.

В Хургаде было много туристов из Китая, Италии и других стран, неблагоприятных по коронавирусу, — по словам Вероники, всех вывезли до конца марта, а работников турсферы закрыли на карантин прямо в отелях. Карантин здесь должен закончиться примерно 12–14 апреля. Большинство отелей сейчас не работает, некоторые сотрудники получили зарплату полностью, некоторые — частично. Работникам туристической сферы запрещено выезжать из города.

— Конечно, ситуация сейчас грустная, потому что город существует за счёт туристов, а их нет.

Поделилась Вероника интересным наблюдением:

— Не так давно общалась со знакомыми, которые сейчас сидят на карантине. Судя по разговору, живущие в отелях напуганы и считают, что, будучи отрезанными от внешнего мира, они защищены: все прошли тестирование, карантин уже заканчивается. А люди, которые не в отеле, опасны: их никто не тестировал, они могут заражать друг друга.

Со слухами и фейковыми новостями президент Египта Абдул-Фаттах Халил Ас-Сиси расправился просто.

— В начале марта он издал указ: за распространение ложной информации о коронавирусе будет наложен штраф, который в переводе на рубли составит два миллиона, — и пять лет тюрьмы. Соответственно, люди очень осторожно говорят об этом. Даже если кто-то что-то знает, например, о ситуации в госпитале, никто об этом не говорит.

Школы закрыли в середине марта, дети учатся удалённо.

— Карантин до 15 апреля, и, скорее всего, его ещё продлят. Не только я, но и другие мамы считают, что, возможно, до конца года будем учиться удалённо. Уроки проходят по «Вайберу», в «Зуме».

Ещё одна мера — комендантский час.

— После 7 вечера мы можем передвигаться только внутри своего микрорайона. Большинство магазинов работает до 5, потому что у продавцов должно быть время добраться до дома. А вот магазин рядом с моим домом работает до 23, потому что владелец живёт тут же. В пятницу и субботу работают только продуктовые магазины.

Такси принимают заявки до шести вечера.

— У меня был опыт: вызвала такси в 18.20, оказалось, «Убер» не работает. За 40 минут нужно было экстренно добраться до дома: мы бежали! Потому что по центральным улицам в семь вечера начинают курсировать полицейские машины: ловят тех, кто там ходит. Штраф составляет 4 тысячи фунтов (20 тысяч рублей).

В Хургаде, как и везде, людям рекомендуют обрабатывать всё дезинфицирующими средствами.

— Мы использовали уже четыре баллончика спрея с этанолом, потому что я обрабатываю все продукты, все упаковки, которые приношу из супермаркета. В нашем доме на входе повесили специальный спрей, которым люди обрабатывают руки, когда приходят с улицы. Такой же спрей висит в лифте: если люди боятся нажимать кнопки, они могут сначала обработать их.

Вероника говорит, что дезинфицирующие средства подорожали в два раза: раньше спрей стоил 10 фунтов (50 рублей), а теперь — 20. Расходятся они моментально — скупают упаковками, — так что в аптеках записывают телефоны покупателей, а когда появляется товар, звонят и приглашают прийти.

— У нас так же покупали туалетную бумагу, как в России, так же скупали крупы, макароны, воду… Люди боялись, что скажут всем сидеть на карантине, — здесь достаточно суровые штрафы.

Поделилась Вероника и опасениями.

— В Египте социальное расслоение сильно заметно. Есть те, кто живёт в Каире, в Александрии, в крупных городах на севере — они ближе к европейской культуре. Они владеют английским языком, слушают и читают новости — и они напуганы. Они понимают ответственность за своих детей, родителей, соблюдают правила. И есть люди из деревень: половина страны — это небольшие деревни. И самое страшное, на мой взгляд, — если вирус проберётся туда. Это большие семьи, это огромное количество ежедневных социальных контактов, это низкий уровень здравоохранения… Они будут болеть буквально деревнями, самоизолироваться будет очень тяжело. И эти люди из деревень через некоторое время могут принести вирус обратно в города: начнётся вторая волна.

Боязнь коронавируса изменила важную часть египетской культуры — традиционное приветствие.

— Это двойное касание щеками. А сейчас — я так смеялась, несколько раз уже видела — люди приветствуют друг друга локтями: подают сначала один, потом другой.

Закончила Вероника интересным выводом:

— В отличие от России, здесь уже стадия принятия: все понимают, что это не закончится завтра, и, возможно, 15 апреля не закончится. Люди меняют свои социальные привычки и продолжают жить. Мы нашли кучу дел, которыми можно заняться дома: учимся плести фенечки с ребёнком, рисуем, ходим играть в бадминтон. Очень жалко, что закрыли пляжи. Сейчас как раз начался сезон, хочется купаться каждый день, но пока нельзя.

Народ играет в гольф

Ольга Баснакьян, когда-то жительница Артёмовского, а сейчас — города Литл Рок штата Арканзас США, рассказала о реалиях американской действительности.

— Судя по информации от видеоблогеров из больших городов, например Нью-Йорка, там заразы больше и меры строже. Но масок не хватает везде. Тоже шьют сами. В медучреждениях быстренько разрабатывают инструкции, как шить и обеззараживать многоразовые. Наш штат — один из шести оставшихся, где нет тотального запрета выходить из дома без особой надобности, то есть люди могут работать. Но все, кто может, перешли, конечно, на «удалёнку» и работают, и учатся из дома. Поток машин в часы пик поубавился, но улицы не пусты, дети гуляют, катаются на велосипедах, народ играет в гольф, рыбачит, прогуливается в парках и занимается спортом, как и раньше.

Фото из личного архива Ольги Баснакьян

Однако меры предосторожности американцы соблюдают. Ольга рассказала, что, например, в сетевых магазинах на кассах установили стёкла, чтобы защитить кассиров, правда, делается это не везде. Да и сами граждане уважают и не нарушают личные границы:

— Всегда соблюдалось правило невхождения в личное пространство как привычная норма этикета между незнакомыми, а теперь люди стараются ещё больше увеличить дистанцию между собой в общественных местах. Рестораны посещаются меньше, увеличилась выдача еды из окна в машину и на вынос. Паники нет, есть здравые опасения и принятие необходимых мер безопасности. По несколько устаревшим официальным данным, в нашем штате Арканзас около 650 заболевших и 15 смертей при населении штата около 3 миллионов человек — цифры критическими не назовёшь. Вакцина в стадии разработок и апробации на животных.

***

Ну вот, такая получилась география с проекцией на коронавирус. Что из этого следует для артёмовцев? Наверное, в первую очередь, понимание реальности угрозы и важности соблюдения мер предосторожности. Наши респонденты из других стран делятся не только информацией, но и советами — давайте прислушаемся к ним. И пусть ни по кому не зазвонит колокол.