Истории

Королевы с островов Северного моря Жужжащая посылка с пчёлами из Германии прибыла на Буланаш

В минувший четверг в посёлок Буланаш доставили необычную посылку — жужжащую, в которой две матки приехали знакомиться с новыми семьями. Хозяин необычной посылки — пчеловод Геннадий Александрович Мадиев — рассказал о своём приобретении в соцсети «ВКонтакте» так: «Получил племенных маток из Германии. Карника Тройзек 07 островного спаривания от Рауша. Цена счастья — 18400 рублей. Я уже заказывал маток в 2017 году: тройзек 07 и пешец. При тестировании тройзек 07 и её дочки f1 показали себя превосходно, а потому — снова тройзек 07, но от разных материнок». Конечно, стало любопытно, как доставляли необычную посылку? Как одна пчёлка обзаводится семьёй? Геннадий Александрович с удовольствием открыл «ВБ!» некоторые тайны пчеловодства.

Королевское турне до Буланаша

Доставить необычную посылку оказалось не так просто.

— Маток из Германии я получил из рук проводника на вокзале в Екатеринбурге, — рассказал Геннадий Мадиев. — Их сначала вёз посредник автомобильным транспортом до Москвы, а затем они были отправлены почтово-багажным поездом. Таким способом многие пчеловоды получают племенных маток из-за рубежа. Отправляют ещё почтой, но этот способ менее надёжен — для дорогих маток инструментального осеменения или островного спаривания стоимостью по 100 евро это неприемлемо. При транспортировке нужно следить, чтобы они не перегрелись, а иначе матка может стать стерильной или вообще погибнуть, а потому кондиционирование в автомобиле по такой жаре обязательно. Приобретённые мною матки — породы карника линии «Тройзек 07» островного спаривания. Это значит, что их вывозили для брачных вылетов на острова в Северном море, где находятся изолированные пункты облёта с пчёлами исключительно породы карника, а значит, туда не могут попасть трутни (самцы) других пород и, таким образом, испортить чистоту породы. Весь этот процесс дорогой и трудозатратный, потому матки такие дорогие. В России таких изолированных облётных пунктов, к сожалению, нет.

Фото предоставил Геннадий Мадиев

Пчелы-иностранки обрели семью

Пчелиные королевы прибыли на новое место, однако, не сразу обзавелись семьёй и свитой. Для того, чтобы их приняли, пчеловоду нужно соблюдать особые условия.

— Как привез посылку, сразу же подсадил в подсадочных клеточках в заранее подготовленные семьи, — продолжает Геннадий Александрович. — Эти семьи более 10 дней до этого были лишены своих маток, они осиротели и у них нет яиц или личинок рабочих пчёл, из которых они могли бы вывести своих маток. Дело в том, что пчёлы хотят сделать своей королевой родную сестрёнку, которую бы они выкормили и вырастили с момента выхода маленькой личинки из яйца.

Они в большинстве случаев убьют чужую матку, если у них есть возможность сделать королевой родную кровинушку. А потому семья для подсадки племенной матки готовится заранее.

Так вот, в такую семью, у которой уже не осталось никаких больше шансов, кроме как принять чужую матку, мы и подсаживаем её. И то она сидит в клеточке ещё пару дней без возможности выйти. Но чтобы пчёлы могли пройти к ней, общаться с ней, кормить её и разносить её феромоны по улью, оставляется узенький проход, куда матка с более широкой грудью не может пролезть. Потом, когда по поведению пчёл видно, что матка принята, она выпускается. У меня получилось всё отлично, матки приняты, свита их кормит, и они уже откладывают яйца.

30 пчелосемей на медосборе

Опыт подсадки пчёл у Геннадия Мадиева не первый. Он тоже выводит своих маток — дочек от племенных маток. Это, как он называет, матки карника F1 получаются. Опытные пчеловоды считают, что по своим свойствам выведенные им матки даже лучше чистопородных, но, как и в растениеводстве, начиная с F2 (второе потомство), качество маток и работоспособность пчелосемей резко снижается.

Геннадий Мадиев пчеловод-любитель. Учился сам: читал книги и смотрел на YouTube ролики других опытных пчеловодов, читал на форумах, советовался. Перед тем как заняться пчеловодством три года только читал, смотрел, изучал.

Фото предоставил Геннадий Мадиев

А теперь к нему приезжают для общения и обмена опытом пчеловоды с других территорий. В минувшие выходные, например, приезжал пчеловод из Пышминского района, Андрей Иванович Степанов.

— Я ему подарил старую племенную матку карника пешец 2017 года, тоже привезённую из Германии, — продолжает мой собеседник. — Пчеловоды часто делятся друг с другом племенным материалом. Мне та старая матка уже не нужна — а он мечтал о пешец, ему она пригодится.

У Геннадия Александровича сейчас на медосборе работают 30 пчелиных семей. Все пчелосемьи живут на Буланаше, но иногда выезжают на «курорт».

— Есть у меня точка в лесу, где чистый воздух, чистая земля. Некоторым покупателям мёда это особенно важно.

Занимается Геннадий Мадиев пчёлами один. Справляется.

— Не просто приходится летом, — говорит он. — Сейчас самая жаркая пора в пчеловодстве — много работы, а потому часто приходится вставать в 4 утра, спишь по 4-5 часов. Но благодарность покупателей мёда — лучшая награда за труд. Если люди приходят за мёдом по второму разу, значит, сезон прошёл не зря.

И майский мёд, и падевый…

Признаюсь, за несколько минут разговора с Геннадием Александровичем узнала о пчелах и мёде больше, чем за всю жизнь. Например, мне было любопытно: какой мёд собирают его пчёлы, рождённые от иностранных маток? Какой вообще мёд можно собрать в посёлке Буланаш?

— Здесь почти у всех пчеловодов разнотравье, — поясняет Геннадий Мадиев. — Иван-чай, донник, пустырник, клевер, осот полевой и розовый, лопух, малина и другие. В этом году в начале июля ещё был сильный взяток с липы — в мёде будет немного липового оттенка.

Других сортов нет — просто получается разделить разнотравье на светлое и темное, в разные периоды с разных медоносов мёд разный получается. Ещё в этом году был майский мёд из-за ранней и тёплой весны, но его было немного, и он почти сразу закончился.

А ещё, как мне рассказал собеседник, в прошлые годы пчёлы в лесу приносили тёмный падевый мёд — с сока растений и деревьев. Вы представляете себе такой мёд? Эх, попробовать бы…

— Но в этом году, похоже, его не таскали — хватало нектара с цветов, — поясняет Геннадий Александрович. — Падевый — это значит так: порой в солнечную погоду капли сока падают с листьев деревьев, словно дождь, потому и прозвали падь — падает. У нас это редкое явление. Можно лишь увидеть, как, например, листья липы блестят на солнце, словно облитые сиропом. В основном падь из-за тли, которая прокалывает клеточку растения, и оттуда под давлением выходит капелька сока, которую тля фильтрует. Тлю пасут муравьи, но пчёлы тоже не прочь полакомиться, если нектара нет. Падь менее сладкая, чем мёд, без цветочного аромата, но она очень полезна благодаря высокой минерализации.

К слову, мёд от семей пчёл-иностранок ничем не отличается от мёда других пород, той же среднерусской, например. Нектар, как рассказал мой собеседник, собран с тех же медоносов и снабжён пчёлами теми же ферментами, чтобы расщепить сахар на фруктозу и глюкозу и придать мёду антибактериальные свойства.

— А пчёл породы карника я выбрал из-за их миролюбия — пасека внутри посёлка, и я не хотел, чтобы соседи и прохожие испытывали неудобства из-за ужаливаний.

Заметно, что Геннадий Александрович по-хорошему влюблён в своих питомцев. Он рассказывает о них и их работе подробно, интересно. И замечает:

— И жизни не хватит, чтобы узнать о пчелах всё! Мне даже гораздо более опытные пчеловоды признаются порой, что постоянно узнают о пчёлах что-то новое. И мне интересно узнавать.

Пасека, на которой обитают пчёлы-королевы с островов Северного моря — в посёлке Буланаш-1/2, Больничная, д. 17. Кому нужен мёд, приезжайте в любое время.