Истории

«Заяц, ты можешь обогнать» Александр Гладких — о роли традиций, личного опыта и интуиции в работе тренера

Фото из личного архива А.Н. Гладких
Есть между поколениями нашей страны такая связь, благодаря которой надёжных людей, энтузиастов своего дела, кто живёт по совести, на чьих плечах многое держится, в России всегда будет в достатке. Нет интереса расшифровывать природу этого чуда, но есть смысл в наше время пиара рассказывать о тех, кто настоящий. Как, например, тренер лыжной базы «Снежинка» Александр Никифорович Гладких.

Как из «нуба» сделать спортсмена

Он прекрасный педагог и отдаёт всего себя профессии, даже в тяжёлые 90-е не погнался за зарплатой, а, как настоящий патриот, продолжил работать (практически на безвозмездной основе) на базе, когда в старом здании не было ни отопления, ни света — так отзывается директор «Снежинки» Дмитрий Сухарев о своём коллеге:

— Александр Никифорович настоящий тренер, профессионал своего дела: сам мастер спорта по биатлону и воспитал более 15 кандидатов в мастера спорта, многократных чемпионов области, членов сборной России. Сейчас его воспитанник Дмитрий Халматов отбирается в сборную страны по биатлону… Всегда подготовленные трассы тоже его заслуга — проходит их на снегоходе и утром, и вечером, и в минус 30, и в снегопад.

Своих детей, тоже тренеров, кандидатов в мастера спорта, Александр Гладких научил ответственности перед детьми, серьёзному, с полной отдачей, подходу к своему делу: от подготовки лыж до правильного подхода к ребёнку — это уже слова сына, Антона Гладких.

Фото из личного архива А.Н. Гладких

Тренер всегда находит нужные слова, помогает вырабатывать дисциплину, стать хорошим человеком, превратиться из «нуба» в спортсмена — так говорят о педагоге Е. Горбунова, А. Зайцева, К. Николайско и другие его воспитанники, которые пришли в понедельник на тренировку. Если со словами «заяц, ты можешь обогнать ту, ту и ту» тренер обратится на соревнованиях к Аэлите, то спортсменке ничего не остаётся, как выполнить поручение. Отзовётся с коллегами о Константине, что тот «не перестаёт удивлять», — и покровский мальчишка за полгода по результатам догоняет старших ребят. Потолкует с Евгенией — и та проявляет характер на лыжной гонке.

Поговорить, пошутить, построжить

Вообще, говорит Александр Никифорович, это главная тренерская радость, когда в глазах учеников есть настрой, отклик, желание развиваться:

— Даже когда маленький ребёнок приходит: если начинаешь ему говорить, подсказывать, он задумается, делает, и у него начинает получаться с каждым разом всё лучше, тогда и утром на работу охота идти. Мы же с тренерами общаемся, замечаем: смотри-смотри, а ручку-то сюда, и палочку-то правильно начал держать. Скажем, дочь у меня занималась: в классе 6-м она раза 2-3 подтягивалась — поручил ей, чтобы за лето научилась подтягиваться 10 раз. Лето прошло, и я забыл. А она мне 1 сентября: ну что, папа, пошли — и 10 раз подтянулась. Для меня такая ответственность со стороны ученика — это основное, что радует в работе.

Бывает, у ребёнка начинает что-то получаться, но из-за успеваемости его перестают отпускать на тренировки. Или кто-то забрасывает занятия, огорчается тренер:

— Но просыпаешься утром, солнышко светит, думаешь, сейчас на тренировку придут те-то и те-то, мне с ними проблемы те и те надо решить — в этом и видишь смысл. Скажем, были у меня ребята из первого набора — братья Сваловы. Дома, так я понял, они всё время ссылались на мои слова, так их мама не обижалась, что они от меня чему-то учатся. И я скажу — да, тренер это как отец родной. Что-то расскажет, подскажет. Потому и себя надо всегда в тонусе держать, чтобы личный пример подавать. И понимать ребёнка: у каждого свой характер, да даже быт дома у всех разный. Потому с кем-то поговоришь, с кем-то пошутишь, с кем-то построже — очень надо тоненько с этим, в такой форме работать лучше, так доступней детям.

Фото из личного архива А.Н. Гладких

Тренировочная база и нюансы

Непосредственно на тренировках Александр Никифорович тоже находит индивидуальный подход к каждому спортсмену:

— Все бегают по-разному. Увидишь кого-нибудь, что делает не так, технику сильно не меняешь, если удобнее так ехать, — подгоняем только большие ошибки. Это раньше в классическом беге был строгий канон, а сейчас коньковый ход, и у многих спортсменов, даже по телевидению видишь, свои специфические движения, своеобразный ход… Сейчас вообще столько обновлений в биатлонном спорте — лыжероллеры, движения коньковые, технология тренировок — всё обновляется из года в год, требует изучения.

У каждого специалиста, продолжил собеседник, есть база в тренировочном процессе, но «каждый со временем что-то от себя придумывает, находит нюансы».

— Скажем, я уделяю много внимания общефизической подготовке. Некоторые родители спрашивают, почему так много общих тренировок, а я им объясняю: а за счёт чего вы побежите? толкаться-то вы чем будете? Биатлон это вид спорта функциональный, тут работают все группы мышц. Вот сейчас у нас построили базу — со снарядами для физподготовки, трассой, стрельбищем, освещением — нам этого и не снилось, это громаднейший шаг вперёд. И дети поддерживают форму — занимаются на снарядах. А с другой стороны, интуиция тренерская, свои наработки, опыт свой и других (мы же ездим по соревнованиям, общаемся) — важнее.

Всё для базы, всё для детей

Обучаться тренерским премудростям Александр Никифорович начал ещё с юности, когда начал заниматься в «Локомотиве» у В. И. Олькова, потом перешёл к мастеру спорта Н. П. Рогалёву, который произвёл на начинающего спортсмена не менее яркое впечатление:

— Закалённый, спортивный, бегал с нами соревнования, проходил длительные тренировки, организовывал спортивные сборы в пионерском лагере. Если заработает какие-то деньги на судействе — пойдёт, мази купит импортной дорогой, всё для базы, всё для детей. Тогда пластиковые лыжи чуть ли не три зарплаты стоили: родители мне скопили какие-то деньги, но их не хватало на покупку, и Николай Петрович на свои зарплатные деньги помог купить мне лыжи. Такое отношение и в тебе самом что-то меняет.

После школы, когда на первенстве области артёмовцы показали хорошие результаты, их призвали в армию:

— Два года тренировались в СКА-17, ездили на соревнования. У нас там были свои знаменитые тренеры… Ещё во время армейских соревнований мы общались и с Игорем Петровичем Свистельниковым. Он на базе радиозавода построил стрельбище, начал развивать биатлон, ему нужны были подготовленные кадры. И я перешёл сюда. При Игоре Петровиче бегал за «Зенит» — выполнил с ним мастера спорта. И тренером цель стать у меня тоже была. Со мной даже многие ребята занимались более перспективные, сильные, но на тренерском поприще у них не пошло. А у меня что-то получалось.

Фото из личного архива А.Н. Гладких

А здесь-то кто будет работать?

Так и началось, вспоминает мастер: обучил первую группу, вторую — по окончании школы талантливые ребята идут в училище олимпийского резерва:

— В своё время меня в училище Михаил Викторович Шишилов звал работать (мы раньше с ним бегали на сборах, он как старший товарищ мне очень помог, подсказывал многое). Но я остался дома — сказал: а здесь-то кто будет работать? Так, если разобраться, все большие спортсмены — они из деревни, их-то надо кому-нибудь воспитывать. Так что в 90-м заочно закончил техникум физической культуры — там тоже были легендарные тренера, очень интересно было новые знания и навыки сразу применять на практике, на тренировках. Ещё хороший опыт получаешь из общения на соревнованиях. Скажем, когда раньше в городе биатлон был, сюда приезжали команды из Белоруссии, очень грамотные ребята, жили тут. Тоже много интересного чего подсказали… Вспоминаю, какие у нас в то время были результаты по биатлону, и надеюсь, что и сегодня продолжим держать планку.