Как вернуться из бесконечности

Так кто всё же виноват в случившемся с Ярославом Бабушкиным?
Фото: кадр из видеозаписи волонтёрской организации «Сова»
Какие только СМИ уже не высказались на эту тему: печатная пресса и самые различные электронные ресурсы местного и областного уровня с волнением следят за тем, как в Артёмовском волонтёры спасают несчастного пациента от суровой местной медицины. Поскольку волнующихся и спасителей оказалось более чем достаточно, мы решили не торопиться и чуть доскональнее разобраться в том, что вообще случилось.

Сходил в баню…

Итак, главный герой и пострадавший в этой истории Ярослав Бабушкин живёт в общежитии по ул. Свободы. Живёт спокойно, судя по всему, никаких неудобств соседям не доставляя. Выпивает, но не шумит, не скандалит. Семьи нет — во всяком случае, в общаге он обитает один. Говорят, была мама, но потом она умерла. Говорят, раньше он жил в Екатеринбурге, но потом переехал сюда, очевидно, продав квартиру, чтобы расплатиться с долгами. В общем, живёт Ярослав незаметно. Вернее — жил, пока… не сходил в баню.

Ярослав её посетил в начале августа. И в общественной бане получил термический ожог: пострадали руки, ступни, некоторые другие части тела. Скорее всего, случилось это, потому что мужчина был нетрезв, с алкоголем он дружит сильно.

Поначалу Ярослав особого беспокойства от ожогов не чувствовал. Однако лечить-то их, обратиться к врачам всё равно было нужно. Но — нет. В итоге раны загноились, в том числе потому, что очень уж неподобающими были условия, в которых он существовал. Забили тревогу и вызвали скорую соседи, когда заметили, что раны начали источать характерный запах. 21 августа больного забрали в больницу, где лечили и через 10 дней выписали.

«Данный пациент был госпитализирован 21.08.2023 в хирургическое отделение Артёмовской ЦРБ с диагнозом „Инфицированный термический ожог“. До 31.08.2023 он проходил лечение. 31.08.23 выписан в удовлетворительном состоянии на амбулаторный этап лечения», — прокомментировали «ВБ!» этот этап лечения Ярослава Бабушкина медики.

И всё вроде бы было в порядке, соседи даже рассказывали, что мужчина появлялся на кухне, там что-то готовил, читал книжку. Ну, а дальше случилось нечто странное.

Упал и не вставал три дня

«Выписали, и вроде всё шло хорошо, но человек в комнате упал и не вставал три дня. Его сковало, как в предынсультном состоянии. Он не мог двигаться, пить, есть, ходил под себя и начал просто выть. Соседи забили тревогу, вскрыли дверь, начали его отпаивать, вызвали скорую. Его забрали и через три часа вернули — точно в таком же состоянии», — рассказала порталу Е1 директор волонтёрской организации Валентина Шехирева.

К волонтёрам «Совы», кстати, тоже обратились соседи Ярослава, увидевшие, как сотрудники больницы привезли его обратно. «3 сентября мужчина вновь был доставлен в стационар Артёмовской ЦРБ, хотя показаний для этого не было: анализы в норме, раны чистые. Пациент был весь в насекомых, голодный, чистой одежды нет. Его обработали, обследовали, отвезли домой на машине СМП», — так описывают медики второе появление Ярослава в приёмнике АЦРБ.

Но соседей быстрое возращение больного возмутило: они считали, что из больницы пациент должен вернуться как минимум на своих ногах. Ярослава же принесли на покрывале и, по их словам, он больше был похож на овощ, чем на выздоравливающего гражданина, во всяком случае никак не реагировал на происходящее. Что делать с таким соседом, было совершенно непонятно. Да и правда: одно дело — зайти когда-то, подать воды, купить продуктов, но они ж не могут за ним ухаживать постоянно, лечить его, делать перевязки… Понятно, что, если бы у Ярослава были родные, всё было бы по-другому, но, как уже сказано, вокруг него никаких близких не наблюдалось.

И тут за дело взялись волонтёры. Не в том смысле, что стали ухаживать, — это для небольшого отряда «Совы» всё же сложная задача. Они просто стали звонить во все колокола: заставили снова приехать «скорую» и снова увезти Ярослава в больницу, сообщили о случившемся во все СМИ, с которыми нашли контакт. Понятно, что средства массовой информации вслед за волонтёрами сразу же во всём обвинили представителей местной медицины: не захотели лечить, выбросили из больницы и оставили умирать заживо гниющего человека…

И разве что журналисты ТАУ отнеслись к информации очень осторожно, проанализировав ситуацию и предложив всем задуматься: кто на самом деле виноват, «может, сам человек, который ничего не сделал, чтобы выбраться из синей ямы»?

Александр Бастрыкин под впечатлением

Сегодня по интернету гуляет множество разных видео: волонтёры посоветовали активным соседям снимать все события на телефон и сами делали то же. Так что можно увидеть, как пациента приносят, как осматривают, как обрабатывают и т. д. Если честно, ничего «такого» в поведении медработников вроде бы и нет, но утверждать не будем: может, хамство и непрофессионализм людей в белых халатах, о которых опять же сообщают волонтёры в некоторых СМИ, остались за кадром.

В настоящий момент Ярослав снова госпитализирован. Состояние его удовлетворительное, но находится пациент в палате интенсивной терапии — под пристальным оком волонтёров медики, думается, относятся к нему с особым вниманием. Домой больше не отправляют, понимая, что «в жилище антисанитария и нет воды» и никакого должного ухода за ним точно не будет. А здесь его моют, поят, кормят, заживляют его ожоги.

Ничего о диагнозах не говорят: врачебная же тайна. И потому о том, что стало причиной такого срыва организма их пациента, можно только догадываться. Хотя об этом ещё впереди.

Но в любом случае сейчас предстоит разбирательство. Артёмовская прокуратура заинтересовалась публикацией по этому поводу на портале Е1, а руководитель СК всея Руси Александр Бастрыкин тоже под впечатлением от публикаций взял на контроль расследование обстоятельств дела. Так что негуманные медики, объясняющие, что они своё-то дело сделали, как положено, а дальше судьбой Ярослава должны заниматься совсем другие службы, будут, возможно, наказаны.

Как вернуться из бесконечности?

Совсем другие службы — это социальные. Именно им теперь, как мы все понимаем, выпала доля заниматься судьбой Ярослава Бабушкина. Специалист КЦСОН уже встретилась с пациентом в больнице. Впечатление — тягостное.

— Специалист вышел к нему, — рассказывает Наталья Сильченко, директор комплексного центра, — пообщался, насколько это возможно, насколько удалось установить коммуникацию, поскольку человек сейчас с невнятной речью, очень сложно вообще было его разобрать.

На вопросы отвечал сложно, сказал: «Пил и пить буду. Ничего от вас не хочу».

Документов у него нет. Как он пояснил: в первый раз когда он был в больнице, он был с документами. Сейчас их нет, почему — пояснить не смог. Единственное сказал, что из Екатеринбурга к нему приехал мужчина, который привёз ему алкоголь, он его употребил и после этого у него — бесконечность.

То есть это, чтобы читатели понимали, — между двумя периодами. После первого лечения Ярослав вернулся домой на своих ногах и чувствовал, как уже было сказано, себя неплохо, но тут ему захотелось выпить…

— Это был первый контакт, мы с ним познакомились, ранее о нём никаких сигналов не поступало, к нам за помощью не обращался, — поясняет Наталья Алексеевна. — Сейчас пока вообще непонятно, какая с нашей стороны будет помощь ему оказана. Это, конечно, не наша категория — гражданин трудоспособного возраста, группы инвалидности он не имеет. Если будут у него показания медицинские для установления группы инвалидности, то мы, конечно, окажем помощь в содействии установления группы. А сейчас поможем только в восстановлении документов.

Однако, по словам специалиста, сам Ярослав намерен прийти в норму и вернуться к прежней жизни — в общежитие, на работу (он сказал, что работает в сетевом магазине). Но вот завязать со своей нездоровой привычкой гражданин Бабушкин, как мы поняли, не обещал. А потому соседям, волонтёрам и медикам нужно быть начеку…

Вот интересно, сам-то Ярослав понимает, что в другой раз из бесконечности он может и не вернуться?

Рекомендуем

Новости партнёров

Новости партнёров

Уральский Левша, создатель чуда

Миниатюры мастера — гимн труду и недрам земли

Кто сварит кашу для малышей?

27 февраля в АКТП решали именно эту артёмовскую проблему

Зима уходит…

«Это опасно в любом возрасте»

Врач рассказал, к каким болезням приводит употребление наркотиков

Посыпать или не посыпать?

Артёмовские дороги — глазами пешеходов, инспекторов и коммунальщиков

«Я обещал»

Артёмовские волонтёры — о сложном, простом и трогательном в работе «за ленточкой»

История снимка на фоне яблони

Участник полка «Красные Орлы» Пётр Редькин с супругой

Возвышенная поэзия художника Крылова

Наследие мастера — в пейзажах, натюрмортах, портретах

Крепкое древо с пышной кроной

Это родословная семьи Рахимовых-Галиуллиных

Самый живой, мастеровитый и вот такой семьянин

Артёмовцы простились с воином СВО Денисом Сергеевичем Карташовым

«Нам есть кого защищать»

Сергей Юдин о правде, смыслах и ценностях, которые отстаивает на поле боя

Что делать со стихийной парковкой?

О том, что за безопасность на дороге отвечают все участники движения

Чёрно-белое окно. Время расцвета садоводства

Селекцией картофеля занимались… школьники

Комиссия прояснила многое

Но её инициаторы, похоже, ничего и слышать не хотят

В горе́ работали, никого не боялись…

Не угаснут имена шахтёров, погибших в неравном поединке

Адрес материнской помощи

Если бы не этот комитет, как сложилась бы судьба многих военнослужащих?

Настоящий кузнец, отец, друг и защитник

В Красногвардейском отдали воинские почести воину СВО Владимиру Блинову