«И все там понимают, что такое жизнь»

Иерей Николай Файзулин — о морально-нравственных уроках с передовой
Солдатом может быть любой, пришёл к выводу отец Николай, а воином не каждый. Потому что воин поступает по-евангельски по принципу «положи душу свою за други своя»
Фото предоставил настоятель храма Георгия Победоносца иерей Николай Файзулин
«Душа вечная, но, когда совершаешь чин отпевания, печалишься о людях, которые отошли в мир иной. Не хочу, чтобы погибали люди. Это страшно, — сказал по возвращении из второй командировки на Донбасс иерей Николай Файзулин. — Нынешнее общество мало понимает, что там происходит. Там в прямом смысле идёт противостояние света и тьмы, воины спецоперации воюют не из ненависти к противнику, а за духовно-нравственные ценности. И мы должны объединиться и работать, как наши прародители в Великую Отечественную. Надо там быть, чтобы понимать, как ободряет письмо с родины, где тебя ждут, где о тебе переживают. Я призываю артёмовцев приходить в храм, ставить свечки не только за себя, но и за тех, кто сегодня на фронте. Потому что искренняя молитва родных, да и всех земляков здесь, на Урале, спасёт воинов там, на передовой». Эти слова отца Николая — не отвлечённые умозрения, а уроки, извлечённые из пережитого на фронте, — потрясений, печалей, радостей, а также увиденных историй реальных людей.

Не стреляет, но разделяет тяготы

Уже десять лет мироновский священник совместно с прихожанами восстанавливает храм Георгия Победоносца на селе. Эту традицию он продолжил и на фронте, устроив за время служения несколько полевых храмов — Георгиевский, святителя Николая (его позже пришлось демонтировать), в честь иконы Божией Матери «Взбранная Воевода», в честь иконы Божией Матери Песчанской. И, конечно, главной задачей для батюшки там стало духовное окормление воинов:

— Священнику важно быть честным с Богом, с самим собой, перед людьми. Не получится сказать «Ну, ребятки, с Богом!» вдалеке от линии боевого соприкосновения. Священник не стреляет из автомата, но он должен разделять тяготы солдатской жизни, быть духовным примером.

Благословение будет для всех!

Порой православные батюшки, мусульманские муфтии, представители других конфессий в зоне спецоперации проводят службы плечом к плечу — у священника на одном из видео запечатлён именно такой момент. Но бывало, что иерею приходилось разъяснять смысл благословения:

— Был случай под Горловкой, когда местный священник говорит после бесед с солдатами, чтобы на время молебна иноверцы отошли в сторонку. А я им: вернитесь все на место! Они: мы мусульмане. Я: ну и что, что ты мусульманин, а ты буддист, вы что, по разным окопам, что ли, сидите? Молебен, кропление святой водой и благословение будет для всех, потому что мы в одном окопе, плечом к плечу, одну грязь месим.

Воином может стать не каждый

По личной практике отец Николай знает — там, где священники долго работают с личным составом, помогают командирам духовно поддерживать бойцов, там меньше раненых и убитых.

— Когда приезжаешь в действующую воинскую часть, которая на линии боевого столкновения, и видишь, что солдаты, с которыми работал, живые, знаете, как душа радуется! А вот с этими ребятами (показывает на телефоне фото молодых бойцов — авт.) мы работали в начале лета — сейчас их уже нет.

Когда стоял на передовой с военнослужащим, мне в голову пришла мысль, что солдатом может быть любой, а воином не каждый. Потому что воин поступает по-евангельски — «положит душу свою за други своя». Воины полагают души свои с 2014-го, спасая нас, зная, чему они противостоят. Кто прошёл мясорубку Мариуполя, Артёмовска, Соледара, понимают, что такое навязываемые Западом ценности. И они готовы защищать свои духовно-нравственные ценности.

Без преувеличения герои там все

Воины противостоят и прямому истреблению народа.

— На моей памяти погибали детишки. В центр Донецка прилетает 6 ракет — загорается автобус, и заживо сгорают семь человек, выйти не смогли и бабушка с внучкой, а у девочки мама в госпитале, а папа на передовой… 8 марта ехали папа с сыном, прилетает ракета, они погибают — на восьмой день рождения сына… Как-то встречались с медиками, а потом узнал, что один из них погиб: они ехали на машине с Петровского района, увидели, что человек выходит на дорогу и кровью хлещет — остановились, начали оказывать помощь. Противник с коптера увидел и пустил ракету… Бьют целенаправленно по гражданским, по тем, кто наводит порядок в городе: строителям, женщинам в жилетках, которые с вёдрами, мётлами убирают последствия обстрелов. Донбасс это многострадальная земля, и без преувеличения герои там все — что защитники Отечества, что жители.

Молитва может сотворить чудо

На прошлой неделе иерею Николаю Файзулину позвонили с тревожной новостью про нашего земляка (родные бойца оповещены об этом факте):

— Его ранил снайпер. Раненого не смогли вытянуть, дотянуть до позиции, и сейчас судьба воина неизвестна. Что в этой ситуации делать? Собраться всем на молитву, чтобы Господь управил. Молитва реально может сотворить чудо — и снаряд мимо солдата будет пролетать, и враг не найдёт его и не полонит его… Был такой момент, когда солдата не прошил осколок — спасла икона, которую благословлял. Случается, что крест останавливает снайперскую пулю с сердечником стальным, а икона Божией Матери останавливает кумулятивные снаряды.

УАЗик работает, как лошадочка

Впрочем, поддержка простым человеческим словом, а также гуманитарная помощь бойцам спецоперации тоже очень нужна. Скажем, «буханку», которую подготовили для фронта артёмовцы, батюшка передал подразделению «Шторм-Z»:

— Там дороги на передке разбитые напрочь, и этот УАЗик работает там, как лошадочка. Очень много добрых дел на нём было сделано, и теперь машина продолжает работать — сейчас ищу к ней запчасти. Фронту нужны котлы, портативные газовые горелки (не коптят, меньше выдают позиции, безопаснее, чем свечи). В условиях кассетных обстрелов нужны амуниция, броня хорошая. Сети маскировочные нужны. Очень мотивирует воина весточка с малой родины, да даже искреннее слово от человека из другого края. Мы как-то ездили по солдатам, проводили концерты с участием Андрея Гурова, других артистов и раздавали письма. И когда видишь, как воин читает письмо, порой не слышит песню, а вникает в искренние слова незнакомого ребёнка, это дорогого стоит. У меня самого висел над кроватью рисунок от дочери, нарисованный совместно с младшим сыном, — не передать словами, какие чувства он вызывает.

О чём заботится воин

С особенным чувством отец Николай говорит о каждом воине, которого встретил на своём пути:

— Вспоминается «Муслим», который помогал мне в обустройстве одного храма. Он получил серьёзное ранение, пулю в голову, но остался в строю и делает добрые дела. Поражает его искренняя вера. Или добровольцы с позывными «Паштет» и «Форд» — у них дети, внуки есть, но они готовы жертвовать своей жизнью. У «Паштета» приезжал сын на год младше моего, а он просится перевести его к артиллеристам. Я ему: «Паштет», не суетись, каждому подвигу своё время». А сам смотрю на него и вижу величие души его. А в Сватовском направлении сталкивался с человеком, который вырос без родителей, у него нет дома, а он думает о том, кому он может помочь деньгами, если его убьют, спрашивает: может, в фонд какой-нибудь передать? Вот о чём заботится этот воин… Война это постоянное соприкосновение со смертью. И все там понимают, что такое жизнь.