Архив
9 июня 2011 в 10:46

Что за умопомрачение?

Уже несколько лет на воротах этого стадиона висит замок, на территории «Машиностроителя» появились железные гаражи, возле него всегда дежурит с десяток такси, а в спорткорпусе открылся мебельный магазин. Умопомрачение, да и только.

В этом году, казалось, разум восторжествовал: суд постановил вернуть «Машиностроитель» в собственность муниципалитета. А на днях в одной из местных газет появилось объявление: вход на стадион снова платный. Мы решили проверить, как всё на самом деле, и вечером отправились на любимый когда-то стадион, где с нами приключился презабавный случай.

У ворот висела угрожающая табличка: вход на стадион 10 рублей. У входа – сторожевая собака не на привязи. Всё равно идём на территорию.

Реклама

— Проходите, проходите! Мы хороших людей пропускаем! – это охранник откуда-то из закутка приветствует случайных посетителей. На такое гостеприимство мы и не рассчитывали, да и за остальных оскорбились:

— А нехороших не пропускаете?

Тут уже оскорбился охранник:

— Ну, тогда с вас по десять рублей!

Дядечка очень скромного телосложения, зато с двумя кобурами, в одной из которых, видимо, травматический пистолет, шустро двинулся из своего закутка в нашу сторону, размахивая той самой газетой с платным объявлением, и заявил – с совершенно ирреальным чувством уверенности:

— Я вам сейчас документ покажу!

Объяснять, что газета никакой не документ, мы ему не стали — это ж надо со школьной программы начинать, но предупредили, что в силу фиолетового восприятия написанного мы пройдём на стадион и будем бегать, прыгать и всячески способствовать своему здоровью. И, кстати, спросили: а лицензия на охранную деятельность имеется и разрешение на ношение оружия, и зачем ему две кобуры? Дядечка начал угасать: и лицензия-де имеется, и разрешение якобы есть – вот только удостоверение показать отказался:

— Я что, каждому удостоверение показывать буду?

Вот именно – каждому, кому представился охранником. Между прочим, вооружённым. Или в кобуре и пистолет ненастоящий – стреляющий розовыми шариками? Кстати, это уже вопрос к лицензионно-разрешительной системе: если наш герой – охранник, а не просто сторож, то должен представлять охранное предприятие, он же заявил, что сам по себе охранник – на хозяина работает, значит, лицензию на охранную деятельность иметь не может, а если он псевдоохранник, то почему вооружён?

Если вы давно не были на стадионе – не ходите туда, расстроитесь. Зрелище печальное. Футбольное поле, без всякого сомнения, — уже бывшее: на нём железные гаражи, куча мусора, поле заросло сорняками. Небольшую его часть то ли скосили, то ли притоптали — юные футболисты гоняют впятером мяч (похоже, у псевдоохранника сегодня было хорошее настроение, до определённого момента). Беговая дорожка местами превратилась в тропинку, по её обочинам – брёвна штабелями. Это, тоже бывшие, тополя. Помните, они росли по периметру стадиона? Особенно красиво было в мае. На их месте бурьян из зарослей. На спортивной площадке разруха: железные турники заржавели, на лестнице вроде шведской стенки кто-то умудрился изогнуть прутья, как будто специально ломали. Забор давно не белен, скамейки – не крашены. Ну, это уже роскошь, а кажется вполне естественным желанием.

Такого забвения этот объект социального назначения не знал прежде. Знал стадион в самом центре города период бурного строительства, когда его возводили работники Артёмовского машиностроительного завода своими силами. Знал период расцвета, когда стадион централизованно посещали школьники, между предприятиями устраивались соревнования, проходили городские мероприятия, даже выставку собак припоминаю – это когда активную работу вёл клуб собаководов. «Машиностроитель» и в будни, и в выходные видел людей. Приходили семьями – позаниматься на тренажёрах, просто погулять; собирались по интересам – мяч попинать, пробежать несколько кругов по беговой дорожке. А сколько поколений выросло на этом стадионе, на катке, который заливали каждую зиму! Даже перестройка со своей разрухой и безденежьем не сказалась на стадионе так, как последние годы его жизни.

Продажа стадиона в частные руки была, конечно, несусветной глупостью находившихся тогда у власти городских руководителей, преступлением против каждого артёмовца. Наверное, чиновники за него всё же ответят, ведь за преступления рано или поздно приходится отвечать. А стадиона как объекта социального назначения, призванного воспитывать здоровых граждан, больше не стало. Дети могли посещать стадион за плату и только на уроках физкультуры. Другим посторонним вход оказался воспрещённым. Вот как теперь.

Реклама

Так о каком спортивном воспитании говорит российский президент, если в отдельно взятом городе Артёмовском творится это умопомрачение?

И когда он только будет наш?

С таким вопросом по поводу стадиона «Машиностроитель» мы обратились в городскую администрацию.

Заведующая юридическим отделом И.А. Ланцева сказала, что главное на сегодняшний день сделано – администрация выиграла суды у предпринимателя Ширманова. Теперь дело КУМИ – принять объект в муниципальную собственность.

В комитете по управлению муниципальным имуществом специалист В.А. Юсупова подтвердила это: да, стадион будет принят в собственность АГО, но только после 25 июня. А пока документы находятся в регистрационной палате. В общем, как только, так сразу.

Мы объяснили, что стадион, которому через пару недель предстоит стать муниципальным, всё больше напоминает руины, какие оставляли, как можно судить по кадрам старой кинохроники, немецкие войска при отступлении перед натиском Красной Армии в западных областях СССР. Нам пообещали проверить ситуацию. Причём оперативно. Посмотрим, что удастся спасти.

Стадион мой, что хочу, то и делаю!

Мы поинтересовались у председателя спорткомитета Сергея Павловича Лапина, что он думает по поводу платного входа на стадион и планируют ли спортсмены проводить мероприятия на «Машиностроителе»? Вот что он ответил.

-Я вчера разговаривал с директором стадиона, он говорит: «Стадион мой, что хочу там, то и делаю. Захочу по 10 рублей вход сделаю, захочу — по 20». Он вступает в наследство.

— Почему — директор стадиона? Как известно, ИП Ширманов купил здание, но не землю. Так значит, спорткомитет никаких мероприятий на стадионе не планирует?

— Пока нет. Ширманов предложил провести день физкультурника на стадионе, но надо смотреть, в каком состоянии стадион, там ведь кочки.

— Он в ужасном состоянии.

— Ну вот, а как там можно проводить День физкультурника, если стадион в ужасном состоянии? Пока ничего конкретного сказать не могу — я работаю второй день, не знаю ещё, за что хвататься.

Позиция председателя спорткомитета, мягко говоря, удивляет: ничего такого в произволе предпринимателя, выходит, нет. Пока так считают чиновники, разного рода ширмановы будут закрывать перед нашим носом двери общедоступных объектов.

Любовь Шмурыгина, Анатолий Корелин