Архив
23 июня 2011 в 10:43

Три сыночка и лапочка дочка

Теперь Даша — домашняя девочка. Мама, папа, три брата, бабушка, собачка, своя комната, компьютер — мир ребенка, живущего в семье, но для Даши это особый, новый мир. Всего третий месяц она — домашний ребенок.

Людмила Юрьевна Самкова работает воспитателем на старших группах в буланашской школе-интернате. Даже подростки в большинстве своем зовут ее мамой, не боясь, что кто-то сочтет это младенчеством, ведь каждому нужна своя мама, с кем можно делиться секретами, кто встанет на защиту, даст совет, просто приласкает. Для Людмилы Юрьевны это естественно — своих детишек трое. Самому старшему уже 22 года, того и гляди внуков подарит. Среднему — восемнадцать, а младшему, Максиму, скоро десять. Людмила не скрывает, что всегда хотела, чтобы в семье появилась девочка. Вот она и появилась.

— Дашу привезли в интернат чуть больше года назад, — рассказывает Людмила Юрьевна. — Таких маленьких детей к нам редко переводят. Ей только восемь исполнилось, да еще она по телосложению хрупкая. Мы, все сотрудники, конечно, приходили с новыми ребятами знакомиться. Получилось так, что Даша сама меня выбрала: подошла, прижалась, потом стала к нам на этаж часто ходить, на колени забиралась, стала мамой называть. Она очень ласковая. Дома я созвала свой домашний совет, а через несколько дней Даша впервые пришла к нам в дом. Раз привели, два привели, она начала мужа моего папой называть. Решили, что пора забрать ребенка.

Первое время, пока в семье Самковых собирали документы по передаче ребенка в семью, на Дашу оформили временную опеку. Она могла в любое время с разрешения руководства интерната пойти вместе с новой мамой домой, но все же большую часть времени приходилось проводить в интернате.

Реклама

— Для нас это время ожидания, когда все документы будут готовы, тоже было мучительным, — вспоминает Людмила Юрьевна. — Я не всегда могла быть рядом с ней, и ее, бывало, обижали. Потом она болела, а мне снова приходилось собирать те справки, которые за время ее болезни уже устарели. Мне кажется, что долго получилось.

Людмила Юрьевна рассказывает о том, как проходила «притирка», о том, как собирались документы, о настроениях в семье. Младшие, Даша и Максим, как два ласковых котенка, по очереди отвоевывали мамины коленки. Причем со стороны Максима никакой ревности: если Даша забралась на колени, он голову на плечо маме приклонит.

— У вас еще мозоли дети не натерли? — спрашиваю с улыбкой.

— Да нет, дети так и должны расти, — отвечает уверенно.

Даша в силу возраста прекрасно помнит о своей прежней семье. Рассказывает, что есть у нее и сестра старшая, и брат, и племянник. Живут в Красногвардейском. Сестра, у которой есть своя семья, Дашу взять под опеку отказалась, объяснив, что не позволяет финансовое положение и нет жилья.

— А про маму и папу расскажешь?

— Вот они, — недоуменно смотрит на меня девочка. — Вот мама, а папа на работе…

Людмила Юрьевна тихонько поправляет: родители у Даши умерли. Она их мамой-папой и не называла, все по именам.

— А я замуж не пойду, — огорошивает девочка вдруг. — Я с мамой всегда буду жить. Так решила.

Для ребенка, едва окончившего первый класс, решение серьезное. Мама и Максим молча улыбаются. Даша действительно пока от мамы оторваться не может.

— Вот пойдет во второй класс в обычную школу, появятся подружки, — мечтает Людмила, — появятся новые интересы, и уже будет не так за юбку цепляться. А Максим на год старше будет учиться, будет приглядывать.

Максим уже сейчас взял на себя роль старшего брата. В компьютер, например, научил Дашу играть, привлекает к своим мальчишеским играм. Хотя первое время мальчику было и на что обидеться.

Реклама

— Пока Даша была на временной опеке, ей приходилось возвращаться в интернат, — вспоминает Людмила. — Каждый раз нелегко было. Было и такое, что Даша просила Максима вместо себя отдать в интернат. Максим тоже ревновал. Но я ему все объяснила. У Даши первое время было много интернатовских привычек: вещи бросала, бумажки под подушку засовывала, по диванам и кроватям нравилось прыгать… Сейчас характер меняется.

В таких случаях подключается отделение сопровождения опекаемых (ул. Чайкиной, 24). С семьей, например, работал психолог, а в клубе при отделении, где собираются родители с опекаемыми детьми, дали хорошие советы. Сегодня брат и сестра живут без ссор, стараются помогать по дому, в огороде.

— Я пол подметаю, пыль вытираю, траву научилась дергать, — делится новыми впечатлениями Даша.

— А недавно она нас всех удивила, — дополняет мама. — Пришла и гордо так говорит: «Я в дровянике прибралась». Мы потом даже не поверили своим глазам — и сложила дрова аккуратно, и подмела. Сама, никто не говорил. Просто пошла и сделала, чтобы нам было приятно.

Родители тоже своих ребятишек балуют. Пока мы с Людмилой Юрьевной разговаривали, Даша провела перед нами дефиле с обновками: новой детской коляской, пупсом с вязанным мамой гардеробчиком, сотовым телефоном… Максим показывать свои игрушки не стал, ограничился перечислением.

Брат с сестрой тут же отстранили от рассказа о семье маму, притащили собаку, которая, как оказалось, едва ли не главный член семьи, потому как в доме имеет собственное место и даже диван. Потом младшие в семье Самковых пригласили посмотреть садик при доме. Правда, до огородика дошла только Даша, которая, как настоящая хозяйка, обратила внимание на цветущую клубнику, на шикарные плети огурцов и… на бабочку-боярышницу.

Что еще нужно ребенку? Заботливые и любящие мама и папа, братья рядом, бабушка… и даже огородик, где, что ни шаг, — открытие! Даша посадила бабочку на ладошку, дунула: мол, лети! Улыбнулась легко, без грусти в глазах. Теперь не о чем грустить. Мама ведь рядом.

Наталья Шарова