Архив
9 марта 2012 в 9:54

Светлана Шарапова: «Важно оставить след в душе»

Ну что за работа такая странная — инспектор по пропаганде? Нет, сама по себе работа очень даже серьёзная, ответственная и нужная. Но ведь трудиться приходится практически в мужском коллективе, где и дымом сигаретным пахнет, и крепкие словечки наверняка проскакивают.

При этом надо готовить различные детские конкурсы, ходить в детсады и школы, где тебя ждут самые доверчивые и объективные слушатели на свете. И самое главное — чтобы они тебя услышали, поверили тебе.

В Госавтоинспекции Светлана Шарапова работает 4,5 года. Но сначала были педучилище №1 в Екатеринбурге — учитель начальных классов, потом екатеринбургский педуниверситет — специалист по социальной работе. А затем…

— Проработав десять лет в школе, я вдруг почувствовала, что чего-то не хватает, захотелось ещё где-то себя попробовать. Узнала, что в ГИБДД нужен пропагандист. И решилась.

Реклама

Так Светлана Шарапова стала инспектором по пропаганде в Госавтоинспекции Артёмовского района.

— Я всегда думала, что правила дорожного движения — это тема скучная, однако необходимая каждому человеку. И мне всегда хотелось что-то поменять, чтоб люди прочувствовали, чтобы каждый человек понимал: правила дорожного движения он соблюдает, в первую очередь, для себя. Если водители хотя бы книжечку выучили, сдавая на права, то пешеходы, в основном взрослые, в большинстве своём правил, к сожалению, не знают. Их в детстве научили, а правила-то устарели, ситуация на дороге изменилась, автомобилей стало больше…

Поэтому, выезжая на происшествия, в рейды, проводя акции и собрания, старший лейтенант полиции Шарапова, общаясь со взрослыми людьми, пожилыми мужчинами и женщинами, часто задумывается: как их научить всему новому? Ведь нередко в ответ  на замечания инспекторов они начинают проявлять агрессию.

— А почему? Мы же должны быть культурными людьми. Соблюдение правил дорожного движения — элементарная вещь, такая же, как умыться, одеться и т.д. Родители, воспитывая детей, сами должны быть в этом примером. Знаете, недавно был случай: пожилой мужчина хотел перейти улицу, где запрещено, меня увидел — а я стояла в форме — и пошёл по пешеходному переходу. Подошёл к остановке, я говорю: «Спасибо, что беспокоитесь за свою безопасность». А в ответ: «Знаешь, я сейчас развернусь и пойду там, где хотел, мне всё равно, и ты мне ничего не рассказывай!» Я ведь ему ничего плохого не сказала…

Зачастую, когда мы останавливаем людей, в ответ — только агрессия. А с пожилыми людьми вообще трудно разговаривать. Я стараюсь убеждать, что это надо им, а мы всего лишь помогаем. У нас как: если люди видят инспектора, тогда правила соблюдают, а когда нас рядом нет, нарушают и нарушают. Причём, когда случается дорожно-транспортное происшествие, зовут на помощь нас, хотят, чтоб мы наказали виновника.

Идя в детсад или в школу с очередной беседой, инспектор по пропаганде всегда пытается что-то интересное придумать, иначе дети слушать не будут- конкурсы, презентации и т.д.

— Например, ребятам в 56-й школе предложили снимать видеосюжеты по безопасности, и они — два мальчика-оператора и две девочки-журналистки — с удовольствием согласились в этом деле поучаствовать. Несмотря на то, что скоро экзамены — 9-й класс.

— Наверное, большинство детей участвует во многих ваших мероприятиях, как говорится, из-под палки?

— Многим детям самим нравится с нами работать. Конечно, изначально подталкивают взрослые, тем более что, думаю, всё зависит от руководителя. Правда, из 12-ти отрядов ЮИД, которые у нас созданы, кто-то работает просто для галочки. Ведь по сути — это дополнительная нагрузка на педагогов, которую никто не оплачивает.

Различных указаний и распоряжений в ГИБДД сверху присылают множество, и порой инспектор, сидя перед ворохом бумаг, чувствует: всё надоело, пора «идти в люди». И идёт…

— Для меня всегда была важна «живая» работа. На каждом месте, кем бы ты ни был — дворником, журналистом, учителем, доктором, инспектором ГИБДД, — надо быть ответственным и инициативным человеком. К этому и надо стремиться.

Бывают минуты, когда инспектор по пропаганде Светлана Шарапова сама себе задаёт вопрос: сколько ещё сможет проработать? Хочется ли ей этим заниматься?

Реклама

— Всё-таки что-то вас ещё держит здесь?

— 29 февраля в двенадцатой школе проходило собрание: показывали фильм, рассказывали о последнем трагическом происшествии с пятью погибшими. Актовый зал был полон — такого давно не было. Выступая, я находила такие глаза, которые меня видят, сочувствуют… А на следующий день на улице со мной поздоровалась совершенно незнакомая женщина. И тут я вспомнила, что вчера видела её на собрании в 12-й школе. Значит, какой-то след в её душе я оставила…

Наверное, не каждый может изо дня в день, из года в год заботиться о безопасности других людей. Даже — не каждый инспектор по пропаганде. Поэтому пропагандист по безопасности — это не профессия, это веление души.

Андрей Лавренюк