Архив
22 августа 2013 в 9:57

«Будешь платить, пока не уйдёшь!»

Именно этой целью — завладеть садовым участком — задались соседи пожилой женщины ещё двадцать лет назад. О «войне» из-за садового участка мы уже писали в декабре 2011 года. Имена, конечно же, мы изменили — только так женщина согласилась рассказать продолжение истории.

Напомним, Таисия Павловна 47 лет учила детей русскому языку и литературе. Судьба особо не жаловала: на мизерную зарплату одна воспитывала двух дочерей, поэтому на купленный участок были большие надежды. Сад рядом с домом, да ещё и оплата в рассрочку.

— Бывшая хозяйка из-за соседей, видимо, продала участок. Я бы так не смогла — продавать с такими проблемами. В общем, я стала ходить, начала садить, разбирать завалы, приводить сад в порядок — она несколько лет там садила немного картошки, и соседи решили этот участок присвоить, рассчитывали, что она сад бросит, а соседи, супруги Михаил и Тамара, его заберут. Я за сад рассчиталась, никуда не собиралась уходить, до 12 часов ночи копалась.

Пока Таисия Павловна разбирала завалы, соседи придумывали, как выжить женщину с понравившегося участка. Чего только не придумали, каких только гадостей не сделали ей за прошедшие 20 лет. Как рассказывает сама женщина, ей и жуков колорадских подкидывали, и растения опрыскивали отравой, и овощи выдёргивали, и все стекла на теплице выбили, и угрожали, и оскорбляли, и даже избивали за то, что она берёт воду из колодца со своего участка. Кстати, с заявлением о побоях женщина обращалась в правоохранительные органы, дело дошло до суда и решение вынесли в её пользу. Но…

Реклама

— Соседи подали кассационную жалобу в область, там решение Артёмовского суда оставили в силе. Тогда они пошли дальше — в президиум. Вот туда, как позже мне рассказывали знакомые, соседи по участку машинами возили подарки, в итоге приговор Михаилу отменили и меня заставили платить им ещё деньги, — говорит моя собеседница. — Я ничего не могу сделать, потому что они родственники бывшего председателя суда. Физически тоже не могу им противостоять. Я никогда не думала, что такое может быть, всегда считала, что с человеком можно договориться, а тут — в глаза говорят одно, а делают…

Несмотря на все старания пенсионерки, в саду у неё толком ничего не растёт.

— Никакого урожая! В этом году Михаил у меня опять всё опрыскал. Я его не застала, но, например, утром десятого августа я пришла в сад, картошка зелёная, хорошая сидит, а вечером она вся пожелтела. Я видела, как он у меня всю теплицу раздолбил — стекло разбито, в этом году я даже садить ничего не стала в теплице — бесполезно, они что хотят, то и делают, сейчас даже меня перестали стесняться. Недавно Тамара заявила мне: «Ты убирай теплицу-то, она у тебя вся сгнила!». Я ей говорю, что теплица на моём участке, а она мне: «Это не твой участок — это хоздвор!».

За это время немало слёз было пролито, сколько денег выброшено на ветер, но Таисия Павловна не собирается бросать участок.

Я этот участок купила, а теперь даже продать не могу — там такие проблемы: соседи колодец забрали, ходят по участку. Мне пришлось адвоката нанимать, но за работу ему тоже платить надо. Замкнутый круг. Все эти годы я ходила в церковь, мне больше ничего не оставалось.

Тем временем супруги упорно стараются избавиться от соседки самыми разными способами.

— Они начали говорить, что я ворую. Я в грунт посадила помидоры — теплицу-то разбили. Помидоров было много. Я пришла в сад рано, всё собрала. Михаил приехал, увидел у меня помидоры и в этот же день у соседа половины помидоров не стало, а он всем стал говорить, что я не садила, а помидоры есть. Всех садоводов они объезжали, рассказывали такие вещи. За всю свою жизнь я не одной копейки чужой не присвоила, а тут такое!

Как говорит Таисия Павловна, всё-таки есть высшие силы — так сказать, закон бумеранга. В этом году сад Тамары и Михаила обокрали несколько раз. Но и здесь соседи-недоброжелатели не растерялись: придумали обвинить в своих бедах соседку.

— Там двухметровый забор! Мне 70 лет, как я через него перелезу?!

Я даже и не знала, что к ним залезли, а тут утром, я только проснулась — девяти не было, позвонили в домофон и говорят: «Открывайте, полиция!» Я подумала, может, к кому-то пришли, открыла. Оказалось — ко мне! Зашли три человека, никаких корочек, ничего не показали и спрашивают:

— Вы вчера в саду были?

— Была.

Реклама

— Покажите ваши сапоги и одежду.

Я перепугалась, у меня даже руки затряслись. Спрашиваю у них, что я сделала? Они ничего не отвечают, разговаривают со мной, как с преступницей! Тогда я сказала, что сейчас позвоню адвокату. Только тогда двое ушли, остался один, начал со мной нормально разговаривать. Он объяснил, что соседи написали на меня заявление!

После этого у соседей пропал лук.

— Я пришла в сад, посмотрела на её участок и подумала, чего это она лук только полгрядки убрала. Потом приходит ко мне опять участковый и спрашивает меня, почему я у соседки лук вырвала! Опять на меня заявление написали, сказали, что я ещё и в теплицу залезла! Я посадила себе две грядки лука, куда мне больше? Я ничего не брала! Как так можно обвинить человека?

В районе, в котором живёт Таисия Павловна, следит за порядком участковый Андрей Леонидович Борисов, правда, временно. Этим делом сам он не занимался, но знает, о чём речь.

— Я читал материал. Супруги утверждают, что соседка у них в саду повредила кустарники, теплицу, саженцы, счётчики. Кто это всё сделал, пока не установлено, дело не возбуждено. В данный момент устанавливается ущерб. Сама женщина оценивает причинённый ущерб в 5500 рублей, предоставила закупочную цену саженцев. Но как мы можем судить о закупочной цене саженцев? Может, она их семечками садила. Счётчики тоже лет 15 назад устанавливали, как можно судить о стоимости?

В прошлом году садовые участки начали приватизировать, а Таисия Павловна опять осталась в стороне.

— Когда я покупала участок, даже документов не было, у меня только расписка на руках осталась о том, что я отдала деньги предыдущей хозяйке, но она не заверена. Сейчас расписку надо отправить в Екатеринбург на экспертизу для подтверждения подлинности, на это тоже деньги нужны. В БТИ есть индивидуальные планы участков, а суд даже не принял во внимание эти данные. Тамара подаёт в суд, мне опять присудили платить, а она мне кричит: «Будешь платить, пока не уйдёшь и не оставишь сад!»…

Такая вот некрасивая, неприятная история. Конечно, нельзя определённо назвать в ней плохих и хороших героев — наверное, всё не так однозначно в действительности. Можно, конечно, взывать к моральным законам: и по-соседски жить надо бы по-другому, и старость уважать, и в конце концов за каждый свой плохой поступок рано или поздно придётся держать ответ. Но спор здесь материальный, так что вряд ли спорщики решат его по совести. Так что вся надежда на суд и его беспристрастность.

Светлана Андреева