Архив
11 апреля 2014 в 8:17

Радиозавод ждут перемены? Ситуацию на ЕРЗ контролируют областная прокуратура и Правительство области

Бывшим работникам ОАО «Егоршинский радиозавод» начнут выплачивать задолженность по заработной плате с мая 2014 года. Специально для открытого диалога в Артёмовский приехали представители Правительства Свердловской области и областной прокуратуры.

На коленях

Мы не будем снова вспоминать о былой славе Егоршинского радиозавода — о том, какое предприятие мы потеряли в конце прошлого века, большинство артёмовцев знают, помнят. Какую роль эта потеря сыграла в социально-экономическом развитии города, тоже всем ясно.

Мы снова — о судьбах людей, тех самых, которые любимому заводу отдали годы, десятилетия жизни, которые до последнего терпели, потому что верили: ЕРЗ всё равно встанет с колен.

Однако подняться с колен радиозаводу было то ли не суждено, то ли процесс этот оказался очень уж длительным и тяжёлым.

Реклама

По сути, проблемы у работников завода начались задолго до волны сокращений — месяцами у людей не было работы. Зарплаты, соответственно, не было тоже. Те времена радиозаводчане сравнивают с послевоенными.

— Если бы вы это видели, подумали бы, что 46-й год на дворе, — говорит Геннадий Иванович Никонов, бывший работник ЕРЗ. — Были времена, когда мы 11 месяцев подряд деньги не получали. Женщины выходили с завода с бидончиками: например, пюре и пять котлеток. Покупали, потому что на заводе выдавали талончики в счёт зарплаты. Приходят домой и объясняют детям: вот, всем по одной котлетке, а папке оставьте две. Так вот питались. Сейчас и этого не дают. Мы все круги ада прошли: были у Баринова, Холманских, президенту написали — всё передают в прокуратуру, и на этом встали.

Вспоминают люди и о махинациях с премиями — невеликие деньги, но и без них тяжело приходилось.

— В 2001 году премии разделили пополам, — вспоминает Любовь Николаевна Сыромятникова. — Первое время часть платили по корешкам, часть по ведомостям, а потом вообще не стали по ведомостям платить — скрывали от налоговой. Так мы и не получили их. В то время у меня было 3600 рублей — для меня это большие деньги.

Иногда, когда завод не получал подряд, рабочих отправляли работать в теплицы.

— Так мы зелень и хлеб с собой из дома брали, огурцы не разрешали, там потому что растут, — говорит женщина. — Нарежем, добавим немного маслица или ложку майонеза, перемешаем на всех — весь наш обед.

Весенние пикеты

Разговор с Геннадием Ивановичем и Любовью Николаевной состоялся на площади Советов. Там бывшие работники Егоршинского радиозавода, напротив здания администрации АГО, проводили одиночные пикеты с требованием выплатить задолженность по заработной плате. Геннадий Николаевич — третьего апреля, Любовь Николаевна — четвёртого.

Как вы помните, в конце марта несколько радиозаводчан уже устраивали подобные же пикеты у здания завода. Тогда протестующих пригласили к руководству и частично выплатили им деньги.

Геннадию Ивановичу Никонову завод должен 180 тысяч рублей. Любови Николаевне Сыромятниковой — 38 тысяч рублей.

…Идёт мокрый снег, по площади свищет холодный ветер. Любовь Ивановна на вопросы отвечает с трудом, сдерживая слёзы, дрожащим от обиды голосом.

— Я больше сорока лет отработала, чтобы заработать эти деньги, которые мне до сих пор не дают. Никто сегодня не вышел, никто. Четырём руководителям завода предприятие должно 31 миллион рублей, а нам, на 720 человек — 24 миллиона! — говорит она. — В октябре будет три года, как нас сократили. Вот сейчас продали завод, этих денег как раз хватит на 720 человек, пусть выплачивают! А то опять выплатят директорам, а мы останемся…

Геннадий Иванович подключается к разговору неожиданно. Он пришёл, чтобы поддержать бывшую коллегу. Обращаю внимание на забинтованную руку.

Реклама

— Что случилось? Неужели последствия голодовки? — интересуюсь.

— Нет, — смеётся. — Не повезло, случайно так получилось.

Я спрашиваю, как вчера прошёл пикет:

— Я стоял с десяти утра до трёх дня. Достоял до того, что из колодца рядом вылез бомж, подходит ко мне и говорит: «Вот ты столько лет проработал и теперь стоишь здесь, голодаешь». Открывает сумку, показывает бутылку водки, палку колбасы и продолжает: «А я не работаю, но сейчас выпью, поем и лягу спать». Я, конечно, не хочу жить в теплотрассе, как он, но даже бомж надо мной посмеялся. Обидно.

Мы не рабы

Очередная волна протеста связана, как это ни странно, с очередными надеждами. Люди стали выходить с требованием отдать им заработанные деньги, получив известие о продаже завода.

— Нам говорили, потерпите до продажи завода, — говорит Геннадий Иванович. — Продали завод, и что? Пока я стоял, за день из полиции три раза подъезжали. Все заместители главы вышли, увели погреться в здание, уговаривали отказаться от голодовки, смеются — мол, машина рядом стоит. Так у меня сахарный диабет, в машине писуар, вода и таблетки! Говорят, якобы Мальцев сейчас купил завод, у него карантин до мая, а в мае будет выплачивать. Но думаю, это одни только обещания. В ноябре 2013 года нам выплачивали по 10% заработной платы, а тем, кто работает на заводе, по 70 тысяч выплатили — тогда взяли кредит полтора миллиарда рублей. Мы посчитали, если всем по 10% выплатили, получается три миллиона рублей, а остальные деньги где? Написали в прокуратуру, нам ответили: было нерациональное использование. Восемь раз на директора заводили уголовное дело, последнее вообще прекратили из-за истечения срока давности! Спокойно всё делается. Заместитель прокурора сам нам говорил, что мы эти деньги можем не увидеть. Ну не может ведь такого быть! Я, что, в рабстве был? Нет, у меня договор был заключён с предприятием, а они мне деньги не платили. А затем сократили, даже выходного пособия не дали!

Есть что сообщить

А теперь о тех событиях, которые, собственно, стали итогом всех небольших и достаточно мирных акций протеста, которые прошли в течение двух последних недель. Радиозаводчан услышала власть. И пригласила на встречу. Возможно, это произошло потому, что наконец-то ей, власти, было что сказать отчаявшимся сотрудникам ЕРЗ.

Итак, в минувший понедельник в администрации АГО состоялось собрание с участием заместителя министра промышленности Свердловской области, областной прокуратуры руководителями АГО, прокуратуры, ФСБ, полиции, руководства завода. Ну и, разумеется, с участием радиозаводчан.

О том, что сегодня происходит на заводе, рассказал Вячеслав Яковлевич Тюменцев, заместитель министра промышленности Правительства Свердловской области.

— На завод пришёл новый собственник, все банкротные процедуры завершены. Завод приобретён по конечной цене — она гораздо ниже, чем было предъявлено на первых лотах (40 лотов прошло с начала этой процедуры). Сумма, конечно, не покрывает расходов по зарплате. Совместно с администрацией, с новым руководством мы планируем сохранить вид деятельности, который был раньше, новое юридическое лицо так и называется «Егоршинский радиозавод». Была получена вся документация с помощью Правительства Свердловской области на ведение деятельности, сейчас деятельность начата, на заводе работает 99 человек. Более того, мы ведём к тому, чтобы заказы на заводе были не только сегодня, но и завтра. Уже получено предварительное согласие на то, чтобы наши оборонпредприятия не бросали завод, а помогали. Предварительные переговоры с новым собственником проведены, будут выплачены собственные средства акционера на покрытие долгов. На сегодняшний день долг 24 миллиона 120 тысяч рублей — это перед работниками. Я не учитываю топ-менеджеров, только работников. Хочу отметить, что собственник мог отказаться от выплаты долгов, юридически мы заставить его не можем — это не его долги, но, учитывая, что Правительство Свердловской области ему помогает, собственник тоже идёт навстречу.

По словам исполнительного директора ОАО «ЕРЗ» Ф.В. Дробышева, с марта 2010 года сменилось три арбитражных управляющих. Основной задачей до продажи завода было сохранить имущественный комплекс в целостности. Торги на сегодняшний день состоялись. По закону подписание договора будет 20 апреля. После этого в течение десяти дней собственник переведёт указанную сумму на расчётный счёт предприятия.

— Далее распределение будет происходить в соответствии с законодательством, — говорит Фёдор Васильевич. — Мы представляем справки в прокуратуру о движении денежных средств каждые две недели. Все денежные средства, поступающие в настоящий момент на счёт предприятия, списываются на погашение задолженности по зарплате, потому что это вторая очередь, других расходов мы не можем делать — у нас один расчётный счёт.

Про гарантии

Ситуация по невыплате зарплаты на контроле в прокуратуре стоит с 2011 года.

— Ей уделено особое внимание — очень много вопросов, в том числе по руководящему составу, как бывшему, так и нынешнему, — говорит Светлана Сергеевна Сухих, прокурор отдела по надзору и соблюдению федерального законодательства прав и свобод граждан прокуратуры Сверловской области. — Насколько мне известно, городской прокуратурой были предприняты попытки в защиту ваших прав, подготовлен ряд исковых заявлений по невыплате зарплаты. Моментами погашение долгов в 2013 году было, некоторая сумма поступала на счета ЕРЗ, которая в том числе была направлена на погашение задолженности.

По словам Ивана Витальевича Соплина, заместителя прокурора Артёмовской прокуратуры, ситуация с Егоршинским радиозаводом отслеживается с самого начала. Были обращения и от рабочих — по каждому сообщению прокурорские работники выезжали на предприятие с проверкой, составляли иски в суд. Однако в соответствии с судебными решениями суммы были признаны малозначительными — эти решения обжаловались, но остались без изменений.

— Организована дополнительная проверка по деятельности ОАО «ЕРЗ», особенно о сдаче имущества в аренду: сколько получено денежных средств, куда они направлялись и была ли реальная возможность гасить задолженность по зарплате, — говорит Светлана Сергеевна Сухих. — Будут проанализированы все уголовно-процессуальные решения, принятые в рамках проверок, для того чтобы проанализировать, есть ли у нас основания для проведения дополнительных проверок, в том числе в отношении лиц, которые были во главе предприятия.

На сегодняшний день покупатель имущественного комплекса ОАО «ЕРЗ» Александр Эллевич Мальцев предоставил прокуратуре гарантийное письмо, в рамках которого завод берёт на себя обязательства по погашению долгов по заработной плате.

— Прокуратура Свердловской области будет отслеживать денежные операции, — говорит Светлана Сергеевна.

Всерьёз и без лукавства

А люди требуют письменных гарантий, они не верят тому, что им говорят. И это понятно. Четыре года руководители вообще не отвечали им на вопросы — об этом бывшие работники ЕРЗ рассказали на совещании.

— Какая бумага ни была бы подписана, она не будет юридическим документом, — возражает им Вячеслав Яковлевич. — Мы преследуем две основные цели: чтобы вы получили зарплату и завод дальше успешно работал. Нам надо репутацию завода не подорвать и выполнить обязательства пред вами. Мы сформируем график погашения задолженности. Деньги будут платиться всем в рамках закона. Необходимо создать общественное образование, куда бы вошли представители нового собственника, прокуратуры, администрации. Чтобы это формирование вас информировало, как обстоят дела. Да, новый собственник не обязан платить эти деньги. Но я вам гарантирую, что новый собственник от этих обещаний не отступится, а мы будем контролировать. Мы новому собственнику серьёзно помогаем, потому что встать на ноги, когда предприятие столько лет не работало, очень тяжело. Есть и репутационные риски, сегодня предприятия с большим трудом идут на сотрудничество, приходится доказывать, что ЕРЗ — надёжный партнёр. Новый собственник зашёл на это предприятие надолго и всерьёз. Я думаю, что не в его интересах начинать свою деятельность с лукавства.

В соответствии с законом о банкротстве предусмотрена очерёдность погашения долгов.

Первая очередь — это банки. Бывшие работники ОАО «ЕРЗ» — кредиторы второй очереди. Если на счёт предприятия поступят денежные средства, сначала будут гасить кредиты, а сумма, оставшаяся от первой очереди, будет распределена между кредиторами второй очереди.

Ещё выяснилось, что 10% от суммы задолженности в 2013 году получили не все, разобраться с этим вопросом обещал Фёдор Дробышев. Он, кстати, упомянул о помощи, которую по возможности предоставляли людям, обратившимся с заявлением. Тогда ему был задан вопрос:

— Это надо заболеть или умереть, чтобы мне выплатили заработанные деньги? Если у меня нет проблем со здоровьем, я могу ещё лет десять подождать? — с горечью спрашивает одна из работниц ЕРЗ.

— Я вам говорю, что по факту выплачивались, — отвечает он. — Живите и будьте здоровы, но тем, кто обращался, мы выкраивали и платили.

Возникли вопросы по поводу графика погашения задолженности: где его можно посмотреть? Конкретного ответа не последовало — за один день всё не решается. Однако представители области обещали, что график будет составлен в течение апреля. Светлана Сергеевна объяснила работникам, что они имеют право владеть информацией по процедуре банкротства, так как являются кредиторами второй очереди. Вопросы нужно задавать конкурсному управляющему, а за непредставление информации он несёт ответственность.

Из зала заседаний люди вышли, сомневаясь и надеясь. На счёт предприятия должны перевести семь миллионов рублей, а это почти треть долга перед рабочими. А ещё на совещании заместитель министра промышленности обмолвился о том, что Егоршинскому радиозаводу поступит заказ без малого на 200 миллионов. А это значит: завод будет работать, а долги уменьшатся. Хорошо бы.

Светлана Андреева