Архив
21 января 2015 в 9:28

Страна вечно голодных кошек Из уральской непогоды в жаркую пустыню

Этой ночью заметно похолодало. Но об уральской осени больше не думалось: спустя шесть часов полета мы стояли в аэропорту Хургады, а за дверью была Африка.

Однако ощутить бледным телом египетское солнце было не так-то просто. После прилёта пассажиры нескольких рейсов буквально набились в душное помещение с целью приобретения виз и прохождения паспортного контроля. Виза оплачивается сразу по прилету и стоит она 25 долларов США. Кстати, в Египте везде и с удовольствием берут банкноты с изображением американских президентов. Очередь жужжит сотнями голосов и двигается крайне медленно. Вдоль очереди бегает служащий аэропорта и предлагает за 15 долларов на человека пройти паспортный контроль без очереди (эти поборы некоторые называют восточной самобытностью, но мне кажется, что все-таки это поборы). Мы выстояли очередь и, сэкономив 30 долларов, вышли на улицу, где уже ждал туристический автобус.

Первое, что бросилось в глаза — невероятная скудость окружающего пейзажа. Этот самый пейзаж рисуют два цвета — желтый и голубой. Причём оба цвета не насыщенные, а какие-то болезненные. В этих цветах выполнено абсолютно все — дома, магазины, мечети. Даже пальмы, древесина которых на жаре превратилась в некое подобие камня, какие-то серо-желтые. Немного разбавляют цветовой дефицит лишь оранжевые машины такси, снующие по городу. Дорога до отеля была очередным уколом безысходности: на десяток строений два-три представляют собой либо развалины, либо долгострои. На перекрестках организованы блокпосты с автоматчиками, везде кучи какого-то бесформенного мусора. Кстати, мусор вывозят в пустыню и бросают там. Как говорят местные, «пустыня большая, и песок все заберёт». К сожалению, в этом мы с арабами очень похожи…

Мы добрались до отеля, который по-арабски назывался El Samaka, а по-русски просто «рыбка». Администратор заселил нас в небольшой домик-бунгало, окна которого выходили на непривычные для этих мест зеленые заросли. Мы не могли поверить, что буквально через двести метров, совсем рядом, сказочное Красное море кусает твердый материк. Однако египетская безысходность не покидала нас и в номере. Последний был похож на склеп. Бывает, приезжаешь куда-нибудь, и место кажется тебе невероятно своим и приятным. Это не про наш отель. Свет стен был тусклым, с кондиционера капала вода, а номер оказался местом паломничества насекомых-аборигенов. Огромные муравьи больно кусали все более-менее мягкие части тела, а жуки (совсем не похожие на скарабеев) нагло ходили по комнате и шевелили усами, смотря нам прямо в глаза.

Реклама

Отдельного «восхищения» заслуживает кухня. Определенно, ничего из того, что предлагали в отеле, есть было практически невозможно. Колбаса из животных, видимо, умерших от старости, холодное голубиное мясо, непонятные по составу и ужасные на вкус напитки — вот главные пункты нашего меню. Если к этому прибавить ещё и плохо помытую посуду, то аппетит совсем пропадает. Однако мы особенно не расстраивались и питались в многочисленных ресторанах за территорией отеля. Ах, какие же там морепродукты! Креветки, лобстеры, кальмары и рыба на гриле! Сейчас вот перечисляя это всё, практически ощущаю запах свежеприготовленных даров моря. Кстати, цены по сравнению с нашими намного ниже.

Вообще, отель и всё, что было в нём, нас особенно не интересовало, ведь мы решили провести выходные с пользой и по максимуму посетить всевозможные экскурсионные места. Первым в списке развлечений было катание на квадроциклах по пустыне с посещением деревни бедуинов. Это мероприятие по-аристократически позиционировалось, как пустынное сафари. В Египте всё и всегда очень долго. Кажется, что разморенные жарой арабы делают дела с неохотой. Вот и прибыв на сафари, мы пили чай из невероятно грязных чашек, курили кальян и чего-то ждали… Однако вопреки ожиданиям катание на квадроциклах (пусть и повидавших виды) было весьма интересным.

Мне всегда казалось, что пустыня — это ровная площадка, засыпанная мягким песком. Вот разбежишься посильнее, прыгнешь в песок и лежишь, наблюдая за бирюзово-голубым небом. Но оказывается, моя виртуальная пустыня имела фундаментальные расхождения с пустыней реальной. А реальность — это страшное солнце, которое печет сверху, нагретая поверхность земли, которая печет снизу, нежданные кочки и каменная пыль. Я не знаю, кто сказал, что в пустыне песок, там определенно каменная пыль. И эта самая пыль забивается везде, во все биологические и технологические полости. Спасают тёмные очки и платки-«арафатки».

После катания по пустыне мы погрузились в огромные пустынные джипы «Land rover» и отправились в деревню бедуинов. Поездка была интересная и даже красивая. Джипы неслись в клубах пустынной пыли, обгоняя друг друга. Однако весь приключенческий запал закончился после того, как мы добрались до деревни. Поселение бедуинов представляло собой небольшой навес из листьев пальмы с магазинчиком, в котором есть привычные современному миру товары, правда, по очень завышенной цене. В общем, в деревне бедуинов настоящими бедуинами и не пахло. Зато пахло многочисленными верблюдами. Вообще, стоит сказать, что постановка «деревня бедуинов» была неплохо сыграна и некоторые зрители с удовольствием верили всему, что происходит на сцене, щедро раздавая актерам доллары. Из пустынного сафари мы привезли новые впечатления, кучу фотографий, мазь от ревматизма и легкие солнечные ожоги.

Изрядно накупавшись в соленом море, мы решили отправиться в поездку на местный райский остров. Из отеля нас забирал старенький микроавтобус с двумя странными на вид арабами. Вообще, ездить по дорогам в Египте страшно. Правил нет вообще. У водителей своя система общения по сигналам. На такси ездить также не очень приятно. Причем таксисты предлагают свои услуги навязчивым «пибиканьем». Один таксист спросил у нас «центр?», мы покачали головой, тогда он задал следующий вопрос «гашиш?» мы еще энергичнее закачали головой. Таксист уехал в расстроенных чувствах.

Преодолев потоки неконтролируемого движения, микроавтобус приехал на большой песчаный пляж, где мы после затяжной паузы погрузились на борт яхты. Мы расположились на носу судна. В небе висело раскаленное солнце, а за бортом было бескрайнее море, соленые брызги которого иногда долетали до нас, окутывая своей свежестью. Кстати, во время этой поездки я впервые в жизни увидел море: огромное синее пространство, и практически в каждом месте этого пространства ноги не достают до дна — пугает и завораживает одновременно. На горизонте показался песчаный остров. Сам остров безусловно замечателен — мягкий теплый песок, прозрачная до самого дна вода и даже непривычная для этих мест чистота. Кроме посещения самого острова в программу входило купание в открытом море и довольно вкусный обед. В свой неуютный номер мы прибыли уставшими и изрядно загоревшими.

Самый последний день мы решили посвятить покупкам сувениров и отправились в центр Хургады. Здесь любой продавец тянет тебя за руку, дает попробовать кальян, наливает чаю. И все это, чтобы только продать какую-нибудь безделушку. Египет — рай для любителей поторговаться. Вообще, я всегда говорю, что понять что-то о другой стране, читая рассказы или смотря фильмы, просто невозможно. Другую страну нужно пропустить через себя, немного потоптать ногами, почувствовать запахи и увидеть цвет. Вот и Египет каждому откроется по-своему. Кстати, из сувениров купили, как водится, магнитики, приличный кальян, пакеты с невероятно вкусным «каркаде» и фарфоровую кошку. Что же касается кошек живых, то здесь их множество, они трутся о твои ноги и жалобно мяукают в надежде выпросить что-нибудь съедобное.

А вечером опять были посиделки в полюбившемся нам рыбном ресторанчике. Последний вечер, проведенный в компании с нашими новыми друзьями, был чудесен и незабываем.

Дальше был обратный шестичасовой ночной перелет на Урал. Вместо грязи уже лежал белый, холодный, но такой любимый снег. Природа готовилась к зиме, а в голове крутились слова известной песни: «не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна». Действительно, иногда я задумываюсь о том, что вся наша грязь, осенние дожди, серость и холодный ветер — все это даёт нам надежду. Надежду на тёплое и ласковое лето. А у арабов такой надежды нет, ведь их лето вечное.

Иван Сильченко