Архив
16 марта 2016 в 0:00

На экскурсию ездили без дозиметров

Владимир Дымшаков работал водителем в совхозе «Красногвардейский». Лет ему было 38. В армии отслужил давно, 17 лет назад, был рядовым связистом, ни на какую переподготовку не привлекался. И вдруг — вызов (повестка, конечно) в военкомат. Только успел день рождения 11 марта отметить. Медкомиссия дома, медкомиссия в Свердловске и — в Златоуст. Там прошли обучение по дезактивации. Стало ясно, что путь в Чернобыль.

26 апреля 1987 года, в первую годовщину аварии, уральская команда была уже в Чернобыле. 

— Нас из Артёмовского несколько человек было, — вспоминает Владимир Васильевич. — Валера только, он с Лесной, фамилию я уже забыл, со мной вместе попал, остальных куда-то в другое место увезли. Но дезактивацией нам заниматься не пришлось. Нас целую бригаду — 23 человека — прикрепили на обслуживание офицерской столовой: военных там очень много было. Там до аварии ресторан «Припять» был, так его разделили на два зала — один для старшего офицерского состава, другой для младшего. Мы жили напротив — в бывшем Доме быта, две больших комнаты на втором этаже. Занятия? Уборка и мытьё посуды. И так все 53 дня, что мы там пробыли, пока не набрали положенную дозу радиации.

Но времени свободного у нас было достаточно. В кино — пожалуйста, в баньку. Можно было даже вина выпить, если уверен, что не попадёшься (смеётся — А.К.). Домой звонили. Один раз попросили у полковника машину и съездили посмотреть на электростанцию. Ну, неблизко, конечно. Без дозиметров: зачем? Фон там радиационный постоянно изменялся, в апреле был один, в мае — уже другой, меньше.

У нас парень один был, можно сказать, местный, из Киевской области, так его призвали за два дня до свадьбы. Ему удалось за это время в отпуск съездить, по договорённости, неофициально. В общем, съездил — женился.

Я поинтересовался, бывали ли там артисты с концертами, о чём сейчас пишут. Дымшаков сказал, что за эти два месяца концертов он не помнит, но говорили, что сначала бывали довольно часто. Даже Пугачёва приезжала.

Так вот, Алла Борисовна недавно в связи с этими концертами обмолвилась, что доза радиации, полученная тогда, очень скоро отразилась на здоровье и самочувствии. Это я к тому, что не надо думать, будто такая вот работа в столовой в течение двух месяцев прошла бесследно. Конечно, чернобыльцев взяли сразу же на медицинский контроль, но… У Владимира Дымшакова, например, быстро развился варикоз. По его словам, 96 разрезов было сделано, чтобы он смог нормально ходить.

— По приезду в Свердловск нас сразу отправили на комиссию, — рассказывает Владимир Васильевич. — После этого поместили в больницу на набережную Рабочей молодёжи, где все «отцы города» лечились. При мне, например, мать Ельцина там была, хотя он уже в Москве в это время работал.

Приехав домой, В.В. Дымшаков снова пошёл работать в совхоз — водителем, на перевозку яйца. Но вот на пенсию вышел 50-ти лет, инвалидом 2-й группы.

— Недавно был на приёме у кардиолога. Он мне лекарств дорогих навыписывал, но как узнал, что чернобылец, что лекарства положены бесплатно, так скривился, разговаривать не хочет, — с обидой вспоминает ветеран.

Скоро Владимиру Васильевичу Дымшакову исполнится 67. Живёт он в Писанце, в неблагоустроенной квартире. Сейчас вот надо заготавливать дрова уже на будущий сезон, а ему предстоит операция на глаза. Вот и прикидывает: как быть? Колоть дрова после такой операции категорически нельзя.

Анатолий Корелин