Архив
5 мая 2016 в 0:00

Так кто драконит медицину? Реформы должны быть гуманными, считают депутат и президент

В пятницу в Артемовском побывала депутат Государственной Думы Лариса Геннадьевна Фечина. С 2015 года это третий её визит в наш город, на этот раз он прошёл в рамках предвыборной кампании: Лариса Геннадьевна приехала к нам за поддержкой, потому что будет баллотироваться в новый состав Госдумы. Но на встрече, скорее, не она, а артёмовцы обращались к ней за поддержкой. И самой горячей темой стала медицина.

Люди откровенно и эмоционально рассказывали о проблемах артёмовской медицины, конечно, потому, что эти проблемы стоят сейчас крайне остро. Но ещё и потому, что, вероятно, прониклись доверием к депутату — поняли, Фечина не просто их слышит, но сопереживает, а главное — она в теме. Ведь Лариса Геннадьевна доктор, практиковавший почти тридцать лет на сложном медицинском поприще — в онкологии. А кроме того, с 2012 года она является доверенным лицом президента. В 2013 году доктор Фечина на неосвобожденной основе стала депутатом Думы Екатеринбурга. С этого же года она — сопредседатель регионального штаба Общероссийского народного фронта в Свердловской области. А год назад перешла на работу в Государственную Думу по мандату И.В. Баринова от «Единой России».

Теперь ей много приходится ездить по Свердловской области, и вообще-то Артёмовский в сегодняшнем маршруте депутата не значился — в графике был Туринск. Но дорога к Туринску затоплена паводковыми водами — так депутат и доктор Фечина оказалась в Артёмовском.

Несмотря на спонтанность встречи, народу пришло немало — потребовалось даже дополнительные скамейки вносить в зал заседаний администрации АГО. Присутствовали медики, общественники, журналисты.

Лариса Геннадьевна обозначила свою программу очень просто — пожалуй, это и программой-то не назовёшь, потому что это больше, чем программа, это её жизненная позиция, определившаяся её профессиональной, а не политической деятельностью:

— Что в этой жизни может быть дороже самой жизни и здоровья?

С этого начался разговор об оптимизации медицины.

— Оптимизация, которая проводится сейчас, не всегда идет гладко, — говорит Лариса Геннадьевна. — Многие моменты не устраивают граждан, медиков. Очень важно сделать так, чтобы люди, живущие в глубинке, люди-труженики, не обижались на власть. Полномочия депутата Госдумы позволяют мне поднимать сложные вопросы, адресовать их представителям правительства РФ. За год работы в Думе у нас на сто обращений граждан почти 300 запросов в разные органы государственной власти. 50 процентов из них решается, и это высокий показатель. Если находиться в диалоге, то вопросы можно решать.

Первой диалог по медицинской теме поддержала депутат артёмовской Думы Т.Н. Терь-Терьян:

— Мой муж и сын врачи, поэтому проблемы медицины мне известны и понятны. Оптимизация смела все на своем пути! Почему так происходит? Я проанализировала: в год выпуска моего сына из 500 выпускников мединститута только 50 пошли в государственные медучреждения. А ведь многие из них учились за государственный счёт. Почему никто не обращает внимания на это? Теперь второе — как у нас относятся к врачам-стажистам? Мой муж 37 лет проработал в медицине, имеет высшую категорию, был заведующим отделением, а сейчас в результате оптимизации оказался у разбитого корыта. По Конституции никто не имеет права лишать человека заработка, ведь не произошли военные действия, не случилась катастрофа — а зарплата уменьшилась в два раза. За стаж не платят, за вредность не платят. Как можно не платить врачу за вредность? Он постоянно рискует своим здоровьем. В результате из 50 врачей ушло 23 человека. Я считаю, ушли хорошие врачи. Их просто выдавили — дали невыносимую заработную плату. Железнодорожная больница трещит по швам — все ушли туда. Кто остался — тоже уйдут. Но людям-то что делать, у кого лечиться? Посмотрите, записываются к терапевту на июнь!

Свою пламенную речь Татьяна Николаевна завершила обещанием поддержать Ларису Геннадьевну на выборах и даже привести ещё тысячу человек, если она что-то изменит в этой ситуации, и вручила зарплатные «корешки» своего мужа.

Депутат Фечина в ответ на это сказала, что она противник драконовской оптимизации, и кстати вспомнила про форум, прошедший в сентябре 2015 года под названием «За качественную и доступную медицину!» и организованный Общероссийским народным фронтом.

— Мы тогда спросили президента: не пора ли наложить мораторий на оптимизацию? Президент ответил: реформы должны быть, но они должны быть гуманными, а не драконовскими. Но я вас услышала: большое количество врачей ушло, страдает спецоценка труда (снимают вредность), молодые врачи уходят в коммерцию, мотив этого — низкая заработная плата, увольняют опытных врачей, которые хотели бы еще работать.

Диалог продолжила врач ОВП Соснового Бора Лидия Константиновна Неустроева, пионер общих врачебных практик.

— Когда мы начинали это дело, я весь отпуск посвятила тому, чтобы поработать с узкими специалистами хотя бы по неделе — было так сложно наладить работу ОВП! Мой стаж — более 30 лет. И что теперь? Какая зарплата сейчас, такой еще не было никогда! За март я получила 17 тысяч, моя фельдшер — 12, медсестра — 13. Мы просто все вместе поплакали. Это не зарплата — это слезы. Обидно! Я на пенсии — могу уйти. Но меня спрашивают коллеги — как работать, нет желания и сил! Такого неуважения к сельскому врачу никогда не было!

Лариса Геннадьевна согласилась, что это, действительно, неуважение, и уже сама попросила передать ей мартовские «корешки» врача ОВП.

Причину сложившейся ситуации Лариса Геннадьевна видит в несбалансированности территориальной программы финансирования, или территориальной программы госгарантий. Подтверждением её несбалансированности служит тот факт, что тарифное соглашение по ней пересматривалось 11 раз за год, то есть почти каждый месяц.

Л.Г. Фечина назвала бюджет программы тришкиным кафтаном и напомнила информацию, которая публиковалась в Российской газете, — о том, что в январе этого года бюджет территориального фонда обязательного медицинского страхования не досчитался 1 миллиарда 600 миллионов.

— Я с этими вопросами обращалась в Министерство здравоохранения Свердловской области. Ещё состоялась встреча с Вероникой Игоревной Скворцовой, министром здравоохранения РФ. Она рассказала другую сторону: денег в медстраховании должно хватать. Но часть этих средств может расходоваться на дефицитные статьи бюджета. Росздравнадзор проверил деятельность министерства здравоохранения Свердловской области и установил, что территориальная программа имеет существенные изъяны.

Что касается ФАПов, то, по словам доверенного лица президента, позиция В.В. Путина по этому вопросу такова:

— Наш президент говорит, что сельскую медицину сокращать нельзя, сельские медики должны работать в нормальных условиях. И никто не услышал слова президента и губернатора о том, что ни один фельдшерско-акушерский пункт не должен быть сокращен!

Лариса Геннадьевна также привела слова президента и о том, что финансирование здравоохранения должно оставаться на уровне не ниже 2015 года. Но проблема в том, что сокращение-то произошло (помните — минус миллиард шестьсот миллионов?). Поэтому больницы попали в тяжелое финансовое положение: у них появилась кредиторская задолженность, нет средств, чтобы выплачивать зарплату, содержать структурные подразделения, внедрять медицинские технологии. Однако, как заметила Лариса Геннадьевна, в дорожной карте зарплат в 17-20 тысяч нет.

— На итоговой коллегии министерства здравоохранения, которая прошла совсем недавно, речь шла о том, что зарплата у медиков не снизилась. Но езжу по территориям — вижу совсем другое. Замалчивать проблему нельзя. Я вам обещаю, что если удастся переизбраться, проблему не оставлю так. Вопрос надо ставить перед губернатором и руководством правительства Свердловской области.

От местной медицины на встрече выступили представители «Скорой помощи». Любовь Яковлевна Ращеня, фельдшер «Скорой помощи» с 45-летним стажем, с болью говорила о том, что смертность в нашем районе «моложе» заявленного по области возраста, что диспетчерам «скорой», которые уже по телефону могут подсказать пациенту, как действовать, несправедливо не идёт медицинский стаж, что сотрудники выездных бригад не защищены от нападений (бывает и такое), что на город и район у нас всего три бригады, а расстояния между населённым пунктами доходят до пятидесяти километров. И, наверное, главное — что происходит разрушение профессионализма медицинской службы срочного реагирования, поскольку уходят опытные сотрудники:

— У нас человек пять со стажем ушли. И кто будет оказывать первую помощь людям — фельдшер, который три месяца работает?

Лариса Геннадьевна призналась, что к этой службе она относится с особенным трепетом, потому что «скорая» дважды спасала ей жизнь.

— А теперь я борюсь за «Скорую помощь»: выступила с предложением, чтобы на сельских территориях «скорую» вернуть в обязательное медицинское страхование. Но не все поддержали, и проблема осталась. Буду продолжать отстаивать права «Скорой помощи».

Тогда, на встрече, подумалось: нет ли у депутата Госдумы такого же личного сопереживания гинекологии. Нет, мы искренне желаем Ларисе Геннадьевне здоровья, но наш город фактически вот-вот останется без этого отделения, а ведь тема касается женской половины населения целого округа. Кстати, в Ирбите, например, оптимизация гинекологии должна была пройти по такой же схеме — её намеревались присоединить к хирургии. Но общественники Ирбита отстояли гинекологическое отделение, собрав шестьсот подписей, и приказ по больнице был отменен указанием из правительства. Артёмовская общественность молчит, поэтому местным женщинам, видимо, придётся уповать на депутата и доктора Фечину — мы передали ей информацию об угрожающем городу поглощении гинекологии хирургией.

В завершение медицинской темы из зала поступило предложение в следующий раз привезти с собой министра Белявского, потому что вопросов к нему накопилось много.

На встрече поднимались и другие темы. Так, председатель совета ветеранов станции Егоршино выразила опасение, что в школах некоторые предметы хотят сделать платными. Председатель общества инвалидов говорила о монетизации льгот. Адвокат Н.А. Поликарпова горячо отстаивала интересы двух малышей, которых воспитывают бабушка с дедушкой на свои маленькие пенсии, потому что не могут оформить опеку над внуками. Помощник депутата все вопросы взяла на карандаш, а последний вопрос Лариса Геннадьевна намерена курировать лично.

В конце встречи Л.Г. Фечина объяснила важность предварительного голосования, которое состоится 22 мая, и пригласила артёмовцев принять участие в праймериз, от которого, собственно, и будет зависеть, кто в Государственной Думе от партии «Единая Россия» с осени этого года будет представлять интересы Свердловской области, в том числе и артёмовцев. И это может быть Лариса Геннадьевна Фечина.

Любовь Шмурыгина