Истории
30 августа 2018 в 12:42

Наш Биргер
Он был человеком, которому верили

Мы очень хотели найти его живым. Молились, каждую секунду ждали известий, совершали не самые разумные поступки, продиктованные сердцем. Да разве ж мы одни… Помимо организованных поисков, которыми занимались профессионалы, возникли ещё и стихийные, четыре дня его друзья, знакомые и вместе, и в одиночку прочёсывали ближайшие леса — квадрат за квадратом. И на смену отчаянию приходила надежда. Даже руководитель поискового отряда считала, что, раз его не обнаружили поблизости, он, возможно, жив. Его дети, которых он так любил, сделали всё, чтобы поиски были успешными, использовали, казалось, все возможности, все ресурсы… Безрезультатно. На пятый день его нашли совсем недалеко от дома, случайно, там, где никто не искал. Все точки над i встали на свои места: он расстался с жизнью добровольно, просто принял такое решение — не жить. Он всё и всегда решал сам, на том простом основании, что он — Биргер.

Для многих артёмовцев фамилия эта до сих пор звучит как символ борьбы за справедливость, символ принципиальности, мужества, мудрости, стойкости. Связано это прежде всего с его работой в местной Думе.

Председателем Артёмовской Думы Анатолий Рудольфович Биргер стал как-то неожиданно для многих артёмовцев. Но не для жителей Буланаша. Он пришёл в Думу с Буланашского машзавода, где возглавлял профсоюз и где был очень уважаем. Времена были сложнейшие, и фигура профсоюзного лидера, когда не платят зарплату, денег нет и нет заказов, когда рушится вся экономика и завод долгими периодами живёт даже без отопления, была тогда ключевой. Биргеру заводчане верили, потому что видели его позицию — он действительно представлял интересы коллектива, причём делал это грамотно и настойчиво, а потому результативно.

Вот и в Думе он стал той фигурой, вокруг которой депутаты объединились и в обычной, повседневной работе, ну а потом и в борьбе против коррупции.

ФОТО из архива «ВБ!»

Он был твёрд в своих убеждениях, но доброжелателен и деликатен. Ну и, конечно, юмор Биргера, который стал его визитной карточкой, порой просто обезоруживал. В любой момент он мог разрядить напряжённую обстановку шуткой, которая потом долго гуляла в народе. Помнится, одному из депутатов, который без конца вносил какие-то странные предложения, но при любом голосовании затем воздерживался, он мимоходом заметил, что воздержание — вещь не всегда полезная, особенно для мужчины. Сподвигла ли шутка отказаться конкретного депутата от «воздержания», уже не помним, но коллеги слова Анатолия Рудольфовича запомнили и с тех пор старались своё мнение выражать более определённо.

Говорить о том, что третий созыв местной Думы, которым руководил Анатолий Биргер, был самым адекватным, сильным, по-настоящему работающим, результативным и принципиальным, даже не будем. Это очевидно. Им многое удавалось. Однажды их инициатива остановила даже прохождение федеральной идеи фикс в Свердловской области: мысль о принудительном страховании жилья на областном уровне была отброшена после того, как в спор вступила Артёмовская Дума. Другой пример. Когда было принято постановление о компенсациях за жильё, коммунальщики начали применять его неправильно, люди получили такие счета, что пришли в отчаяние. Помнится, тогда депутаты разбирались досконально, анализировали каждую цифру, вникали в каждую ситуацию, которая возникала при новых начислениях. В кабинете у Анатолия Рудольфовича тогда собирались чиновники, специалисты, лидеры общественного мнения. С положением удалось справиться, платежи привести в порядок, людей защитить от произвола. И таких примеров — масса.

Что же касается коррупции… Сегодня, вчера и позавчера в Артёмовском против коррупции борются исключительно на бумаге. Но так было не всегда.

Если кто-то забыл, напомним. Гостиница «Заря», универмаг «Мария», Дом быта «Сапожок» и пр. — благодаря чиновникам, чьи фамилии всем хорошо известны (кое-кто из этой компании занимает и ныне высокие посты в администрации АГО), эта муниципальная недвижимость в начале двухтысячных стремительно перекочевала в частные карманы, добротные здания в центре города были проданы буквально за копейки хорошим знакомым этих чиновников.

Потом некоторые «гуманоиды» (так Биргер называл этих лишь внешне похожих на людей граждан) пытались присвоить его заслуги, говоря о том, что и они тоже против коррупции, и они боролись и даже как-то пострадали. На самом деле, пожалуй, борьба Анатолия Биргера и депутатов Думы третьего созыва — это единственный случай настоящего противодействия коррупции, буквально парализовавшей Артёмовский. Биргер начал борьбу за возвращение в муниципальную собственность объектов, «подаренных» чиновниками, большинство депутатов его поддержало. Причём все эти народные избранники, и в первую очередь сам Биргер, рисковали тогда не только своей карьерой, но и здоровьем, и жизнью.

И ведь, как ни странно, процесс мог бы получиться успешным. Депутатам удалось подключить областные структуры — прокуратуру, УВД, ФСБ, УБЭП, а также депутатов Госдумы. Часть объектов вернули, свои места по итогам этих разбирательств потеряли прокурор Артёмовского и начальник районного ОВД, свой выговор заработал чиновник, возглавляющий ликвидационную комиссию по «Марии», было возбуждено три уголовных дела.

Ну а дальше закончился срок полномочий депутатов и начались новые выборы в Думу АГО. И целый штаб тех самых «гуманоидов», собравшись в одном из бывших муниципальных помещений, решал, как отлучить Биргера от власти. Вложив в это огромные по тем временам деньги, значительно потратившись на оплату продажных журналистов, они сумели вылить на неугодного председателя Думы и самых принципиальных народных избранников столько грязи, так ловко провести выборную кампанию, что в следующую Думу вошёл уже целый пул депутатов, заранее проплаченных именно теми, кто пилил артёмовский бюджет. Помнится, Анатолий Рудольфович выступил на первом же заседании уже чужой ему Думы с просьбой завершить начатое, довести до логического конца дело о коррупции. Однако через пару месяцев один из самых ярых противников Биргера жизнерадостно оповестил артёмовцев, что борьба с коррупцией окончена. Потихоньку, не чувствуя никакого интереса новых народных избранников, местные правоохранители прикрыли и уголовные дела…

Главой его тоже не выбрали. Опять победила откровенная ложь, которую бессовестно использовали в своей выборной кампании другие кандидаты.

Такие были времена: вранью верили больше. Хотя почему были? И сегодня происходит то же самое. Ничего в этом мире не меняется, но благодаря таким людям, как Биргер, в нас всё же живёт вера в то, что что-то может ещё измениться.

ФОТО из архива «ВБ!»

Он был очень хорошим человеком. Удивительным. В нём соединились такие качества, которые порой кажутся несочетаемыми. Твёрдость в убеждениях, несгибаемость в борьбе, настойчивость в достижении поставленных целей и одновременно доброжелательность, уважительное отношение к людям. Умение глубоко анализировать, рационально решать вопросы, принимая во внимание все юридические тонкости, и стремление услышать каждого человека, глубоко вникнуть в его проблемы.

Сказать, что он умел быть жёстким? Да. Беспощадным к врагам? Нет. В нём как-то не копилась злость, он всегда пытался понять, какую именно идею несёт тот или иной человек. Даже если этот гражданин принадлежал к стану противников. Кстати, многие его противники частенько становились единомышленниками — такова была сила убеждения Биргера.

А вообще он предпочитал смеяться, а не ненавидеть. И его обаяние соперничало разве что с его несгибаемостью.

Ну а для нас он был другом — настоящим. Которого мы и в радости всегда хотели видеть и на которого могли рассчитывать в самые печальные моменты своей жизни. Собственно, сколько их было за эту дружбу, проверенную годами, — особо светлых и тёмных дней — не сосчитать. И его поддержку мы ощущали постоянно — это было то плечо, на которое мы могли и хотели опираться. Разумеется, мнение Биргера имело важнейшую роль и в нашей редакционной политике. Он всегда был для нас кандидатом номер один — в Думу, в главы, да на какой угодно пост, потому что мы ему безгранично верили.

Да и просто любили очень.

Помним, как провожали его в Санкт-Петербург, когда после выборов ему не нашлось места в родном городе: буквально плакали, прощаясь. Думали: не вернётся.

Он вернулся, но не в Артёмовский — его пригласили в Махнёвское муниципальное образование на должность замглавы администрации по экономике, ЖКХ, транспорту и связи. Работа эта ему нравилась: несмотря на то, что и там имелись свои «гуманоиды», у него хватало единомышленников, чтобы решать насущные вопросы жителей муниципалитета.

А к нам он приезжал в гости, когда бывал на своей малой родине. С порога звучало шутливое «Шалом алейхем!», и все в редакции начинали улыбаться, предвкушая разговор с ним. Говорили о нас, о нём, об Артёмовском и о Махнёво. Хохотали, когда он в лицах изображал какую-нибудь сцену из своей чиновничьей жизни.

Потом Анатолий Рудольфович вышел на пенсию и остался жить там, где ему было хорошо, — в Махнёво.

Анатолий Рудольфович был заядлым рыбаком

А в 2017 году случился тяжёлый инсульт, который вроде бы не давал никакой надежды на выздоровление. Сначала было чудом то, что он вообще выжил после этого удара, затем — то, что он пошёл на поправку, а дальше — какими темпами и как именно он поправлялся. Бог оставил ему и возможность нормально двигаться, и главное — сохранил разум. А он уже сам вернул себе память и речь. Мы радовались этому — и, побывав у него в гостях, ждали ответного визита.

Понять, что произошло дальше, невозможно. Да и надо ли? Какой смысл теперь уже искать причины случившегося? 18 августа он вышел из дома, чтобы никогда не вернуться. 23 августа его нашли, чтобы попрощаться с ним навсегда.

Вот и всё. Дальше — процедура кремации. Прах похоронили рядом с мамой. Прощание прошло без всякой шумихи в присутствии только самых родных ему людей. Такова была его воля, которой не могли ослушаться дети. Анатолий Рудольфович всё решил сам. Как обычно. На том простом основании, что он Биргер.

А друзья собрались в тот же день на его могиле, чтобы ещё раз вспомнить, каким он был. Воспоминания у каждого разные, но все они наполнены таким теплом, таким светом и такой горечью от этой абсолютно невосполнимой утраты. Для города, для каждого из нас.

Нет слов, чтобы сказать, насколько нам будет его не хватать.

Редакция газеты «Всё будет!» выражает глубокое соболезнование Тамаре Николаевне Биргер, а также детям Анатолия Рудольфовича — Елене и Олегу.

«ВСЁ БУДЕТ!»
Рекомендуем