Истории

«Осторожно, снарядъ! 1918 годъ» История одного боя за Покровское

Покровская церковь, вид со стороны Заимки. Фотография 1955 года. Показано место, где в стене находился корпус

К концу первой половины 1918 года каждый взрослый житель наших краёв, а чаще всего глава семейства, вынужден был определиться с политической силой, в «брак» с которой ему предстояло вступить. При этом имели значение его имущественное и социальное положения, но немаловажным основанием являлся случай: агитаторы старались вовсю — тут за «красных», там за «белых». К кому податься? Быть с «красными» скорее склонялись рабочие и беднейшая часть крестьян, а с «белыми» — остальные.

В наших краях крестьяне составляли большинство населения, при этом среди них зажиточных было значительно меньше. Вскоре первые, лишённые возможности «заробить» на хлеб (а были и такие, кто не очень и стремился самостоятельно «заробить»), нагрянули ко вторым и силой оружия начали принудительно забирать хлеб и другие продукты. Главный трагизм того времени: не закон, не совесть, а голод и призывы лозунгов руководили «красными» уральцами. А производитель и полноправный собственник своих благ — крестьянин, не имея существенного аргумента против сабли и нагана, конечно, становился жертвой переустройства жизни.

По этому поводу следует вспомнить кинофильм «Чапаев», герой которого, крестьянин, говорит: «„Красные“ придут — грабют, „белые“ придут — грабют. Куда бедному крестьянину податься?»

Естественно, в таком противостоянии одни «побивали» других, и те, и другие при этом не церемонились. А с осени 1918 года, когда Урал оказался под властью «белых», отношения велись по всей строгости военного времени. К тому же, ещё и оказавшиеся в наших местах белочехи сами не пахали, не сеяли и, следовательно, продовольственные и фуражные запасы опять же норовили пополнить за счёт местных крестьян.

Русский крестьянин оказался краеугольной фигурой периода Гражданской войны, от него зависело благополучие обеих сторон. И те, и другие хотели прокормиться за его счёт, а потом ещё и в свою армию его мобилизовать. Не встретив ответного рвения, и те, и другие глумились над ним по полной мере, не осознавая, что именно крестьянин и есть та самая Россия, за которую они воюют, не жалея живота своего. В гражданской войне не бывает победителей и побеждённых, в ней не найти ни правого, ни виновного. Каждый самоотверженно сражался за свою единственно верную идею, часто за неё и погибал.

Из-за отсутствия грунтовых дорог и автомобильного транспорта перемещение войск враждующих сторон происходило в те времена по железным дорогам или вблизи их полотна.

Железнодорожная станция Егоршино, введённая в эксплуатацию в 1915 году, в годы Гражданской войны на Урале, являясь узловой, занимала одно из важнейших стратегических положений — летом и осенью 1918 года она оказалась ареной жестокой борьбы. Её оборона от наступающих белогвардейцев и белочехов продолжалась 58 дней (с 29 июля по 23 сентября).

Почти два месяца «белые» атаковали Егоршинский плацдарм, окружив его с трёх сторон — с восточного направления от Ирбита (был взят белогвардейцами 29 июля), с южного — от Богдановича (был занят белогвардейцами 28 июля), с западного — от Екатеринбурга (в него белогвардейцы вступили 25 июля). Да так и не смогли сломить сопротивление «красных» бойцов. Только по стратегическим соображениям станция Егоршино была оставлена «красными» частями 23 сентября по северному направлению — на Алапаевск и Н. Тагил, где уже шли бои, уже создалась угроза оказаться окружёнными.

При обороне западного направления, на Режевском участке фронта в районе западнее речки Быстрая, в боях участвовал Волынский полк Красной Армии, в составе которого к этому моменту оказались 600 покровчан, скороспешно, в течение одного дня, мобилизованных в августе 1918 года без учёта их политических убеждений и настроений, без достаточной классовой бдительности. Ночью 9 сентября в полку произошла измена: при воздействии командиров-изменников большая часть состава полка оказалась под командованием белогвардейцев, их войска беспрепятственно двинулись к Режевскому заводу и дальше к селу Покровскому.

Далее события развивались стремительно. Нескольким десяткам «красных» удалось отступить вдоль железной дороги в направлении станции Егоршино. С ними отступала и батарея из двух орудий под командованием красноармейца Леонида Алексеевича Колотилова (в Красную Армию он мобилизован 4 августа 1918 года Покровским волисполкомом).

Вероятно, получив известие от нарочного о событиях под Режевским заводом, от станции Егоршино в направлении села Покровского двинулся Первый Крестьянский Коммунистический полк под командованием Филиппа Егоровича Акулова.

«Белые» к этому времени уже вошли в Покровское. На церковной колокольне устроили наблюдательный пункт с целью контроля обстановки на подступах к селу со стороны Егоршино.

Красноармейцы, отступающие от Режевского завода, и полк под командованием Ф. Е. Акулова встретились между селом Покровским и деревней М. Трифоново, командование всей группировкой взял на себя Ф. Е. Акулов. Вскоре вблизи от расположения красноармейцев начали рваться снаряды, при этом взрывы становились всё ближе и ближе. Командир догадался, что за ними следят и корректируют огонь орудий с церковной колокольни села. Он немедля приказал Л. А. Колотилову установить пушки на вершине взгорка, откуда село видно как на ладони, развернуть их в сторону села и открыть огонь по церкви.

Приказ командира необходимо выполнить, но как же стрелять, ведь можно случайно угодить в свой родной дом, стоящий через дорогу, да и церковь жалко разрушать. Леонид Алексеевич принял решение стрелять шрапнельными снарядами, лично контролировал установку прицелов. Батарея произвела два залпа. С помощью бинокля Л. А. Колотилов видел, что снаряды разорвались возле церкви, приказ выполнен.

К этому времени по железной дороге со стороны Егоршино прибыл бронепоезд и открыл огонь по Покровскому, от зажигательных снарядов загорелось несколько домов в районе Заимка. Группа конников во главе с Филиппом Акуловым стремительно помчалась в село. Белогвардейцев в селе уже не было, они отступили за западную окраину Покровского. Ф. Е. Акулов распорядился тушить дома на Заимке — только тех, кто воюет в рядах Красной Армии.

В результате обстрела церкви один из снарядов попал на уровне пола второго этажа в её стену, примыкающую к алтарной стене, вошёл в неё на всю длину корпуса, но не взорвался. Весной 1919 года жители села, посчитав, что он в любое время может взорваться, осторожно замуровали его в стене, а возле этого места нанесли предупреждающую надпись: «ОСТОРОЖНО, СНАРЯДЪ! 1918 ГОДЪ».

Корпус снаряда. Фото из книги «Наш город Артёмовский»

Шли годы, давно закончилась Гражданская война. Сельские мальчишки (школа-то рядом) не раз пытались попасть в снаряд камушком, стреляя из рогаток, при этом каждый раз, когда камушек попадал в то место, где замурован снаряд, прятались за камни и холмики земли, опасаясь взрыва. А смельчаки даже подбирались к тому месту с намерением вытащить снаряд. Так продолжалось сорок лет. Раствор вокруг снаряда постепенно начал осыпаться, к концу 1940-х годов уже можно было видеть круглую железяку. Наконец в 1959 году Альберту Лучинину в присутствии зевак, таких же, как и он, школьников, удалось вытащить снаряд из церковной стены. При рассмотрении «исследователи» обнаружили: перед ними пустой корпус, а старожилы пояснили, что он принадлежал трёхдюймовому снаряду. «Исследователи» разочаровались и отнесли «пленника» в школьный музей.

В 1960 году Леонид Алексеевич Колотилов, генерал-майор артиллерии (звание присвоено в ноябре 1943 года), Герой Советского Союза (звание присвоено в декабре 1943 года), побывал в гостях в родном селе, побывал и в школьном музее. Осматривая стальной корпус снаряда, он сказал:

«По церкви мы вели обстрел шрапнельными снарядами, они предназначались для поражения живой силы противника. Такой снаряд взрывается в воздухе при подлёте к цели. Шрапнель разлетается и поражает цель, а корпус, продолжая лететь по инерции, воткнулся в церковную стену. Наблюдатель-корректировщик, находившийся в это время на колокольне, мог быть поражён или, испугавшись, убежал. Бои за Покровское продолжались не один день».

Церковное здание села Покровского, освящённое в 1821 году, до сих пор хранит память о тех трагических событиях периода Гражданской войны 1918 года.

Источники:
• П. П. Бажов, «Бойцы первого призыва» — Свердловск, 1958.
• В. И. Горбунов, автор-составитель, «Гордимся! Помним!» — Артёмовский, 2015.
• А. И. Брылин, «Сказ о генерале, герое и исторической фамилии» — Артёмовский, 2004.
• П. Т. Коверда, А. И. Брылин, «Наш город Артёмовский» — Свердловск, 1966.
• Воспоминания старожилов села и личный архив.