Истории

О здании спорном замолвите слово Как вышло, что историческое здание в Красногвардейском ушло с молотка за копейки?

Бывший дом купца Елина. Фото предоставлено Красногвардейской поселковой библиотекой

ОТ РЕДАКЦИИ. Бывший дом купца Елина в Красногвардейском, о котором идёт речь в этой публикации, попал на страницы газеты в начале этого года, когда по посёлку прошёл слушок, будто нынешний владелец, депутат Пестовский, намерен продать его сетевому магазину, выселив библиотеку и музей. По этому поводу вышел маленький скандал, когда другой депутат, Виноградов, представляющий посёлок в Думе, сказал коллеге несколько обидных слов. Сам же Пестовский заверил, что готов рассмотреть возможность передачи здания муниципалитету — не за спасибо, конечно, но «за разумную стоимость». Пока все эти разговоры ни к чему не привели. Конечно, хочется, чтобы здание не превратилось в очередной ларёк, а продолжило помогать сеять среди жителей посёлка разумное, доброе, вечное. Поэтому с выводами автора нельзя не согласиться.

В последнее время на слуху история с помещением в посёлке Красногвардейский. Неоднократно вопрос о нём поднимался на Думе, общественных консультациях в посёлке, отчёте главы ТОМС посёлка. Что же это за здание?

Посёлок Красногвардейский гордится своей историей. И неотъемлемая часть этой истории — старинные здания постройки прошлых веков. Одно из таких зданий — дом купца Елина, единственный двухэтажный каменный особняк в самом центре посёлка.

Дом построен Филипом Елиным, местным торговцем, в конце 19 века. С семьёй Елиных связаны некоторые поселковые легенды и истории, о них не раз писали средства массовой информации, о них рассказывают на экскурсиях в Красногвардейской поселковой библиотеке.

При Елине на первом этаже располагалась торговая лавка, а на втором — жилые комнаты семьи. Этот дом и соседний выделяются своей архитектурой. Здесь использована уникальная для посёлка технология печного отопления — дымоходы в стенах, — поэтому стены очень толстые. В настоящее время здание связано деревянным переходом в единый ансамбль с соседним зданием администрации ТОМС (бывший дом купца Замятина). Но так было не всегда. Деревянный переход построен в середине 20 века. Но, по некоторым свидетельствам, ранее дома связывались между собой подземными переходами.

После революции 1917 года купеческие дома были национализированы, стали собственностью новой советской власти и использовались для разных учреждений. По некоторым источникам, в 20–30-е годы в лавке Елина располагались учреждения правоохранительной системы, а на втором этаже квартиры судьи и начальника кутузки.

В годы Великой Отечественной войны в здании год работала эвакуированная из Ленинграда типография. Затем здесь расположилась заводская школа фабрично-заводского обучения (ФЗО): в военных условиях заводу были необходимы обученные рабочие кадры. Школа ФЗО была преобразована в школу рабочей молодёжи (вечернюю школу). Классы этой школы посещали несколько поколений жителей посёлка. ШРМ просуществовала в здании с 1943 по 1993 годы.

В 1992 году на второй этаж здания переехала Красногвардейская поселковая библиотека. Символически в помещении библиотеки смотрится и мини-музей народного быта. Где же ещё изучать историю, как не в таком достопримечательном здании. Библиотека собирает и бережно хранит не только материальные свидетельства истории, но и рассказы очевидцев, в том числе историю рода Елиных, поддерживает связи с потомками Елиных. Были эти потомки и в гостях у библиотеки.

А вот первому этажу повезло меньше. В начале 2000-х здесь стало базироваться местное ЖКХ. Казалось бы, уж столько организаций здесь перебывало, ну не стало ЖКХ, так въедет что-нибудь другое. Но не тут-то было. Ни одна организация с собой помещение не забирала, а вот ЖКХ легко с этим справилось! Почему-то помещение оказалось не в хозяйственном ведении, как это бывает обычно, а в собственности ЖКХ и после банкротства вошло в конкурсную массу для продажи с молотка. И более того, с этого молотка и ушло! По данным, прозвучавшим на собрании по отчёту главы ТОМС, за 30 с небольшим тысяч. Вот возникает дилетантский вопрос: а муниципалитет не мог поучаствовать в торгах за такую-то сумму? (Раз уж разбазарили национальное имущество). Или об этих торгах не знал никто из тех, кто мог бы поучаствовать, кроме бывшего директора того ЖКХ?

Мне кажется, это здание можно считать символом посёлка. Оно свидетель всех проходящих на площади праздников и событий. Если мы хотим оставить что-то и своим потомкам, то ясно, что здание с более чем вековой историей требует определённого содержания и ремонта. Новые же хозяева несколько лет не вспоминали о своей собственности. У нашей страны есть объекты культурного наследия государственного, областного значения. Так, может быть, и у нас в районе можно сформировать свой список исторических объектов районного значения? Предусмотреть средства на их содержание, если они муниципальные, и объявившихся собственников обязать поддерживать сложившийся облик и ремонтировать должным образом?

В нашей стране невозможна реституция (возвращение национализированного имущества наследникам). Зато возможна продажа с молотка исторических объектов. А представляете, если бы потомки Елиных могли заявить свои права? Тогда и все последующие сделки признали бы недействительными…