Отчего ж конфеток-то не получилось?

Что у нас не так с капремонтом, пытаются разобраться общественники
Дом №16 по ул. Добролюбова. Капремонт окончен...
С 2018 года члены Общественной палаты АГО взяли под свой контроль капремонт в Артёмовском. Нет, в состав комиссии по приёмке отремонтированных домов их никто не приглашал, но ежегодно общественники проводят свою проверку и выносят собственный вердикт каждому объекту, пережившему капремонт. В итоге на большинстве домов подрядчику приходится ещё потрудиться, устраняя явные недочёты. Вот и в этом году уйти от общественного контроля им не удалось. Под пристальное око ОП АГО попали шесть домов из семи. Картину члены палаты увидели безрадостную. И обсудили её на заседании.
На заседании Общественной палаты АГО

Должно быть по закону

Но сначала о том, как всё должно быть по закону, коллегам напомнила председатель ОП АГО Раиса Калугина:

— На 2023 год на капремонт выделено 5 миллионов рублей, сумма зависит от собираемости платы с жителей. Определено семь домов для проведения в них капремонта. Сумма на каждый разная — зависит от изношенности сетей, кровли и так далее. Предварительно проводится осмотр дома, определяется перечень работ, формируется техзадание, на основании которого составляется смета. Жильцы дома получают уведомление о проведении работ. На общем собрании они согласовывают перечень работ. На конкурсной основе региональным оператором определяется подрядчик, а также организация, которая будет проводить контроль за ходом выполнения работ. Жителей информируют о сроках работ и подрядчике с указанием контактных данных. По окончании работ составляется акт приемки МКД после капремонта. Акт подписывают все стороны. Такой порядок закреплён на законодательном уровне Жилищным кодексом РФ. Гарантия после проведения капремонта — 5 лет.

А теперь давайте послушаем общественников, которые зашли в дома, где прошёл капремонт.

Выгребная яма по ул. Свободы, 142

Кому нужен такой капремонт?

Александр Малых (дом № 142 по ул. Свободы), пояснил, что вокруг дома была сделана отмостка, но где-то она совершенно прямая, без уклона, то есть вода будет на ней скапливаться. А ещё «толь выходит к стене дома и между стеной и отмосткой образовалась щель». И потому непонятно, для чего вообще делали отмостку. Ещё момент: раньше у дома была выгребная яма, и, когда делали отмостку, сломали доски, которыми она была закрыта, да так и оставили, что весьма опасно.

Людмила Фролова и Андрей Воронцов (дом № 16 по улице Добролюбова).

— Под ендовами не сделаны водостоки, вследствие чего вода будет захлестывать на обе стороны дома. Рядом с люком, ведущим на чердак, при установке нового выпало перекрытие, подрядчик отказался это заделать. А дыра примерно 25 на 25.

На крыше стыки между шифером сделаны не в две волны, как положено, а в полволны и чем-то замазаны. Старшая по дому недовольна тем, что не предоставляют перечень работ.

Тагиру Тухбатуллину достался буланашский дом — № 26 по ул. Максима Горького.

Разговаривая с жителями, общественник увидел, что они вообще не понимают, почему выбран именно этот вид работ, а не те, что требуются в первую очередь.

— Отмостка могла бы подождать — в первую очередь нужно было сделать внутреннюю канализацию (там есть порывы) и электропроводку. Жители говорят, что они не согласовывали этот вид работ, это регоператор принял такое решение.

Дому № 12 по улице Добролюбова, который проверял Сергей Табаринцев, средств досталось больше, чем остальным. В доме, помимо прочего, был проведён ремонт трубопровода холодной воды и отопления.

И тут куда больше вопросов, чем ответов.

— Электрика: крыша не восстановлена, зато на чердаке повесили 8 светильников — для чего? Канализация: выходит через ввод в дом, там всегда была вода и сейчас она осталась, так же, как и плесень. Пол как разобрали, так до конца его не восстановили. Поразило наличие запорных кранов, задвижек — порядка 10. И ни на одном спускнике нет крышки. То есть подходи и открывай. Но зачем они нужны здесь? Как правило, спускные краны ставятся в верхней точке, чтобы спустить воздух. В три квартиры из 16 вообще не заходили и работу не выполняли. В других унитаз отодвинули на полметра, туалетная комната сократилась в пространстве, плитку сломали, в проёмах в стенах, где трубы проходили через первый и второй этаж, дыры нигде не заделаны. В одной квартире пытались запенить дыру, но так агрессивно, что пена упала и на пол, и на бойлер. Трубопровод как захотели, так и сделали — схем нет, они не согласованы. Узел учёта в доме должен быть поставлен, когда делается отопление. Но сегодня людям сказали, что эта работа будет стоить с каждой квартиры порядка 10 тысяч и оборудование сейчас в ремонте. Почему оно в ремонте? Оно должно быть новое.

Сергей Николаевич назвал отношение к выполнению работ неудовлетворительным.

И, кстати, упомянул о том, что рабочие вырезали трубы дома и сдали их в металлолом, получив за это деньги, хотя старые трубы — собственность дома.

Сумма, заявленная на данный ремонт, — 2 млн 700 тысяч. Даже если она в ходе конкурса значительно снизилась, за такие средства «можно было сделать дом как конфетку», сказал общественник и предложил снова пройти отремонтированные дома, «осметить и снова посчитать, сколько это стоит и какая сумма была потрачена на эти работы на самом деле».

Андрей Афанасьев взял под контроль дома № 31 и 37 по ул. Кутузова в посёлке Буланаш.

И если в 31-м, где проведены работы по замене водоотведения канализации, жалоб нет, то в 37-м жители очень недовольны капремонтом.

— Проверяли крышу. Те крыши, которые у нас сейчас делают, — это для Краснодарского края. Потому что шаг обрешётки — 60-70 см. Где-то есть нахлёст в полволны — это экономия шифера. Я был как раз после дождя — протечки. Люди подкладывают полиэтиленовые мешочки, чтобы в дом не протекало. По замене труб отопления: их просто выдернули, брали и пробивали другим отрезком трубы и кувалдой. Следствие — обрушение перекрытия, стенок, в квартирах жителей — полный бардак.

А ещё в обоих домах перед ремонтом не проводились собрания, не обсуждались с жителями ни смета, ни порядок работ. Представитель 37-го дома отказался подписывать акт приемки.

Начальник УГХ Анастасия Угланова

В ожидании обратной связи

Ситуацию попросили прокомментировать начальника УГХ Анастасию Угланову.

— Региональный фонд, когда подходит очередь по капремонту, направляет собственникам уведомление, в котором указывает, какой вид работ будет выполнен, и просит дать обратную связь — направить протокол общего собрания. Собрание жители должны провести сами и принять решение — согласны ли они с таким видом работ или у них есть необходимость провести другой. Когда фонд не получает обратную связь, эта обязанность ложится на плечи фонда и на органы местного самоуправления. И, соответственно, когда мы не знаем реальную ситуацию по каким-то домам, то выбираем тот вид работ, который стоит в плане. Вот и всё.

Ответ руководителя УГХ скажем так, не очень понравился членам ОП АГО. Да, жители могли бы быть поактивнее, но сама-то администрация почему бездействует?

Сергей Табаринцев напомнил, что в АГО в этом году ремонтировалось всего 7 домов: администрация могла бы взять на себя контроль хотя бы в том, чтобы информация доходила до жителей. «Администрация должна быть заинтересована в капремонте домов и вести наших людей», — поддержал коллегу Тагир Тухбатуллин. А Людмила Фролова предложила:

— Уведомления должны посылать в УК — где, как не в УК, знают все проблемы дома, куда стекаются все жалобы по дому.

Директор УК Дмитрий Шпехт

УК заинтересованы, но повлиять не могут

Задали вопросы о капремонте и представителям местных УК. Почему управляющие компании, которые, казалось бы, кровно заинтересованы в качественном ремонте домов, никак себя не проявляют, никак не воздействуют на недобросовестных подрядчиков?

И выяснилось, что у управляшек нет никаких рычагов воздействия на недобросовестных подрядчиков.

— У нас нет ни обязанностей, ни права функции контроля подрядных организаций, которые выиграли по конкурсу эти работы по капремонту, — сказал Дмитрий Шпехт, директору ЖЭУ п. Буланаш, — мы никакого влияния на фонд капремонта не имеем. Все документы изначально приходят собственникам. Тем собственникам, которые обращаются к нам, мы помогаем с протоколом собрания. Но функция контроля возложена на «Стройконтроль» — это независимая организация, которая не зависит ни от подрядчика, ни от регионального оператора, ни от нас.

Впрочем, в независимой позиции, профессионализме и даже порядочности «Стройконтроля» общественники дружно засомневались. Как вообще можно было что-то подписать после таких работ? У «Стройконтроля» есть договор с регоператором (фондом капремонта), а вот есть ли у него заинтересованность в том, чтобы артёмовцам понравился капремонт, — большой вопрос.

— Просто подмахнули, наверное, эти акты разом. И плевать им, что там на самом деле…

Дом № 16 по ул. Добролюбова

Просто бросили работу и уехали

Собственную безнаказанность отлично чувствуют подрядчики. О том, как они порой ведут себя, рассказал директор УК «Порядок» Виталий Дымов.

— По Добролюбова, 16, в том году производили работы. Работники первоначально трубы вырезали — и всё, людям деваться некуда. Приступили к работам, а жители выразили своё недовольство тем, как идёт капремонт. В итоге подрядчик уехал, бросил работу. Две недели работников не было, а люди ходили, во все двери стучались. Когда на Добролюбова, 16, начала обваливаться крыша, я сам созвонился с фондом капремонта. Мне ответили: у нас нет техзадания, делать не будем, направляйте официальное письмо. Там всё прогнило на самом-то деле. Обвалилось в процессе, когда они работали, но они всё бросили и просто уехали.

Конкретный пример безответственности тех, кто ведёт ремонтные работы, привёл и Тагир Тухбатуллин:

— На Театральной, 26, во время работ по капремонту потолок обвалился, а они отопление сделали и ушли оттуда, так что воздух греем сейчас.

— По Добролюбова, 12, живут пожилые женщины, — развил тему Сергей Табаринцев. — Тех двух колдырей, которые там работали, один на отоплении, другой на воде, женщины кормили, потому что у работников даже не было на что поесть. А работали так, что теперь зима будет, там всё замёрзнет — я вам точно говорю.

— Где только берут таких подрядчиков? — спросили общественники. И сами поняли, что не стоило даже спрашивать. Ну где… Сказано же: на конкурсе, который проводит региональный оператор — фонд капремонта.

Пуп земли — региональный оператор

Вообще на фонде (пусть не всегда напрямую, но косвенно — в каждом случае) завязано всё: выбор домов для ремонта, определение суммы на ремонт, избрание подрядчика и даже контроль за его работой. Какая-то коррупционная схема получается, отметили члены ОП АГО.

— Сами денежки собрали, сами поделили, сами взяли подрядчика, сами себя проконтролировали.

Да ладно бы — пусть так, лишь бы на пользу жителям. Но нет — всё как будто делается для галочки, для неведомого нам отчёта. Причём странности отношения к живущим в доме гражданам очевидны с самого начала.

— Изначально надо определиться, — рассуждает Сергей Табаринцев, — что делать. Осмотрели, определились, сделали смету и приступили к работе. А у нас всё наоборот — приехали, осмотрели: отопление — дорого, крыша — дорого… А давайте здесь в счёт капремонта сделаем отмостку. Отмостку сделали, деньги потратили, акты приемки подписали, а дом лишился дальнейшего финансирования.

— Программу формирует регоператор, он пуп земли, брат министру — не знаю, как ещё его назвать, — возмутился Тагир Тухбатуллин. — Ну вот, отмостку сделали на 317 тысяч. Кто проверял? Дали жителям проверить и акт подписать. А они такие специалисты…

Есть и другие особенности у нашего регионального капремонта. Например, в Свердловской области установка нового узла учёта во время капремонта не предполагается — в отличие от многих других регионов. И многие работы не входят в капремонтный перечень, а потому подрядчика не волнуют люки и перекрытия, высыпался потолок или нет.

— Не доработана конкретная система капремонта, — сказал Дмитрий Шпехт. И объяснил, что работы, которые были проведены некачественно или вообще не проведены, ложатся дополнительным грузом на плечи УК.

Кстати, добавил Дмитрий Юрьевич, есть у этой ситуации и другая сторона медали, на которую должны обратить внимание сами жители:

— Есть собственники, которые не пускают в своё жилье, потому что у них в этот момент всё хорошо, сделан ремонт. Для них делают, а они не пускают. А через год эти работы становятся необходимы. Но по закону работы, от выполнения которых подписан отказ, должны за свой счет делать уже собственники жилья.

Что дальше

После долгих и весьма предметных разговоров (спасибо представителям УК, которые пришли на заседание и многое прояснили) общественники выработали следующие рекомендации для администрации:

  • Принять срочные меры по устранению опасной ситуации по закрытию ямы возле отмостки по ул. Свободы, 142. Яма огромная и не закрыта. Там может произойти ЧП.
  • Провести контрольную проверку в домах по Кутузова, 37, в п. Буланаш, Добролюбова, 12 и 16, ввиду некачественного проведения капремонта в этих домах.
  • Разработать порядок взаимодействия жителей, УК, администрации АГО при проведении работ по капремонту домов.
  • Определить ответственных лиц или организацию для проведения контроля качества в период проведения ремонта домов в АГО.
  • Обратить внимание на взаимодействие со старшими по дому в период проведения капремонта с подрядчиком.
  • На итоговую приемку дома после завершения капремонта приглашать представителей Общественной палаты.
  • На время проведения работы по ремонту МКД обязательно размещать контактные данные регионального оператора, подрядчика, администрации АГО.

По сути, это план действий. Предельно конкретный. Правда вот, непонятно, как отнесётся к желанию артёмовцев контролировать процесс тот самый «пуп земли» — региональный оператор. И как в таком случае себя поведут его представители на артёмовской земле — подрядчики, которые, как сказал председатель Думы АГО Владимир Арсёнов, привыкли не только рядовых жителей, но даже артёмовскую власть посылать «далеко и надолго». Причём, заметьте, посылать, несмотря на то, что живут и, похоже, очень неплохо на наши же деньги…

Выступает председатель Думы АГО Владимир Арсёнов

Рекомендуем

Новости партнёров

Новости партнёров

Уральский Левша, создатель чуда

Миниатюры мастера — гимн труду и недрам земли

Кто сварит кашу для малышей?

27 февраля в АКТП решали именно эту артёмовскую проблему

Зима уходит…

«Это опасно в любом возрасте»

Врач рассказал, к каким болезням приводит употребление наркотиков

Посыпать или не посыпать?

Артёмовские дороги — глазами пешеходов, инспекторов и коммунальщиков

«Я обещал»

Артёмовские волонтёры — о сложном, простом и трогательном в работе «за ленточкой»

История снимка на фоне яблони

Участник полка «Красные Орлы» Пётр Редькин с супругой

Возвышенная поэзия художника Крылова

Наследие мастера — в пейзажах, натюрмортах, портретах

Крепкое древо с пышной кроной

Это родословная семьи Рахимовых-Галиуллиных

Самый живой, мастеровитый и вот такой семьянин

Артёмовцы простились с воином СВО Денисом Сергеевичем Карташовым

«Нам есть кого защищать»

Сергей Юдин о правде, смыслах и ценностях, которые отстаивает на поле боя

Что делать со стихийной парковкой?

О том, что за безопасность на дороге отвечают все участники движения

Чёрно-белое окно. Время расцвета садоводства

Селекцией картофеля занимались… школьники

Комиссия прояснила многое

Но её инициаторы, похоже, ничего и слышать не хотят

В горе́ работали, никого не боялись…

Не угаснут имена шахтёров, погибших в неравном поединке

Адрес материнской помощи

Если бы не этот комитет, как сложилась бы судьба многих военнослужащих?

Настоящий кузнец, отец, друг и защитник

В Красногвардейском отдали воинские почести воину СВО Владимиру Блинову