Архив
11 марта 2011 в 9:29

Милицию вызывали? «Пока меня душили, милиционер составлял протокол…»

Никаких выводов, тем более – вердиктов, со страниц газеты мы выносить не станем - это дело суда. Скажем лишь, что подобные ситуации (часто – похлеще) в нашей стране происходят постоянно. Но если в крупных городах о них – прочитали и забыли, то в таких, как наш, они долгое время остаются на слуху, о них говорят, обсуждают, возмущаются. Ведь в маленьком городе многие друг друга знают в лицо.

О том, что произошло в конце февраля в посёлке Буланаш, нам рассказала непосредственная участница событий. Женщина (она попросила её не называть, соответственно, имена всех героев мы также изменили) позвонила в редакцию в понедельник утром, 28 февраля, а во второй половине дня мы уже выехали на Лежнёвку – Валентина только что вернулась из больницы Екатеринбурга.

Сосед с Лежнёвки

Всё началось 20 февраля. Вечером в дом Валентины прибежала испуганная соседка Настя с маленьким сыном: «Пусти, он опять начинает драться!»

«Он» — Владимир, как выяснилось, никогда особо с сожительницей не церемонился, особенно, когда выпивал, что случалось довольно часто. А тут пришёл друг, и приятели, как водится, коротали вечер за рюмкой. А после выпитого мужчина превращался в обычного «кухонного бойца».

Реклама

Домой идти Настя отказывалась, и Валентина, как всегда, оставила маму с сыном Костей ночевать у себя.

Пьяный сосед пришёл за семейством лишь на следующее утро.

— У нас недавно был пожар, — рассказывает Валентина, — забор сгорел, и Настин ребёнок ходит в гости к моему сыну огородом.

Так пришёл и сосед и увёл семейство домой. А в час дня прибежал шестилетний Костя:

«Папа нас бьёт!»

«А мама где?»

«Убежала».

— Через некоторое время позвонила Настя, — продолжает моя собеседница, — пожаловалась, что сожитель опять распускал руки, поэтому она спряталась у соседки.

В два часа вновь явился сосед:

«Где она?»

«Её нет, а твой сын тут».

Испуганный ребёнок идти домой не захотел, и отец ушёл, взяв сапожки мальчика. В это время, кроме самой хозяйки с сыном и сыном пьяного соседа, у Валентины гостила подруга Тамара с дочкой, инвалидом детства.

Реклама

Помощь до востребования

— Минут через десять, — говорит Валентина, — он пришёл снова и говорит своему сыну: «Пошли отсюда, тебе здесь делать нечего!» Сам пьяный, да ещё и падает. В общем, вытолкала я его за дверь, а он оттуда кричит: «Открывай, я сейчас тебе…» В конце концов, отломал с двух сторон ручки у сейф-двери. Тогда Тамара вызвала милицию.

Спустя двадцать минут приехал сотрудник милиции, со слов Валентины, хороший приятель соседа. «Я тогда подумала: о чём с ним говорить, если они вместе выпивают?»

— Что у вас случилось? – спросил милиционер.

— Ты своего друга успокой, — говорю, — он дверь выламывает.

Милиционер всё осмотрел и сел писать протокол. И в это время вошёл сосед:

«Зачем она пишет, она ведь зря это делает! Она ещё будет виновата, так? Мы ей устроим… Зря она пишет заявление, правда?»

— Убирайся отсюда, — говорю.

Тогда он с криком «Ты, чё, оборзела, что ли!», при ребёнке и при милиционере, схватил меня за шею и начал душить, пинать. А у меня нога сломана (три болта в кость поставили — на всю жизнь), царапаюсь, отбиваюсь от него, устоять не смогла – упала вот здесь. Он футболку на мне порвал, цепочку… Самое страшное – милиционер на это не реагировал никак, продолжал писать. Тамара уже закричала: «Ты что сидишь, он же её убивает!» Вадик, мой сын, спрятался за кресло, кричит: «Тётя Тамара, за что дядя Вова маму бьёт?!»

Только после этого милиционер встал и загородил меня, а соседа вывел в коридор.

Соучастники?

— При сотруднике милиции в доме мужчина избивает женщину, милиционер смотрит на это сквозь пальцы, — рассуждает моя собеседница, — значит, они – соучастники?

В конце концов, от пьяного соседа избавились, ребёнка кое-как успокоили, милиционер закончил составлять протокол.

— К слову, мне он (сотрудник милиции – ред.) ещё сказал: «Допиши, что со статьёй 306-й ознакомлена», — добавляет Валентина. — Это дача заведомо ложных показаний… Я возмутилась:

«Ты хочешь сказать, что он меня не бил?»

«А он тебя бил, что ли?..»

Потом вернулся с работы муж Валентины (женщина ему звонила и рассказала, что происходит), который с порога решил: «Едем в прокуратуру, иначе этот милиционер опять отмажет друга».

— В прокуратуре я написала заявление, приложила к нему протокол, объяснив, что взяла его, потому что не доверяю этому милиционеру.

После этого супруги отправились снимать побои. Однако в пути их застал телефонный звонок от Тамары: «Валя, срочно приезжай, он опять двери выламывает!»

— Конечно, вернулись – и точно: уже при нас сосед приходил, в окна долбил. Тогда мы решили снова милицию вызвать, чтобы хоть его пьяного забрали: три раза звонили – так никто и не приехал.

Только в семь часов вечера на пункте «Скорой помощи» пострадавшей удалось зафиксировать телесные повреждения. А дежурный врач сказал: «Мне что-то ваша вена на шее не нравится, если завтра не пройдёт, обратитесь к хирургу».

Впереди – одно беспокойство

На следующий день, 22 февраля, к вечеру в дом Валентины приехал участковый, выписал повестку в милицию, и 24-го женщина начала давать объяснения. Кстати, в тот же день она сняла побои повторно в ЦРБ.

— Знаете, какой состоялся в милиции разговор?

«Вы будете писать заявление?»

«Да».

«Ну, вам придётся не раз ездить в мировой суд. Вам это надо? А ему, соседу вашему, максимум грозят снегоуборочные работы»

— Выходит, милиционеры на его стороне, а значит, на стороне своего сотрудника? А как же мои слёзы, слёзы моего ребёнка? Ему теперь психолог нужен!

Заявление, конечно, у женщины приняли. А она сходила к начальнику Буланашского ПОМ А.Ф. Малыгину.

— Здравствуйте, я такая-то, живу на Лежнёвке. Вчера я три  раза вызывала милицию. Объясните, почему на три вызова никто не приехал?

Малыгин мне объяснил так: «В тот вечер дежурил один сотрудник, с которым вы разговаривать не желаете, к тому же забрали протокол…

— Да, протокол я отвезла в прокуратуру, потому что не доверяю вашему сотруднику, так как он и мой сосед – друзья-приятели. Я не уверена, что милиционер его не будет прикрывать. По-вашему, забрать протокол – преступление, а то, что меня душили при милиционере – это нормально? В общем, я вас прошу взять это дело под личный контроль!

— Хорошо.

Ответный ход

— Думаю, сотрудник милиции преподнёс всю историю начальнику с другой стороны, — рассуждает Валентина, — что я – неадекватная, агрессивная, не захотела с ним разговаривать.

— А мне непонятно, почему этого милиционера не хотят никуда вписывать, — добавляет её супруг. – Во время подачи заявления, когда о нём заходила речь, всё время уходили в сторону: потом расскажете.

Теперь уже известно, что сосед Валентины написал встречное заявление: женщина, мол, сама на него набросилась, исцарапала, пнула ногой в пах.

— А как, если я не могу стоять на одной ноге – она же сломана, он, наверное, об этом не подумал. Вот снимки: видите – три болта.

Хирург, осмотрев Валентину, выписал направление в больницу Екатеринбурга, поставив предположительный диагноз «Травматическая аневризма подкожной вены на шее» и предупредив, что в любой момент может начаться отслойка вены…

— Я сегодня ездила, но там большая очередь, талонов нет, и я не попала на приём, — сетует Валентина. — Надо сделать УЗИ, так что пятого марта поедем снова.

Служебная проверка

Теперь, со слов Валентины, они с мужем, проходя мимо дома соседа, в ту сторону и не смотрят. А к правоохранителям два вопроса: почему, если милиция призвана защищать граждан, сотрудник не заступился, когда при нём избивали человека? И ещё: пострадавшая уверена, что милиция не хочет расследовать это дело.

На следующий день мы встретились с начальником Буланашского ПОМ А.Ф. Малыгиным, который по произошедшему случаю дал следующие комментарии:

— В дежурную часть Буланашского ПОМ поступило сообщение, что требуется помощь сотрудника милиции. На место происшествия выехал старший оперуполномоченный милиции. Женщина, находившаяся в доме, пояснила, что её сосед сломал дверную ручку. Мужчина был вызван (он находился в состоянии алкогольного опьянения), извинился. Женщина начала выталкивать его из дома. Затем, когда сотрудник милиции начал составлять процессуальные документы, она их схватила и сказала, что не доверяет ему, поедет жаловаться в прокуратуру.

Со слов А.Ф. Малыгина, сейчас принято два заявления по поводу причинения телесных повреждений: от обоих соседей. Однако в возбуждении уголовного дела отказано, так как нет актов медосвидетельствования. После их получения материалы будут направлены в мировой суд, так как оба – нормальные дееспособные взрослые люди. А в милиции будет проведена служебная проверка.

Вчера о  результатах служебной проверки нам рассказала начальник отделения по работе с личным составом Артёмовского ОВД И.И. Молдован:

— Нам прокуратура направила заявление (которое написала Валентина – ред.) чтобы мы провели служебную проверку по бездействию сотрудников Буланашского отделения. Проверку мы провели, в ходе которой было установлено: милиционер на вызов потерпевшей приехал; скандал между соседями прекратил. То есть бездействие сотрудника милиции не доказывается, его вины не усмотрено.

P.S. В субботу, 5 марта, нам позвонила Валентина. Она только что прошла обследование в екатеринбургской больнице, к счастью, никаких серьёзных последствий столичные медики у неё не обнаружили. Правда, выписали лекарства – принимать два раза в день в течение двух месяцев. Теперь результаты экспертизы необходимо будет передать в милицию, а дальше – ждать судебного разбирательства.

Андрей Лавренюк