Архив
18 мая 2011 в 9:56

Достать бы его из широких штанин…

Мечты о «краснокожей книжице», о паспорте гражданина Российской Федерации, воспитанника буланашской школы-интерната не покидают уже четыре года.

В четырнадцать лет Ваня должен был получить паспорт, а уже в этом году поступить, как и все ребята его возраста, в училище или техникум. Но парню вот-вот исполнится восемнадцать, однако ни техникум, ни армия ему не светят. А Ване как раз очень бы хотелось попасть и туда, и туда.

Пятнадцать лет назад, когда мальчику едва исполнилось три годика, он приехал на Урал, в Артемовский. Жили у родственников. Но как-то не складывалась личная жизнь у Ваниной мамы; сначала она пыталась как-то уладить ее, но после махнула рукой и на личную жизнь, и на ребенка. В 2001 году ее лишили родительских прав. Малыш попал в реабилитационный центр. Несколько раз он становился героем наших публикаций, и казалось, что он обязательно обретет новую семью. Ванечка рос улыбчивым, ласковым мальчиком, а пробелы в воспитании можно было бы и заполнить в хорошей семье лаской, любовью. Но мальчик в семью так и не попал. В 2006 году умерла его мама.

— Проблема в том, что на свидетельстве о рождении, которое было выдано в Узбекистане, не видно синей круглой печати, — рассказывает Ольга Александровна Поздина, социальный педагог. — Заметно, что она была, но размыта, утеряна при каких-то обстоятельствах. Мы начали заниматься этой проблемой, когда руководителем Буланашской школы-интерната стала Наталья Алексеевна Кокшарова.

Реклама

Сначала решено было пойти по стандартному пути — сделать запрос в Узбекистан, запросить повторное свидетельство о рождении, а затем через миграционную службу РФ получить паспорт. С запросами сотрудники интерната дошли и до уполномоченного по правам человека, писали и президенту, и в правительство РФ. И вот недавно пришел ответ из Екатеринбурга, что повторное свидетельство о рождении уже выслано из Узбекистана и находится в Москве.

— Но тут у нас возникли непредвиденные препятствия. У Ивана теперь две судимости, — продолжает Ольга Александровна. — Одна получена в 2010 году, вторая уже в феврале этого года. Одна судимость за побои товарищу, вторая за угон авто. Теперь он может получить российское гражданство, когда судимости будут погашены. А недавно пришел отказ из миграционной службы. Поводом стала судимость. Погашена она будет только через год. И в том случае, если он будет ходить на отметки и не будет нарушать режим. То есть нужно ждать до февраля 2012 года и заново обращаться в миграционную службу. И если не будет никаких проблем, то нужно будет после отправки всех запросов ждать полгода. Ему будет 18 лет в ноябре. Он не гражданин ни России, ни Узбекистана, раз был вывезен оттуда в трехлетнем возрасте в 1996 году. В данный момент он лицо без гражданства, поэтому не может ни устроиться на работу, ни приобрести жилье, ни обучаться…

Иван и сам не понимает, как случилось, что он успел получить две судимости за короткое время. «По глупости», — отвечает.

— Я хотел пойти учиться в техникум на автомеханика, — говорит Ваня. — И в армию бы хотелось пойти.

— Но учеба закончилась, — поясняет и.о директора Буланашской школы-интерната Надежда Николаевна Наказненко, — времени у него много свободного появилось, вот и… Когда ему исполнится восемнадцать лет, если мы оставим его в интернате, то это будет расценено как нарушение. За Ваней закреплено жилье, он прописан у тети, но как он будет строить свою жизнь без такого важного документа?

На днях руководство Буланашской школы-интерната связалось с аппаратом уполномоченного по правам человека. Пока ничего обнадеживающего не обещают.

— Мы пытаемся договориться с училищами, чтобы временно, пока не будет оформлен паспорт, Иван учился, — говорит Ольга Александровна. — В ноябре ему исполнится 18 лет, мы обязаны его отчислить. Затем наш подопечный должен поступить в профессиональное училище. Его не берут, потому что все пособия и стипендии перечисляются на карточку, которая оформляется при наличии паспорта. Получается замкнутый круг. Мы уже всячески пытались договориться, например, чтобы пособие перечислялось наличными деньгами, но это запрещено законом.

И все же хочется надеяться, что Иван поступит учиться в один из техникумов области, что решится вопрос с паспортом. Сейчас рассматривается вариант, когда парень поступит с 1 сентября учиться по специальности, но будет находиться в интернате.

— Если же Иван не возьмется за ум, то ему произведут замену условного наказания на реальное — лишение свободы сроком на один год и шесть месяцев, — поясняют сотрудники интерната.

Возьмется ли за ум Ваня? Казалось бы, он и не виноват, что так сложилась его судьба. Не выбирал родителей, не отказывался от матери, не сумел понравиться приемным родителям… Вроде бы есть человек — и нет его. Лишний? Ненужный? Складывается ощущение, что так и есть. Во всяком случае для огромной государственной бюрократической системы.

Наталья Шарова