Архив
15 июня 2011 в 9:35

136 немецких военнопленных

Многие артемовцы знают о том, что на Песьянке, почти рядом с железной дорогой, есть немецкое кладбище. Старшее поколение может рассказать о том, какие здания в районе построены руками военнопленных Великой Отечественной войны, где располагались их бараки, где был госпиталь…

И сегодня артёмовцы живут в поставленных военнопленными домах, ходят в возведенные ими клубы. А ещё… приходят на место погребения когда-то непримиримых врагов, возлагают в День Победы, в дни поминовения усопших, в день начала Великой Отечественной войны цветы к подножию монумента, появившегося на месте захоронения. Теперь это тоже наша история.

— Кладбище в Артемовском — это кладбище номер 153 МВД СССР, — рассказал нам по телефону доктор исторических наук, профессор Уральской юридической академии Владимир Павлович Мотревич, человек, курирующий порядка двадцати подобных кладбищ по области. — Здесь похоронено 136 человек, из них 115 немцы, три венгра, остальные военнопленные, захороненные на этом участке, — люди других национальностей. Рядом, чуть выше, находился японский участок. Захоронения японцев сверху закрыты свежими захоронениями наших соотечественников. Несколько раз в Артемовский приезжала японская делегация. Провели обследование, нашли место. Если встать к кресту немецкого захоронения спиной, то в сотне метров от него. Японцы решили, что эксгумация невозможна и больше не проявляли интерес к захоронению.

Первые захоронения на Песьянском кладбище для военнопленных появились 15 января 1945 года, закрыто кладбище 12 сентября 1949 года. На территории нашего района были расположены лагеря №4 в городе Артемовском и №5 в посёлке Буланаш. В поселке официально место захоронения открыто в 1948 году, закрыто 14 октября 1949 года. Похоронено 6 человек. Место захоронения там не сохранилось.

Реклама

Сюда, в глубокий тыл, отправляли немецких военнопленных преступников, уже осужденных советским судом в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года «Об уголовной ответственности немецко-фашистских захватчиков и их пособников».

— Я еще помню, что на месте нынешнего мемориала могилы раньше были расположены рядами, стояли кресты, а сверху — каски, — вспоминает Григорий Самекович Друмлевич, руководитель ритуальной службы и обладатель бриллиантового ордена Миротворца за помощь в организации работы по созданию мемориала военнопленным в Артемовском. — Потом каски стали растаскивать, а позже кресты исчезли, остались одни холмики. Кладбище было не ухожено. Позже сделали деревянный забор, а когда было решено делать мемориал, все разровняли. Строительство мемориала приходится на 2001 год. По моим сведениям, за обслуживание его отвечает немецкая сторона. Сейчас, как видите, мемориал нуждается в уходе: покраске, нужно восстановить три украденных пролета…

— Кладбище, на котором сейчас создан мемориал, передано Министерству обороны России, — говорит Владимир Павлович Мотревич. — У нас нет иностранных земельных собственников. За обслуживание кладбищ сейчас отвечает администрация города. По договору международных обязательств порядок такой: первые годы оплачивала обслуживание, уход и ремонт немецкая сторона. Когда в недавнем прошлом снесли часть забора, я сам восстанавливал, на средства немецкой стороны. И красили, и скашивали траву.

Профессор Мотревич оформлял под мемориал землеотвод, он же согласовывал проект с нашим управлением архитектуры, с немецкой стороной. К слову, в области 95 иностранных кладбищ, и в настоящее время благоустроено только 25 из них, остальные находятся в первозданном состоянии.

— В конце девяностых — начале двухтысячных к нам по поводу захоронений стали приезжать иностранные делегации, — дополняет Григорий Самекович. — Сюда вместе с сыном приезжал в 2003 году человек, который был здесь в плену, ему было за 80 лет. Сын у него работает где-то в правительстве Германии. Было трогательно видеть, когда вся делегация, которая сопровождала пожилого немца, подъехав к мемориалу, осталась у ограды, а он прошел к плите, достал шнапс, выпил, посидел, помолчал. Видно было, что переживал. Сейчас было бы замечательно восстановить ограду мемориала, дорогу выровнять хотя бы, а то не дай бог, приедет какая-нибудь делегация, а нам не проехать к мемориалу. А вообще, наши люди, особенно пожилого возраста, могут сейчас и недовольство высказать, что за могилами немцев уход какой-то есть, а могилы наших ветеранов, если родственники не ухаживают, стоят заброшены. Хотя я сам видел, как 9 Мая, в родительские субботы сюда возлагают цветы.

С 2012 года по новому законодательству Россия будет обслуживать и ухаживать за такими захоронениями, передав их на баланс местных администраций, уже в соответствии с международными договоренностями. Немцы будут ухаживать за нашими захоронениями, а мы за их.

— Сейчас идет подготовка к введению этого новшества, — говорит профессор Владимир Мотревич. — Пока еще не совсем понятно, как все будет реализовано. Сейчас вроде бы должна еще ухаживать за захоронениями немецкая сторона, но, когда я недавно представил смету на покраску, ответа не получил.

***

Я стою у ограды мемориала. 136 немецких военнопленных, имена которых до сих пор скрыты в архивах, остались в истории не только страны, но и нашего небольшого городка. Разве знали они, отправляясь на войну, что навсегда останутся так далеко — в самой глубине той страны, которую хотели завоевать? Но остались. И оставили о себе память.

Наталья Шарова