Архив
17 августа 2011 в 9:56

Счастливый человек

Милю Александровну Панюкову знают все мальчишки и девчонки, живущие в посёлке Строителей. Почему? Да потому что Миля Александровна является и тренером, и наездником в конно-спортивном клубе, принадлежащем А.В. Кислицыну.

Несмотря на возраст (она уже на пенсии), лихо садится в седло и управляет лошадью. Глядя на эту энергичную, никогда не унывающую женщину, я удивлялась её терпению в работе, умению ладить с окружающими. Как-то раз мы с ней разговорились, и я узнала много интересного из её жизни.

— Моё детство пришлось на 60-е годы, — вспоминает Миля Александровна. — Родилась я в деревне Осинцево Ирбитского района, там был большой конный двор. В то время лошади были незаменимой рабочей силой в колхозе. Я после школы пропадала на конном дворе. Летом работала на покосе: верхом на лошади возила волокуши. Стала старше, села на конные грабли, гребла сено. Мечта была у меня — стать наездником и участвовать в конных соревнованиях. Школу закончила и хотела поступить на Ирбитский ипподром , но родители не отпустили: опасались за мою жизнь.

— А как вы оказались в нашем городе?

Реклама

— Сначала из села уехала в Нижний Тагил, 15 лет прожила там. Очень грустила, что мечта моя не сбылась. Книги читала про лошадей, иллюстрации с изображением лошадей собирала. Потом муж умер, так стало одиноко, домой захотелось. Но судьба занесла в ваш город. Работала на радиозаводе, вышла на пенсию. Не могла себе даже представить, что в эти годы исполнится мечта всей моей жизни: меня пригласили в конно-спортивный клуб Кислицына. Сначала работала и конюхом, и наездником.

— Наверное, тяжело было?

— Поила и кормила 18 лошадей, конечно, первое время было тяжело. Потом попривыкла. Через некоторое время Анатолий Витальевич предложил быть тренером-наездником.

— А правда, что лошади лечат?

— Да, такое лечение называется ипотерапия. Но у нас нет специалиста, который бы занимался с больными детьми. Как-то к нам папа привёз больную девочку, диагноз — ДЦП. У девочки пальчики в кулачок были сжаты и не разгибались. Мы с ней вместе лошадь гладили, верхом девочка ездила. Повеселела, улыбаться стала, мы с ней даже попытались с ладони лошадь покормить. Лечение это длительное — не день, не два, а месяцы и годы.

— Миля Александровна, расскажите о ваших спортивных достижениях. Смотрю, здесь даже место есть для наград. Я насчитала 15 кубков.

— Да это не все награды, их гораздо больше. Первая спортивная лошадь у меня была Липа. А на Колибри я два года выступала на соревнованиях. Гордая была лошадка, не любила за кем-нибудь плестись. Ни разу не приехали без медали или кубка. И область всю проехали, и в Тюмени были. А теперь выступаю на Княжне: зональные соревнования, Российские в городе Перми (выступала за Свердловскую область). Опять с наградами приехали.

— Приходилось ли вам выхаживать лошадь, например, во время болезни?

— Был у меня такой случай: ожеребилась лошадь и через некоторое время умерла. Остался двухнедельный жеребёнок. Ухаживать пришлось, как за маленьким дитём: кормить через каждые два часа молоком, мыть, выгуливать. Потом эта малышка бегала за мной, как за мамой родной.

Миля Александровна задумалась, а потом как-то радостно встрепенулась и, улыбаясь, сказала:

— А у меня внучка ходила сюда. Участвовала в скачках. На Консуле заняла первое место.

Миля Александровна всё рассказывала и рассказывала про лошадей. И какие они красивые, и какие умные. Что у лошадей, как у людей, разные характеры. Что на доброе отношение человека лошадь всегда отвечает взаимностью. Что лошади всё-всё понимают…

Реклама

Я смотрела на Милю Александровну и думала: любит лошадей, любит своё дело, этим живёт, радуется, светится вся. Вот так, наверное, и выглядит счастливый человек.

Ангелина Голубанова