Архив
23 января 2014 в 11:53

Реквием по 20-й 14 января из школы №20, теперь уже бывшей, выносили мебель, чтобы развезти её по другим школам города

Руководила этим со слезами на глазах директор 20-й О.Б. Мышева. Да и как иначе: 10 последних лет укомплектовывать всем необходимым учебное заведение (извините, учреждение — так сейчас именуются у нас на чиновничьем языке школы, детские сады и т.п.) было её обязанностью. И эта партия мебели была первой, за ней последуют другие — списки на неё в управлении образования составлены, чтобы к 3 февраля освободить помещение, которое займут опять же чиновники различных государственных служб.

Вообще, в этом есть рациональное зерно — создание в городе некоего делового центра, где будут собраны разбросанные до сих пор по разным местам кадастровая палата, миграционная служба и другие. Но, по большому счёту, закрытие школы — это позор. Потому что в обозримом будущем никакого строительства для детей школьного возраста не предвидится. Ведь даже детские сады, под строительство которых выделены средства — сами видите, как строятся: нет специалистов, нет местных строительных организаций — вот и тянется дело ни шатко ни валко. Ведь всего и надо было сделать — добиться, чтобы школа выполняла своё назначение — была коррекционной, то есть работала с трудными детьми, с которыми в обычной школе заниматься некому, да и некогда. Однако дело это хлопотное, и оказалось, что школу такого типа легче и спокойнее закрыть, чем дать ей стимул жить дальше.

Причина для закрытия 20-й была чисто формальной: выпускники плохо сдали ЕГЭ. Вот на Северном Кавказе, как известно, ЕГЭ сдаётся 100-процентно, а каким способом — известно всем. Наверное, это сладкий сон для артёмовских чиновников от образования: все сдали и все поступили в вузы! Но объективно так не бывает.

Закрыли школу. Пообещали: все дети будут устроены. Перевели их в школу №6, где также опасались закрытия из-за малочисленности учащихся. Опасались, видимо, и самих новичков: на линейке 1 сентября, по рассказу одной из матерей, директор предупредила их: «Здесь вам не 20-я!» И что в итоге? На такое любой тихоня дал бы отпор. В итоге — конфликты и жалобы родителей в разные инстанции.

Реклама

Учителей 20-й пообещали всех трудоустроить. Да, 10-ти нашлась работа по специальности. Из оставшихся двое — пенсионеры, остальные до сих пор без работы, но зарплату при этом получают. Наверное, это официально называется оптимизацией, но на самом деле — как-то по-другому.

А ведь 20-й нынче должно было исполниться 20 лет. За это время школа выпустила более 1200 человек, которые отнюдь не потерялись в жизни. Более того, они и выпускались-то, уже имея рабочие профессии, которым сегодня в нашем родном городе почти нигде не обучают.

Представляю, сколько обид и возражений последует на эту публикацию. Но мне, да и многим артёмовцам, интересно узнать другое: почему у нас ВСЕГДА так получается? Говорим, что 20-я не закрывается — и тут же её закрываем. Говорим, что магазин «Планета» не будет отдан за долги муниципалитета, и тут же предпринимаются попытки провести эту операцию.

Такие вот мысли вызывает грустное это созерцание закрытия школы, в стенах которой когда-то учился и я сам. Только тогда у ней был другой номер.

Анатолий Корелин