Архив
27 июня 2014 в 10:00

Футбольный АД Анна Галямшина вспоминает ЧМ-2010

Признаюсь честно: я футбол не люблю. Совсем не люблю. Не оттого, что не понимаю, почему это интересно — наблюдать за бегающими по полю с мячом игроками. Больше потому, что некоторое время мне довелось работать в спорт-баре, и трансляции футбольных матчей были главным развлечением посетителей. А ещё в то время проходил предыдущий Чемпионат мира. И этот период стал адом для всех работников спорт-бара.

1/8 финала

«Бывалые» нас заранее предупредили — готовьтесь, будет очень тяжело. Никакие банкеты-корпоративы-свадьбы не сравнятся по сложности с обслуживанием Чемпионата. Я тогда работала барменом, и мы с напарником только усмехались, слыша подобные предупреждения. Ну, чего такого мы не видели? Подумаешь, трансляция. И не такое переживали. Тем более поначалу желающих смотреть игры было немного, вечера проходили спокойно. Да, иногда официантам приходилось побегать по залу, разнося заказы, но нельзя сказать, что это было сложно.

Хотя разговоров о футболе стало намного больше, чем обычно. Постоянные посетители заходили посидеть за барной стойкой и обсуждали между собой результаты того или иного матча. А мы, навострив уши, прислушивались, чтобы потом в беседе с другими гостями можно было ввернуть умную фразу. К тому же, посетителям-мужчинам было очень приятно, что девушка-бармен может поддержать беседу на такую важную тему, а непонятные термины они с удовольствием объясняли.

1/4 финала

С началом очередного этапа стало сложнее. После смен мы уже приходили домой умотанные — свободных столиков на трансляциях не оставалось, и заказов приходилось готовить много. Официанты во время матчей носились по залу как угорелые, периодически просили: «Пробей на этот столик то-то и то-то! Не успеваю!». Администраторы начали задумываться о том, как будет проходить трансляция финала — до неё оставалось не так много времени, а нам нужно было подготовиться.

Посетители, пропустившие матч, начинали общение с вопроса: «Ну как?» Приходилось напрягать память и рассказывать, кто и на какой минуте забил, какой нехороший человек судья, и почему этому игроку дали жёлтую карточку. Постепенно даже мы в свободные минуты начали обсуждать футбол. А если трансляция проходила не в твою смену, узнать результаты было просто жизненно важно. Иногда мне становилось интересно: есть ли что-то на свете, кроме футбола?

1/2 финала

Вскоре я поняла, что пока нет. Существует только он! И только футбол интересен всем окружающим. Даже губернатор приходил к нам посмотреть один из матчей.

Мы судорожно готовились к финалу — забивали склад напитками, чтобы всем хватило, повара не знали, как рассовать по холодильникам такое количество продуктов «на всякий случай», официанты в панике искали запасные тарелки-ложки-вилки-ножи, чтобы всем хватило. А мы с напарником внезапно осознали, что в баре слишком мало стаканов — иногда к пиву приходилось давать не пинты и кружки, а обыкновенные хайболы (в которых обычно подают сок) или даже роксы (предназначенные для виски со льдом)!

Свободных столиков не оставалось заранее — всё расхватывали в день предыдущего матча. Посетители умоляли разрешить им посидеть где-нибудь просто на стульчике, и порой администраторы, кладя трубку, в сердцах говорили: «Могу предложить только диванчик у туалета!». Места на финал, кстати, тоже уже были разобраны. Мы даже боялись заглядывать в тетрадку брони, потому что от такого количества человек кружилась голова. Даже барные стулья уже были заказаны!

Вскоре на склад стало страшно заходить — всё помещение было заставлено колоннами из коробок и пивных кег. Повара бегали по кухне, стараясь успеть отдать все заказы вовремя и сделать заготовки на финальный матч. Мы с напарником боялись лишний раз повернуться за барной стойкой — везде стояла посуда «на всякий случай».

Стало интересно прислушиваться к разговорам посетителей, они не только обсуждали итоги игр, но и свои ставки в букмекерских конторах. Информационный перегруз был страшный — нужно было запоминать всё, что обсуждалось, чтобы потом поддерживать беседу. Нас всех тошнило от одного упоминания о футболе, но он был везде, даже в маршрутке по пути на работу и в такси по пути домой. Мы изнывали от усталости и молились, чтобы это поскорей закончилось. Все ждали наступления дня «Х».

Финал

В день финала на работу вышли все: оба администратора, все официанты и повара и два бармена. С утра уже потрясывало от волнения, мы готовились к приходу гостей. Зал был заставлен дополнительными столиками и стульями — едва можно пройти из одного конца в другой. Барная стойка окружена отрядом из стульев. Я даже не знала, что у нас СТОЛЬКО барных стульев!

Сначала мы с напарником перетёрли всю свою посуду. Потом помогли официантам перетереть всю их посуду. Потом натаскали в бар «на запас» всё, что только можно было: фисташки, расфасованные порционно по пакетикам, коробки с напитками, невероятное количество чипсов, фрукты для фрешей. Лёдогенератор работал без устали, а мы рассовывали «лишний» лёд по морозилкам, зная, что он пригодится потом. Ещё одна проверка: чайные чашки-ложки-блюдца на месте, сахарницы полные, щипцы для льда натёрты и сияют, салфетки и картонные подставки под бокалы лежат ровными стопками, кофе-машина урчит и полна воды (и парогенератор работает), в холодильнике три пакета молока, куча лимонов-апельсинов-грейпфрутов, все зажигалки работают. Кажется, ничего не забыли. На всякий случай предупредили всех: не продавайте сложные коктейли (слоёные или с поджигом), капучино и латте — делать красоту будет некогда.

В ожидании прихода людей официанты бродили по залу, поправляя стулья и салфетницы на столах, мы с напарником переминались с ноги на ногу и перекладывали туда-сюда полотенца, не зная, чем себя занять. Администраторы в тысячный раз объясняли, что свободных мест нет. Совсем нет. Даже на диванчике у туалета.

А дальше… Будете смеяться, но «всё как в тумане». Я почти не помню первый тайм. Незаметно пришли все посетители, официанты начали бегать быстрее. Принтер, печатавший чеки с заказами, не останавливался ни на минуту, выплёвывал бумажку за бумажкой — этой гирляндой можно было украсить небольшую ёлочку. Нам с напарником из-за сидевших за барной стойкой не было видно, что происходит в зале, но, судя по безумным лицам официантов, там творилось невообразимое.

Все требовали еды и напитков. Со всех сторон сразу:

— Дайте лёд! (Нету льда. Закончился в первые пятнадцать минут.)

— Принесите вилку! (Сейча-а-а-а-ас!)

— У нас закончились зубочистки! (Да что ж вы с ними сделали? Съели, пока ждали заказ?)

— Где мой фреш? (Ой, фреш… Вот сейчас отдам этот заказ и сделаю… Нет, ещё вот этот, и тогда… Костя, сделай фреш! Что? Отдашь заказ и сделаешь? Хорошо!)

Никогда не заказывайте фреш, если у барменов много работы. Мы отдали его только через сорок минут.

На кухне творился… Я не знаю, как это назвать. Пока бежишь на склад за чем-нибудь нужным (весь склад ведь не поместился в баре!), успеваешь увернуться от сковородки, брошенной в мойку, наткнуться на шеф-повара, бегущего с мешком креветок, споткнуться о посудомойщицу, которая пытается помочь официантам и раскладывает чеки с заказами у тарелок.

Официанты в истерике пытаются отдавать что-то из бара сами. Забираю и даю подзатыльник: «Ничего самим не брать! Только после выбитого чека!» (а то мы потом с недостачами не разберёмся).

— Ну пожа-а-а-алуйста! Ну мне только две «Колы»!

И вдруг закончился первый тайм. Болельщики дружно пошли курить на улицу, а мы были невероятно рады передышке.

Второй тайм прошёл уже спокойнее. Мы постепенно раздали все заказы, и сытые болельщики следили за игрой. Мы с напарником тоже заинтересовались происходившим на экране, периодически отвлекаясь на выбитый заказ.

Появилось время сходить на мойку за посудой (с ума сойти, сколько там её — неделю же надо будет натирать!), выкинуть мусор, поменять пепельницы сидевшим за барной стойкой гостям. Мы даже начали гадать, кто победит. Хотя к последним минутам забеспокоились — если никто не забьёт, дадут дополнительное время, а так хочется, чтобы все уже поскорее разошлись. Свисток. Счёт 0:0. Первый овертайм закончился вничью. Второй тоже. Кошмар, ещё и серия пенальти! Ноги гудят невыносимо, нервная система на пределе. Футбольный ад никак не заканчивается, словно нарочно они не забивают и не прекращают наши страдания!

Все, затаив дыхание, наблюдают за происходящим на экране. Официанты забыли про заказы и молятся о том, чтобы кто-нибудь поскорее забил…

— ГО-О-О-О-О-Л!!!

Все присутствующие кричат одновременно. Посетители вскакивают, срывают футболки и размахивают ими, девушки визжат, я прыгаю от радости, обнявшись с одной из официанток. Мы смотрим друг на друга и счастливо повторяем:

— Всё закончилось!

Это был самый сложный матч из всех, на которых мне доводилось работать. Когда посетители разошлись, мы с ребятами просто бродили по пустому залу, рассеянно подбирали разбросанные салфетки и зубочистки и не верили, что пережили это. И да — мы единодушно ненавидели футбол.

Анна Галямшина