Архив
31 июля 2014 в 22:50

Тридцать литров Праги И кто сказал, что в Чехии не любят русских?

«Аэробус А320» делал уже третий круг, и казалось, что своим фюзеляжем он задевает верхушки сосен. Если бы не было так страшно, можно было бы поэтически сказать, что верхушки европейских сосен щекочут живот нашего самолёта… Но мне было страшно… Пальцы, сжимающие подлокотник сидения, были уже белыми, а любознательный мозг так и заставлял глаза снова и снова смотреть в иллюминатор. А там, за стеклом плыли леса, поля, маленькие домики и крыло самолёта, которое, борясь с ветром, вот-вот собиралось оторваться…

Покрытие взлётной полосы приближалось, вскоре самолёт тряхнуло, и он наконец-то покатился по твёрдой и любимой земле. В голове прояснялись мысли, а переживания о ненаписанном завещании сменялись нарастающей жаждой встречи с новой страной. Сейчас от этой страны меня отделяла лишь долгая процедура регистрации. Пограничники внимательно смотрели на каждого, сверяли настоящее лицо с лицом в документах, вежливо, но как-то казённо улыбались и приглашали следующего.

А на улице была Прага. И надо было уже выпить чешского пива!

Однако пива на площади перед аэропортом не наливали. Вместо него был удобный микроавтобус «мерседес». Он вёз нас по улицам Праги. Гид что-то рассказывал, а я глазами жадно глотал пейзажи, проплывающие за окном, старался «съесть» как можно больше окружающего мира. Находясь в путешествиях, я не особенно много фотографирую, любые картинки можно найти в интернете. В путешествиях ценно только то, что снимаешь собственными глазами, то, что остаётся с тобой навсегда.

Реклама

Широкая трасса сменилась тоннелем, который, в свою очередь, рассыпался на несколько улиц, окружённых невысокими домами с черепичными крышами. Мы петляли по незнакомым улицам, попутно высаживая туристов у нужных отелей, и в конце пути оказались у моего отеля. Символично он назывался — «Европа-2»…

Несмотря на звонкое геополитическое название, отель стоял в глубине тихой улочки и представлял собою обыкновенный частный дом, покрытый замечательной черепичной крышей. Улица была такой ширины, что на неё мог вместиться только один автомобиль, а домики располагались настолько близко, что, выйдя на балкон, соседи могли легко общаться друг с другом. Улочка напомнила мне мир финских муми-троллей, у которых были такие же маленькие домики, где всё отдавало такой же милой простотой. Вообще, в Праге всё, кроме, пожалуй, кухни, зажато в строгие рамки экономии и рационализации. Практически везде стоят автоматические краны и лампочки с датчиками движения, а летние обогреватели комнат для обогрева малопригодны. Зато эти обогреватели очень хорошо помогают в нехитром деле сушки свежепостиранных носков.

Приняв экономный европейский душ, я отправился изучать близлежащие улицы. Стрелки часов показывали половину девятого вечера, и ехать куда-то в центр было уже бессмысленно. Я завернул в ближайший чешский ресторанчик, который на деле оказался китайским. Кроме общения с китаянкой, для которой не только русский и английский, но и чешский язык был набором непонятных звуков, здесь меня порадовали цены. «Утка по-пекински» (целая, на огромном блюде), непонятные хлебные шарики (вопрос, как называлось это блюдо, мучает меня до сих пор) и три бутылки чешского (слава богам, не китайского) пива стоили около 250 крон (Чешская крона стоит чуть больше 2-х рублей)!

Путь из ресторана в отель проходил через автобусную станцию, которая представляла собою мечту маньяка из американского фильма. Полутёмные магазины, выстроенные на площадке в виде большой подковы, были закрыты общей металлической крышей, которая при лёгком дуновении ветра издавала странные мистические звуки. Все постройки находились немного в глубине, а соединял их с пешеходным тротуаром небольшой зелёный парк с одиноко стоящими скамейками. На спинках скамеек сидели чешские «гопники». Когда двое из них отделились от молчаливой компании и направили свои тёмные силуэты в мою сторону, я сразу вспомнил свой уральский город. А когда один из них обратился ко мне и попросил «заполовач» (чеш. «зажигалка»), меня охватило странное чувство, словно я и не выезжал за пределы родного района. Предоставив молодому чеху желанный «заполовач», я выпалил странную фразу: «Где у вас «потравины» (чеш. «продукты»)? Как ни странно, чехи меня поняли и… Что вы думаете? Они проводили меня в магазин и посоветовали, какого пива купить… Вот такие они, чешские «гопники».

Курить в Праге можно абсолютно везде, главное — следовать принципу «не мешай другим». Хоть на остановках и красуются знаки «zakaz koureni» (чеш. «курение запрещено»), курят на остановках все желающие. Общественный транспорт ходит чётко по расписанию, билет на транспорт единый, но действует определённое время. Покупаешь jízdenky (чеш. «билет») на полчаса и передвигаешься по городу хоть на автобусе, хоть на метро, хоть на трамвае.

Каждый камень и каждый угол в Праге связан с чем-то историческим. Староместская площадь, окутанная легендами, собор святого Витта, поражающий своим готическим великолепием, мистическая «Злата уличка», суровый Карлов мост займут своё место в копилке моей души и будут лежать там всегда. Можно тысячу раз читать о Праге, смотреть сотни фотографий с памятниками и зданиями, но это будет чужая Прага. Своя, тёплая и близкая, проникает в тебя через глаза и подошвы ботинок, когда ты сам ступаешь по булыжникам мостовых.

Кстати, для того, чтобы в европейских городах в вас не узнавали соотечественников, можно просто купить и повязать на шею шарф (летом, конечно, с ним будет жарковато, а вот весной он был как раз кстати). Проверено! Шарф работает и отпугивает многочисленных русскоязычных гидов.

Чехи очень уважают свою историю, порой на каких-то нетуристических улочках находишь мемориальные доски с надписями «Здесь за свободу пал такой-то в мае 1945 г.» или совершенно случайно натыкаешься на корчму «У парашютистов», оформленную, как зал памяти чешских парашютистов, организовавших в 1942 г. нападение на Рейнхарда Гейдриха.

Кстати, тема кафе, ресторанов и пивных особенна. Возникает ощущение, что абсолютно в каждом доме есть своя пивная, в которой варится свое, фирменное пиво и делаются фирменные мясные блюда. И везде всё очень вкусно!

Как я уже говорил, цены в этих заведениях довольно низкие. Как-то, зайдя в ресторан «У медведку» и заказав четыре кружки чудесного тёмного пива, «вепрево колено» (свиную ногу весом около 2,5 кг), бараньи рёбрышки и квашеную капусту, я заплатил всего 350 крон! Большинство официантов в Праге живёт только за счёт чаевых, обслуживание в счёт не включается. Поэтому просто необходимо оставлять 10% от суммы заказа в качестве чаевых. Кстати, вышеназванная пивная работает с 1432 г.! Я же говорил, что в Праге везде история!

Люди в Чехии доброжелательные и открытые. Любой случайный прохожий, официант кафе с неподдельным дружелюбием отмечает на карте интересующие объекты, показывает дорогу. Чешский язык кажется смешным и непонятным, но после нескольких дней ты начинаешь улавливать общий смысл сказанного, а вывески читаешь с легкостью и быстротой. Автомобиль по-чешски звучит, как «возидло», духи — «вонявки», самолет — «летадло». При развитой фантазии и быстроте мышления очень даже и понятно.

Прага — это особенный мир. И для меня этот город — место, в которое обязательно нужно вернуться. Вернуться уже с другим жизненным багажом, с другими мыслями.

Реклама

Ах, да! За более чем недельное пребывание в этом замечательном городе я выпил около тридцати литров пива…

Иван Сильченко