Архив
24 июня 2015 в 8:41

Если ЦРБ больна… До пациентов ли городской больнице?

В минувшие выходные страна чествовала российских медиков — страна, но не Артёмовская ЦРБ. У местного медицинского руководства эта благородная профессия не в чести. Или не профессия, а её представители — артёмовские медики. Так или иначе, но и медицина, и медики в нашем городе по-прежнему терпят бедствие.

Кому — круиз, кому — 300 рублей

По давней традиции, каждый год в этот день артёмовских медиков чествовали на городском уровне, даже в тяжёлые времена. Торжественные мероприятия с награждением и тёплыми словами проходили в «Энергетике» или в 56-й школе, или в ДК Попова. Сказать поздравительное слово приглашали и городских руководителей. В этом году публичного поздравления не было. Совсем. Главврач накануне отправился в отпускное путешествие, проигнорировав абсолютно своих коллег. В стенах больницы поздравили ветеранов — говорят, профсоюз постарался. Коллективу выписали премии шокирующих размеров: врачам — по тысяче, медсёстрам — по пятьсот рублей, санитаркам — по триста. Сами медики называют премию подачкой, что, как видите, адекватно суммам. И без того давно и безнадёжно испорченного настроения нашим медикам это, конечно, не подняло. 

Кому — «Хёндай», кому — жигулёнок с очистками 

До сих пор не выплатили и ежегодную премию, которую обычно выплачивали в конце года к новогодним праздникам. А за 2014-й вот не выплатили. Хотя главврач Карташов публично уверял, что он про неё не забудет и что все получат эту премию. Говорили, что деньги в начале года на это пришли. Но по сей день премия не выплачена.

Зато Андрей Владимирович с начала этого года (совпадение?) ездит на новом «Хёндае», купленном больницей специально для главврача.

Не только себя, но и «своих» Андрей Владимирович не забывает: например, при всей экономии больничного бюджета, которой главврач объясняет сокращение зарплат, для Сафарова-младшего нашлось-таки восемьдесят тысяч рублей — по случаю рождения его ребёнка. А вот для травматолога с 30-летним стажем Г.Э. Тер-Терьяна в честь его выхода на пенсию отыскалось в закромах ЦРБ только две тысячи рублей на премию.

Кстати, экономия бюджета никак не помешала главврачу первым делом нанять штат охраны, о чём мы сообщали в одной из первых публикаций про ЦРБ. Есть примеры её работы — примеры, прямо скажем, анекдотичные. Помните, факт обстрела роддома? Ситуация сама по себе — из ряда вон, но тем более — где тогда была охрана? Особенно это странно выглядит в связи с другим недавним событием: настоящей облавой, которую охранники устроили на обычного работника кухни. Заподозрив, очевидно, в том, что он уносит домой продукты, решили поймать «вора» за руку. Но, когда люди в форме и с автоматами окружили жигулёнок испуганного подозреваемого, то обнаружили там только… картофельные очистки. Вот стрелка по роддому никто не обнаружил, а кухработника — пожалуйста.

Ну, и если уж об экономии, то невольно вспоминается и главный клозет больницы, который оказался в первоочередных приоритетах А.В. Карташова (несмотря на экономию). Объект этот секретный — говорят, главврач в него даже уборщицу не пускает. Сам моет?

Кому — наркоз, кому — перекуры

Опять же больной вопрос — стимулирующие. Их по-прежнему не платят. Все ссылки на кризис не выглядят объективными: в других-то больницах платят. Да и у нас не платят, как выясняется, не всем — избранных три-четыре отделения. Вот хирургии платят — видимо, потому, что в этом отделении работает Карташов-младший. Про хирургию вообще отдельная песня. Сами же сотрудники больницы говорят, что пьянство в хирургии продолжается, а операции, которые обычно рассчитаны на полтора-два часа, длятся в разы дольше: хирурги, например, уходят на перекуры. Это как? Человека разрезали — покурили, больной орган прооперировали — опять покурили? Говорят, так и есть. В этом случае вопросов два: что в хирургии на операциях происходит со стерильностью и почему пациентам дают такой длительный наркоз, что хирурги ещё покурить успевают (современные технологии анестезии нацелены на то, чтобы сокращать время действия наркоза и наносить меньший вред организму)? Ещё говорят, что хирурги на операциях зарабатывают таким образом: сначала делают прокол лапароскопическим аппаратом — раз операция, затем разрезают брюшную полость — два операция. Получают зарплату за две операции. 

Кому — зелёный свет, кому — Тагил и «Юбилейный» 

К «нашим людям», то есть к артёмовским специалистам, отношение администрации ЦРБ по-прежнему пренебрежительное: одним прямым текстом предлагают освободить должность в пользу приезжего ставленника главврача, другие сами увольняются, не желая сносить несправедливости положения. Так, уволились врачи Беляев и Евдокимова: Андрей Александрович пока отдыхает, а Светлана Брониславовна работает в железнодорожной больнице. По неофициальной информации, возможно, они соберутся в Екатеринбург или в Тагил. Думается, увольнение терапевта Евдокимовой её пациенты воспримут болезненно: в народе у неё слава человечного доктора, который не только таблетками, но и добрым словом лечит, к ней на приём старались попасть и с других участков. А теперь всё внимание доктора Евдокимовой достанется тагильчанам или екатеринбуржцам, ну хорошо, если нашим железнодорожникам. Хирург Беляев известен артёмовцам как опытный врач, но он, пожалуй, стал одной из первых жертв сегодняшнего режима: ему одному из первых урезали зарплату до минимума, он вынужден был уйти работать на Буланаш, теперь вот совсем уволился. Ушли из-под крыла ЦРБ два врача ОВП Буланаша М.Л. Елфимова, О.К. Покровская. Одна в ж/д больницу, другая в санаторий-профилакторий «Юбилейный». А вообще, доктора, ушедшие в железнодорожную больницу, говорят, что нисколько о перемене места работы не пожалели: в их жизни снова появились стабильность и адекватное отношение руководства. Согласитесь, это немало.

А в ЦРБ произошли перемены и в административном аппарате: дольше других возле руководящего кресла продержался зам Д.Е. Аверкиев, но предложили освободить эту должность и ему. Теперь бывший зам занимает непонятную должность заведующего оперблоком. Есть информация, что Дмитрию Евгеньевичу предлагают пройти обучение ультразвуковой диагностике и работать в Артёмовском врачом-узистом. Ставки других замов также были сокращены, осталось две, обе заняты Сафаровыми.

Сменился руководитель экономико-правового направления администрации ЦРБ. Новый начальник — не местный, очередной ставленник Карташова. 

Что касается самой больницы, то зададим простой вопрос: если в ЦРБ идут ремонты, вот фасад отремонтировали, ну шлагбаум с охраной появились, если, как говорил А.В. Карташов на Думе, врачей у нас пришло больше, чем уволилось, если всё хорошо, тогда почему всё чаще пациенты городской больницы обращаются в железнодорожную или областную больницы, предпочитая заплатить деньги?

До пациентов ли ЦРБ, если она сама больна?

Ирина Кожевина