Архив

Дети Китежа Что искали артёмовцы в калужской глубинке в сообществе приёмных семей

О Елене Мазаловой и её приёмных детях мы писали полгода назад. Тогда в разговоре она вскользь упомянула о Китеже, сообществе приёмных семей, живущих в отдельном посёлке в Калужской области. Китеж, в котором она побывала трижды, сыграл в её жизни немалую роль. Обитатели этого посёлка, названного точно так, как легендарный град, ушедший в воды озера Светлояр, помогли Елене решиться стать приёмной мамой. О Китеже, китежанах и недавнем отдыхе в этом необычном месте она делится с нашими читателями.

Другой мир

Китеж — достаточно известное объединение, и всё, что вам интересно о нём, можно найти и в СМИ, и в интернете. Но особенно информация нужна тем, кто связывает свою жизнь с детьми, их воспитанием и с принятием в семью некровных детей. В последнем случае, как считает Елена, без Китежа точно не обойтись.

— Когда у меня зародилось желание принять в семью ребёнка, я всюду, где могла, искала информацию не только о том, какие шаги нужно сделать, чтобы найти детей, оформить все документы, но и то, какие трудности могут ждать меня как приёмного родителя. Первый раз я побывала в Китеже ещё в 2011 году, не будучи уверенной в том, что решусь стать приёмной мамой. Второй раз — уже имея на руках разрешение от опеки. И в третий раз этим летом вместе со своими приёмными детьми, Сашей и Лизой.

Если два первых раза Елена искала в Китеже какие-то ответы на свои вопросы, то в третий раз вместе с детьми ехала за тем, чтобы они почувствовали то ощущение душевного тепла, защищённости, которую дают люди, живущие в Китеже.

— Это другой мир, в котором удивительная атмосфера, — рассказывает Елена. — В отзывах тех, кто там побывал, встретила фразу «кусочек рая на земле». Это действительно так, и Китеж в плане взаимоотношений людей уникален. Всё основано на добре, на помощи друг другу, на отзывчивости. Это ощущается без слов. Притом что дети здесь живут разные. Есть кровные, есть приёмные, есть те, которых называют программные, то есть такие, кого в Китеж привозят из обычных семей — на какое-то время для корректировки поведения. Чаще всего это дети, у которых есть серьёзные проблемы с воспитанием, со сломанным восприятием образа мира. Программные дети живут в Китеже ровно столько, сколько нужно самому ребёнку. Это не ссылка, это возможность осознать себя.

Можно засомневаться в оценках Елены, но и официальная статистика работы сообщества Китеж говорит о том же — о его уникальности. Все дети, что вышли отсюда за двадцать с небольшим лет — благополучные, сумевшие не пропасть и не пойти по кривой дорожке. Тогда как те же сухие цифры статистики показывают, что 80 процентов детей, вышедших из стен детских домов и школ-интернатов, не сумели адаптироваться и теперь уже их дети пополнили ряды социальных сирот.

Событие детей и взрослых

Большинство взрослых даже сами себя не понимают, что говорить о том, чтобы понять внутренний мир ребёнка. Поэтому вместо воспитательных бесед выходит у нас чтение нотаций.

— Знаете, в Китеже проще растить ребёнка, я имею в виду, в психологическом плане. Здесь почти на все наши родительские страхи и ошибки можно найти ответ, выход из сложной ситуации, потому что кто-нибудь да уже проходил через это, а так как все взрослые — это и есть педагогический коллектив, то всё решается сообща. К примеру, случилось так, что ребёнок совершил какой-то проступок. Как поступить, если для тебя эта проблема возникла впервые? Отругать? Прочитать поучительную речь? В Китеже к этому подходят иначе. Здесь у каждого ребёнка есть помимо родителей ещё и наставник, которого он выбирает сам. Есть взрослый, с которым ребёнок общается на другом уровне, советуясь, доверяя секреты, которые маме и папе не расскажешь. Здесь все вовлечены в процесс воспитания каждого ребёнка. И мне нравится, что это происходит без нравоучений и назиданий.

Каждый день у детей и взрослых расписан по часам. Жизнь ребятишек похожа и не похожа на пребывание, к примеру, в детском доме или летнем лагере. Строем здесь не ходят.

— Мои дети так во всё втянулись, что уходили утром и только вечером довольные возвращались. Саша уже сейчас сказал, что нужно будет и следующим летом поехать в Китеж. Ему очень хочется поучаствовать в ролевой игре — это не просто бездумное беганье по лесам, сражение на мечах со щитами, какие-то обучающие формальные моменты. В игре, которая длится две недели, запланированы ситуации, в которых ребёнок делает и моральный выбор. А вечером собираются все вовлечённые в ту или иную игру и обсуждают решения, которые принял ребёнок в игре. К примеру, он выполнил задание быстрее, но не учёл, что мог в это время помочь напарнику. Оценок не ставят, просто обсуждают, проговаривают, подталкивая к пониманию.

В Китеже не просто опираются на свой жизненный опыт, а постоянно развиваются, учатся педагогике.  Кроме того, проводят семинары и консультации для приёмных родителей и организаций, работающих с детьми-сиротами. Мечтают создать научно-исследовательский центр для детей и взрослых, где станет возможным совместить развитие и творчество. Здесь своя школа, свой детский сад, где родители — учителя и воспитатели, а ещё приезжают волонтёры, причём даже из-за границы. Есть дневник, общий, всего сообщества, где писать может каждый, рассказывая о жизни, о проблемах. Интересно, что проблемы не скрываются, не создаётся некая лубочность общего восприятия, мол, у нас всё замечательно, всё хорошо, дети — образцовые. Поэтому так интересно узнавать, как меняются трудные дети, как находят жизненные ориентиры, помогающие жить в мире, получать от мира позитив.

Дома с именами и их обитатели

— Здесь каждый дом, — рассказывает Елена, — имеет своё имя. Это тоже некая особенность Китежа. Мы, например, жили в Ангельском доме. Дом так назвали потому, что он построен из древесины, купленной в фирме, в названии которой есть слово «ангел». Есть дом Пирамида, Дом с синей крышей, сокращенно ДСК. На самом деле крыша на нём уже зелёная, но когда-то была синяя, и на доме есть китежская «мемориальная» доска, которая поясняет название. Есть Тамарин дом. Это, кстати, вообще отдельная история. Это уникальная женщина. Она приехала в Китеж с двумя младшими девочками, оставшись одна с четырьмя детьми. Уже здесь взяла сразу шестерых детей. Они все шестеро из одной семьи, поэтому их нельзя было разлучать. А уникальна она тем, что все её дети, и взрослея, вылетая из гнезда во взрослый мир, остаются связанными с ней, они всегда рядом. И маленькие, и взрослые — все вокруг неё. Это удивительное умение любить каждого. Не скажу, что другие родители не любят детей, но тут что-то особенное.

Хозяином в Ангельском доме, где Елена и дети жили в гостевой комнате, оказался Эндрю, англичанин, волонтёр. Мужчина в возрасте, лет примерно под семьдесят, приехал в Китеж несколько лет назад и… прижился. Он увлекается столярным делом. По его инициативе появилась в Китеже столярная мастерская, в которую с удовольствием ходят мальчишки. Многие вещи в посёлке сделаны его руками и руками его учеников. В комнате, где жила Елена с детьми, кстати, все кровати — дело рук Эндрю. Кроме того, хозяин дома обучает детей разговорному английскому языку.

К слову, Эндрю не один волонтёр в Китеже, приехавший из Англии. Например, детей младшего возраста этим летом обучает рукоделию волонтёр Джессика. Благодаря такому общению, многие дети в Китеже свободно говорят на английском.

— То, что Китеж территориально находится в глуши, не значит, что люди в нем отрезаны от общества, наоборот, — продолжает моя собеседница. — За опытом и за ответами на свои вопросы сюда хотят попасть многие. Но это не значит, что жизнь детей здесь, как в проходном дворе, с постоянно меняющимися лицами взрослых. Сюда приезжают люди, которые созвучны по духу китежанам, у которых один главный общий интерес — дети, понимание их и воспитание. Это общение взаимовыгодное.

Терапевтическое сообщество

С недавнего времени Китеж стал не только сообществом приёмных родителей. Ко всему прочему добавилось слово «терапевтическое». Смысл в том, что дети, попадающие сюда, проходят своего рода душевное лечение, терапию пониманием и любовью, терапию коллективом. Это не просто общие слова, это то, что притягивает в Китеж людей всех возрастов.

— Я думаю, что атмосферу Китежа нужно почувствовать, — говорит Елена. — Сюда хочется вернуться. Для меня самым большим комплиментом стало то, что мне предложили там остаться. Хотя, думаю, остаться здесь жить не каждому предложат. И попасть волонтёром на время тоже не так-то просто. Нужно прислать по электронной почте свое досье, его будут рассматривать…

Елена раньше не рассматривала такой вариант, как остаться в Китеже. Это тоже решение, которое переломит привычное течение жизни, учитывая то, что Лиза и  Саша появились в её жизни чуть больше полутора лет назад, и пока сказать уверенно, что ко всем изменениям и мама, и дети привыкли, нельзя.

— Но уверена, тем, кто ищет ответы на вопросы о том, как найти общий язык с детьми — не только с приёмными, но и своими родными, нужно побывать в Китеже, — объясняет Елена. — Конечно, каждый из тех, кто берёт в семью детей, проходит обучение в школе приёмных родителей, но и там чувствуется иногда формальный подход к тому, чтобы потенциальный родитель уверился в своем выборе. А Китеж — это не просто теоретические знания о том, что ожидает в случае, если в семье появляются дети. Это практика, это опыт. И он важен и для тех, кто просто заинтересован в том, чтобы найти понимание с ребёнком, не только приёмным, но и родным, и учеником. Поэтому в Китеж стремятся попасть волонтёрами и студенты педагогических вузов.

В одной из поездок Елене подарили книгу «Поколение Китеж». Это описание практического опыта взаимоотношений китежан. Это ответы на некоторые педагогические ситуации, с которыми сталкиваются родители, учителя и все, кому повезло быть своим в окружении детей.