Рыжий лес с привкусом флюорографии

Владимир Андрианов о событиях тридцатилетней давности
26 апреля 2016 года исполнится 30 лет со дня страшной катастрофы на Чернобыльской АЭС. На сегодняшний день чернобыльская трагедия является крупнейшей в истории атомной энергетики. Она стала самой масштабной как по количеству задействованных в ней ликвидаторов, так и по наличию жертв и ущербу, причиненному Советскому Союзу. Каждый год всё меньше в живых остаётся людей, принимавших участие в событиях тридцатилетней давности. Из Артёмовского на ликвидацию аварии был отправлен 61 человек. Сегодня их — 38.

Владимиру Николаевичу Андрианову было всего 30 лет, когда из военкомата пришла повестка.

— Я работал на третьей шахте разнорабочим очистного забоя. 24 февраля 1987 года был в отпуске, но мне позвонили и пригласили в военкомат. На следующий день нас собрали на комиссию и отправили в Свердловск.

— Ваши близкие как отреагировали на то, что вас призвали в качестве ликвидатора?

— Жена была в трансе. Писала заявление в министерство обороны. Говорила, что мы живём в маленьком частном домике, где никакого благоустройства — ни воды, ничего нет. И пришла бумага, что меня можно оставить. А я говорю: нет, домой не поеду — что ребята подумают? У нас с женой уже было двое детей. Брали в основном парней, у которых не более двоих детей было, и старше 30 лет. Отбор был такой: чтоб несудимый был, с хорошими характеристиками, молодой и здоровый.

— Необходимы были люди вашей специальности?

— Нет. Но у меня была и военная специальность — «командир отделения по ремонту спецоборудования бронетанковой техники». Я танкист, учился в ташкентском высшем танковом училище. А потом забросил его и дослуживал в Ашхабаде, в ремонтном танковом батальоне.

— То есть вы сразу знали, куда вас направят?

— Не знал. Нас повезли в Челябинскую область, в город Златоуст, на обучение в полк химической защиты. Учили, как производить дезактивацию и дегазацию местности, оборудования, техники, пользоваться прибором, измеряющим уровень радиации. Но я в военном училище всё это уже проходил. Там, в Златоусте, нам и сказали, куда и для чего мы едем. Командир нашей роты приехал из Чернобыля, он рассказывал, что там происходит. Нас набрали 150 человек со всей области. Из Артёмовского было 4 человека. Двух уже нет в живых — онкология. В Златоусте мы должны были обучаться всего 14 дней. Но нас держали там 36 суток. В тот момент, как говорили нам, на Чернобыльскую АЭС не требовалась новая бригада. В Чернобыле работали другие люди, и в наших силах не было нужды.

— А потом вызвали и вас…

— Мы вылетели из Челябинска с военного аэродрома и приземлились под Киевом, в населённом пункте Белая Церковь. Нас погрузили в машины «Урал» и повезли в пункт распределения Ораное. Определили меня во второй батальон, писарем при секретном штабе, кроме того, я ездил и на энергоблок. Впервые туда попал 3 апреля и съездил туда 20 раз. Ездили не каждый день. Мы работали на крыше третьего и четвёртого блоков. Очищали кровлю, заливали бетонную подушку на метр в высоту. На шестом этаже был бункер, спускаешься в него — и тебе по монитору указывают, сколько работать по секундам в каждой точке. В каких-то местах можно было работать даже 15 минут. На каждой площадке там своя доза облучения. Замеры сделали и рассчитали время работы в каждой точке. Например, у самой трубы можно было работать примерно 30 секунд. Мы, когда приехали туда, была медицинская допустимая доза 25 рентген за всё время. В день — не больше 1 рентгена. У нас там один парень три рентгена в день получил, и ему задавали вопросы: «Где, в какой точке ты работал? Не может быть такого». А жили мы в палатках в тридцати километрах от АЭС, в обеззараживаемой зоне. Наша часть стояла в лесу. Нам давали дозиметры, и мы измеряли, сколько радиации получили. Работали с 31 марта по 25 мая.

— Какая-то напряжённость в атмосфере ощущалась?

— Что-то такое есть внутреннее… Это непонятное состояние. А ещё у Чернобыля свой вкус: когда к самому энергоблоку подъезжаешь, на языке привкус такой, словно ты флюорографию проходишь.

— В городе были?

— В Припяти? Там делать нечего. Мы занимались энергоблоком, с его крыши город был виден. А там, где квартировали… Посмотришь вокруг и страшновато становится за природу. Лес от радиации весь пожелтел, а иголки на соснах покраснели, как будто после пожара. Всё, как в фильмах показывают, как будто после атомной бомбёжки. Рядом есть большой водоём, который обслуживает АЭС. По весне аисты прилетели, и звери в лесу были. Рыбы тоже много, плещется в водоёме, но её же нельзя есть. Я пошёл там по лесу, так черника в мае размером как вишня. А местные жители, в основном старики, которым за 50-60 лет, так там и остались. Не выехали, сказали, что прожили уже своё.

— Надолго военкомат забирал в ликвидаторы?

— Вообще забирали на полгода. А что там делать столько? Поработал пару месяцев, дозу взял, сгорел, как мы говорили, и свободен. Последний раз я на энергоблоке был 7 мая. Потом выяснилось, что по медицинским показателям допустимая доза не 25, а только 15 рентген. Был у нас такой случай. Перед Девятым мая клич кинули: повесить знамя на трубу реактора, над энергоблоком. А она выдает 600 рентген в час. Согласился один парень, и 17 минут был на трубе. Спускался — красный весь. Его на вертолете сразу увезли в Киев. Мы так и не узнали, выжил он или нет. А генералы приезжали — подымутся наверх, сфотографируются и уедут.

— А на себе вы чувствовали проявление дозы радиации?

— Да, я на себе это прочувствовал. Думал, что простыл. Лежу в палатке, мне плохо, температура, сухо дышать и в слизистой дискомфорт. Ребята, которые ездили в город, за продуктами, привезли спирт и растирали меня три дня. Бесполезно всё оказалось. Потом я пошёл к врачу-радиологу, он дал мне таблетку вечером и утром. И после этого всё прошло. Оказалось, у меня радиоактивный ожог лёгких. Если бы знал, что пригодится, взял бы справку, потом легче было бы при лечении здесь. У нас каждому выдавалась книжечка: сколько доз получено на ликвидации. Так получилось, что с 1997 года по 2007 средства от соцзащиты по утрате здоровья нам выплачивались не все. Пришлось судиться, а чтобы судиться, нужны все доказательства — где был, с какого по какое. Я из Артёмовского самым первым суд выиграл.

— Когда вернулись из Чернобыля, как отреагировали сыновья?

— Они и до сих пор относятся ко мне как к ликвидатору, жалеют меня, помогают.

— В школах рассказывали про «зону отчуждения»?

— Приглашали в школу №9, рассказывал детям, как попал в Чернобыль, чем там занимался. А сейчас нет, никому мы не нужны.

— Не жалеете, что страна направила вас в Чернобыль. Не было ощущения, что вас использовали?

— Нет. Было чувство долга. Я должен был внести свой вклад в ликвидацию. Я не жалею, что побывал там, не жалею, что сделал для страны, для людей.

Всегда морально устойчивы и никогда не предадут

Всегда морально устойчивы и никогда не предадут

Пограничники отметили 104-ю годовщину образования пограничных войск России
Депутат работает не только на заседаниях

Депутат работает не только на заседаниях

Максим Демашин о решениях суда, пустующих трубах и песке в борще

Садоводы, отдыхайте. На Урале снова объявили штормовое предупреждение

В 28-й раз: в школе № 12 состоялся турнир памяти Ольги Сунцовой

В 28-й раз: в школе № 12 состоялся турнир памяти Ольги Сунцовой

С юбилеем, уникальное общество!

С юбилеем, уникальное общество!

«Зашестидесятники»: как всё начиналось
По классике жанра — с открытиями

По классике жанра — с открытиями

Чем удивила артёмовская «Ночь музеев-2022»
Жили бы вместе — да крыша мешает

Жили бы вместе — да крыша мешает

От молочных рек до Дивьего Камня

От молочных рек до Дивьего Камня

Областных журналистов пригласили восхититься Сухим Логом

Отключения начнутся во вторник. Кто останется без электричества

«У нас есть отличное оборудование, мозги, руки и желание работать»

«У нас есть отличное оборудование, мозги, руки и желание работать»

Свой профессиональный праздник отметили травматологи Артёмовской ЦРБ
«Людям полюбились эти встречи»: мироновцы приглашают на Георгиевскую ярмарку и День села

«Людям полюбились эти встречи»: мироновцы приглашают на Георгиевскую ярмарку и День села

Ходить зигзагами не придётся? В Артёмовском ремонтируют тротуары

Ходить зигзагами не придётся? В Артёмовском ремонтируют тротуары

Медики тоже хотят жить красиво. И оттого активно голосуют за городскую среду

Ничего особенного, просто горячие артёмовские парни. На Думе разгорелся скандал: депутат назвал главу фраером, а тот пригрозил поговорить с оппонентом «по-другому»

Ничего особенного, просто горячие артёмовские парни. На Думе разгорелся скандал: депутат назвал главу фраером, а тот пригрозил поговорить с оппонентом «по-другому»

Не «Дакар», но пыли и адреналина хватает

Не «Дакар», но пыли и адреналина хватает

Артёмовцы предлагают ограничить движение на разбитой дороге по Некрасова

Блиц-турнир закончился неожиданно. Чемпионом города стал школьник

Артёмовцам лучше не расслабляться. Вот и министр настоятельно советует

Между прошлым и будущим — в настоящем.

Между прошлым и будущим — в настоящем.

В Артёмовском прошла юбилейная встреча «зашестидесятников». Часть вторая: 25 современных фотографий.

Артёмовцу дважды не повезло с клещами

Почему он опять не горит? Вечный огонь в Артёмовском снова погас

Может, кто-то видел? Полиция разыскивает женщину, ушедшую из дома

«Зелёная суббота» прошла отлично, скоро следующая

«Зелёная суббота» прошла отлично, скоро следующая

На мусорном фронте есть перемены!

На мусорном фронте есть перемены!

По Артёмовскому начали расставлять стильные и весьма полезные объекты
Восемь минут на партию. Прошёл муниципальный блиц-турнир по шахматам среди школьников Артёмовского

Восемь минут на партию. Прошёл муниципальный блиц-турнир по шахматам среди школьников Артёмовского

Как всегда: 28 мая, у «Пограничного столба». Ветераны пограничных войск встретятся, чтобы отметить 104-ю годовщину

Как всегда: 28 мая, у «Пограничного столба». Ветераны пограничных войск встретятся, чтобы отметить 104-ю годовщину

Не ждите, артёмовцы, знойного лета нам не обещают. Хотя один месяц вроде бы будет комфортным

Не ждите, артёмовцы, знойного лета нам не обещают. Хотя один месяц вроде бы будет комфортным

Артёмовцы увезли из Нижнего Тагила пятнадцать наград

В Артёмовском крае всё хорошо? Фактов семейного неблагополучия не выявлено

Облучение ниже, качество — выше. Медики оценили работу нового рентген-аппарата

Облучение ниже, качество — выше. Медики оценили работу нового рентген-аппарата

Почему только через суд?

Почему только через суд?

Как справиться с ямами и канавами, не приседая на главных дорогах?
Артёмовец Александр Филатов после громких побед включён в сборную страны в качестве первого запасного

Артёмовец Александр Филатов после громких побед включён в сборную страны в качестве первого запасного

Артёмовский без электричества. Кого отключат на следующей неделе

Артёмовский без электричества. Кого отключат на следующей неделе

Операция по спасению

Операция по спасению

Артёмовец остался жив благодаря врачам трёх городов
«У нас весь город без прав останется?»

«У нас весь город без прав останется?»

В Артёмовском в этом году очень странная дорожная разметка
Между прошлым и будущим — в настоящем

Между прошлым и будущим — в настоящем

В Артёмовском прошла юбилейная встреча «зашестидесятников». Часть первая: 20 исторических фотографий

Артёмовцы в шоке. В одном из местных магазинов торгуют жвачкой с нацистской символикой?

Когда у города есть свой «Горизонт»

Когда у города есть свой «Горизонт»

Путешественник Олег Ловыгин о возрождении туристического клуба
Приглашаются на чемпионат — ползать! На Дне защиты детей ждут самых маленьких

Приглашаются на чемпионат — ползать! На Дне защиты детей ждут самых маленьких

Владимир Путин поддержал кандидатуру Евгения Куйвашева на посту губернатора Свердловской области

Владимир Путин поддержал кандидатуру Евгения Куйвашева на посту губернатора Свердловской области

Простор, свет и лучший в городе зал! У Артёмовской детской школы искусств — новоселье

Простор, свет и лучший в городе зал! У Артёмовской детской школы искусств — новоселье

Теперь все субботы в ЦРБ — зелёные! Убедиться в этом можно уже завтра

«Семьи, в которых умер человек, сталкиваются с вымогательством…» Общественная палата АГО заинтересовалась похоронным делом

«Семьи, в которых умер человек, сталкиваются с вымогательством…» Общественная палата АГО заинтересовалась похоронным делом

Уральцы уже открыли сезон тихой охоты? Какими грибами можно лакомиться в мае

Что характерно, обнаглели! Клещи идут в наступление

Чебурек с подозрительным прошлым. Чем предпринимательница хотела накормить артёмовцев

Неужели снова буря? Спасатели предупреждают