Архив
16 марта 2016 в 0:00

«Мне всегда было скучно просто быть» О глотке воздуха в рутинном вакууме

В каком удивительном мире мы живём… Ежедневно и ежечасно общаемся с себе подобными, не представляя даже на одно мгновение, чем живёт организм с нами рядом. Можно легко пройти мимо человека на улице или в магазине, не зная, что он был, есть или будет поэтом, писателем, актёром, музыкантом, способным изменить мир целиком и полностью.

Мы же пытаемся показать, что происходит внутри творческих людей нашего времени и нашего места. Сегодняшний гость — Евгений Владимирович Нежданов, рок-музыкант, певец, «поэт-песенник», по его собственному выражению, и просто неунывающий философ, который в данный момент записывает сольный альбом. Итак, говорим обо всём.

Про музыкальное образование

— Нет, у меня нет музыкального образования, мы так, «…все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь».

Про начало творчества

— Начинали мы с восемьдесят восьмого года, ещё будучи в школе; играли на концертах в ДК Попова, «Энергетике», в девяносто первом была новая группа (гитарист уехал в Израиль), потом я уезжал в Екатеринбург в девяносто седьмом, там работал, там у меня была группа с названием «О’Генри». Её помнят до сих пор у нас и в Екатеринбурге, в девяносто восьмом-девяносто девятом мы играли на площади 1905 года на Дне молодёжи. В общей солянке, конечно, но факт остаётся фактом. На «четвёрке» («Четвёртый канал» — Е.Х.) передача была такая, «Стенд», так в одном из выпусков Бегунов (Владимир Бегунов, гитарист группы «Чайф» — Е.Х.) нас хвалил, сказал, что «О’Генри» — отличная команда, порадовали, мол.

Про амплуа

— Мой друг, который уехал в Израиль (сейчас он в Штатах), сочинял музыку, а я, наслушавшись «Алисы», Бориса Гребенщикова, на уроках в школе сочинял лирику. Тогда Костя Кинчев был для меня авторитетом, можно сказать, я в каком-то смысле учился у него.

Про то, почему творчество

— Мне всегда было скучно просто быть. В 80-е появился русский рок, и он был бунтарским, это меня захватило. Это сейчас молодёжь, выросшая в 90-е, не знает, что какая-то музыка может быть запрещена, всё для тебя открыто, радио, Интернет… мы распространяли и слушали музыку на кассетах, пластинках, бобинах. Когда появился рок, когда он начал прорываться, нас в нашем четырнадцатилетнем возрасте очень сильно захлестнул этот дух протеста против всей разрешённой культуры, эстрады и увлёк за собой.

Про курьёзы на ранних концертах

— Помню, кто-то из группы однажды бросил перчатку в зал, она попала в люстру, а оттуда — прямо на голову председателю жюри. Там была женщина из горкома ВЛКСМ, она нас потом разносила: «…а эти, из пятьдесят шестой школы, громыхали своими ударными и перчатками кидались». А нас тогда присмотрел второй секретарь горкома ВЛКСМ Антон Трубников и начал нас протежировать, мы ездили по фестивалям: в Алапаевск ездили, затем в Талицу и т.д.

Про свою сегодняшнюю музыку

— Сейчас я записываюсь один. Если на песню надо, допустим, гитару, я зову друга, с которым играл раньше, или делаю сам. Надо ударные — пишутся на синтезаторе. Сейчас же нет особой разницы, вживую ты это сделал или нет. Живые барабаны у нас никто не пишет сейчас, нужен очень хороший барабанщик, а с ними вечно была проблема, ещё с тех самых пор, когда мы играли в 80-х.

Про дружбу с инструментами

— Я, скорее, не инструменталист, я — поэт-песенник. Если нужен инструмент на запись, я зову кого-то, но вообще я не люблю кого-то напрягать. По максимуму стараюсь всё сделать сам (у письменного стола стоит гитара, а у стены — синтезатор, как бы иллюстрируя вышесказанное — Е.Х.).

Про музыкальные вкусы

— Так получается, что музыки в моей жизни сейчас много, а слушать-то особо и некогда. Я последние три года работал в «Самоцвете», организовывал вечера, дискотеки, каждый день пел — Лепса, Михайлова, Шуфутинского… «Старый клён» пел (смеётся). Поп-музыки мне и на мероприятиях хватает. Для себя, когда выдаётся время, слушаю старую классику: Bon Jovi, Whitesnake и т.д. — это то, на чём я вырос.

Про творческие ориентиры

— Весь материал, что я сейчас записываю, был собран на протяжении 20 лет, я сейчас просто редактирую, выбираю, адаптирую аранжировки под современный стиль, так скажем, потому сложно сказать, что я сейчас ориентируюсь на кого-то конкретно. Возможно, и есть какая-то ориентация на мэтров хард-рока и блюз-рока, на Эрика Клэптона, например.

Про призвание музыканта

— «Музыкант, который любит свою музыку больше, чем слушателя, никогда не станет популярен», я бы согласился с этим целиком и полностью.

Про аудиторию

— Свою аудиторию я нахожу в Интернете, по большей части. На сайте «Города шансона» у меня есть свой аккаунт. Чем мне нравится «Город шансона» — все мои песни, которые я выкладывал, без регистрации и бесплатно там можно скачать. Тыкнул кнопочку — и скачал. Смотрел статистику недавно и очень порадовался: из 100% слушателей примерно 50% затем скачали мои треки. Тенденция хорошая, если учитывать, что сильно я не рекламируюсь, разве только в «Одноклассниках».

Про русский рок

— Русский рок не может оставаться в стороне от событий. Событий, происходящих вокруг нашей страны, в мире вообще, а в последнее время события очень яркие — с братьями славянами вон что происходит… И я не могу.

Про творческие амбиции

— Фаина Раневская говорила: «Хотите, чтоб исполнилась мечта — передумайте». Я считаю, мне в моём возрасте следует думать так. Я просто пишу, пока есть возможность и желание.

Про работу с детьми

— В декабре мы с «Корпорацией развлечений» организовали театр ростовых кукол для детских садов, ставим спектакли на тему правил дорожного движения. За прошедший декабрь объездили уже 6 садиков, довольны все: и директора, и воспитатели, и родители, и дети. Детям весело, родителям и воспитателям занятно, а директора галочки себе ставят, проведено, мол. Нам это интересно как творческий эксперимент, развлекать только взрослых надоедает на свадьбах да юбилеях.

Про планы на будущее

— В моих ближайших планах — создать объединение музыкантов, возможно, делать какие-то общие концерты. Это может быть не обязательно рок или шансон, это должно быть разнообразие стилей, хотя для среднего и старшего возраста сейчас популярен шансон как универсальный тренд. Танцевальная музыка срослась с шансоном специально на эту аудиторию, я думал об этом ещё в начале двухтысячных, и так оно и вышло — получился танцевальный шансон.

***

А теперь немного отсебятины. Скупые строки газетного текста не могут передать тебе, читатель, всю неукротимую энергию этого человека. Она бурлит и бьёт через край. Евгений Владимирович не мог усидеть на месте всё время нашего разговора. Он ходил из стороны в сторону, многократно вставал и садился и всё это время с упоением рассказывал о том, чем он занимается. Было видно, что настоящая его жизнь там, в музыке, и происходит.

Именно такие люди, увлечённые и творческие, существуют для того, чтобы все остальные могли периодически подниматься над повседневной рутиной и, пусть несколько кратких мгновений, но жить по-настоящему, ощущать вкус потока существования. Осознав это, думаю, каждый признается себе и окружающему миру — нам нужны такие люди. Как воздух.

Евгений Хорошев