Истории
10 мая 2019 в 12:36

Мне было уже 11 лет… Шесть историй военного детства буланашцев

Вчера страна отметила 74-ю годовщину Победы. Мы много знаем о войне из фильмов, книг, рассказов ветеранов и «детей войны», тех, кто был в то время по возрасту ребёнком, но, по сути, не имел детства. Им пришлось провожать самых близких и родных людей на войну, а потом вместо них вставать к станку и ковать Победу в тылу. Кто-то из детей войны потерял всех близких и жил в детдомах, кто-то попал в эвакуацию, кого-то угнали в плен, кто-то ушёл на войну подростком. Для читателей «ВБ!» Л.Н. Меньшенина, председатель Совета ТОС Буланаша, активистка, труженица и хранительница истории, куратор группы ветеранов территориальной общественной организации «Память сердца. Дети погибших Защитников Отечества», подготовила шесть таких детских историй сегодняшних жителей посёлка Буланаш, записанных со слов самих свидетелей, их родных, а также используя архивные данные.
Фото предоставлено Советом ТОС п. Буланаш

Собирали колоски и сдавали на склад

Нине Степановне Таскаевой в 1941-м было 3 года. На ней, старшем ребёнке в семье, держалось много обязанностей: вместе с пожилой бабушкой ухаживать за коровой, телятами, овцами, поросёнком, курами и гусями, заботиться о младших братьях, когда мама с сестрой надолго попала в больницу. В школу Нина пошла сразу после войны, закончила начальные классы в своей деревне. В то время все дети выходили в поле и собирали колоски, оставшиеся после уборки, а затем сдавали их на склад. Выполняла такую работу и Нина вместе со своими совсем небольшими одноклассниками.

В пятый класс девочка ходила уже за 12 километров. Позднее она вступила в колхоз и вместе с подругой Анной ухаживала за телятами, а их было 62 головы. Сегодня Нина Степановна — почётный гражданин посёлка Буланаш.

Пахарем я был из детей один

Когда началась Великая Отечественная война, Михаилу Романовичу Романову было 10 лет. Отца многодетной семьи Романовых призвали в августе 1941 года, он прошёл весь фронт и вернулся в августе 1945 года. Лучшим другом в военные годы у отца была лошадь, он на обозе подвозил снаряды, продукты. Он часто писал домой письма, а однажды получил от домашних посылку. Семье в тылу было нелегко, но они всё равно нашли возможность поддержать своего защитника. Старался быть мужчиной и подрастающий Миша.

В 1941 году учебный год начался 1 сентября, рассказывает Михаил Романович, а в последующие годы дети садились за парты с 1 октября, потому что весь сентябрь работали в поле:

— В 1942 году летом мне поручили пасти колхозных телят. Мне было уже 11 лет. Вставал каждый день рано утром, пас телят, отдыхал только в дождливую погоду. В 1943 году начал пахать поле. Пахарем я был из детей один. Также мне доверяли сеять кормовую свёклу. Но учиться продолжали, до средней школы надо было идти 3 километра, через реку. 10 класса в школе не было, так как учеников не было. Помню, как провожали на фронт старшеклассников. Парни уходили воевать на фронт, а девушек отправляли рыть окопы.

Ягоды съели сбежавшие заключённые

Татьяна Ивановна Поминова встретила войну 14-летней. На второй день после объявления войны в деревню приехали нарочные и вручили повестки в военкомат — все мужчины ушли воевать. Татьяна вместе с другими подростками работала в колхозе: сеяли, пахали пашню на коровах и быках, косили сено, убирали хлеб. Зимой учились в школе и работали, ухаживая за животными на скотном дворе. Ещё летом пололи пшеницу. Подростки старались быстрее выполнить норму — за это давали 50 граммов муки — и отправиться в лес собирать ягоды, которые продавали на вокзале, а на вырученные деньги покупали одежду и вещи для школы. Татьяне запомнилось, как в один из летних дней в небе появилось очень много самолётов:

— Дети и взрослые испугались и побежали прятаться в болото, побросав корзины с ягодами. А в это время на поле появились сбежавшие заключённые. Увидели ягоды в корзинах и съели. Когда наступила тишина, мы вернулись на поле к пустым корзинам.

Во время войны, по словам Татьяны Ивановны, света в деревне не было, а жечь керосиновые лампы не разрешалось законом:

— Так что иногда вечерами пожилые женщины собирались все в одном доме, и дети показывали взрослым концерт. Пели песни, читали стихи.

Доблестный труд с 8 лет

В 1947 году Нину Ивановну Кокурину наградили медалью «За доблестный труд в 1941-1945 годах». А ведь на начало войны Нине было 8 лет:

— Отец ушёл на войну, а потом и два брата. Все они погибли. Мама болела, дедушка был стареньким. В школу не ходила, потому что не было верхней одежды. Я начала работать с 8 лет. Возила навоз на колхозные поля. Взрослые нагрузят телегу, выведут лошадь, меня посадят и едешь в поле. С 12 лет пасла скот. Работала уже наравне со взрослыми.

Не отпустила брата в детский дом

Мария Фирстовна Михасёва родилась в 1929 году, в 12 лет потеряла маму. В 1942-м на войну отправили и отца, который с фронта так и не вернулся — Маша с братом остались одни. Пришёл день, когда старшей сестре пришлось принять родительское решение и не допустить, чтобы брата определили в детский дом. Выживали они в эти годы, по воспоминаниям М.Ф. Михасёвой, как могли:

— Помогали соседи: кто картошки даст, кто — крупу. Потом я начала работать в колхозе, стали давать 1 литр молока и 200 граммов хлеба на работающего. Деньги на еду находили, продавая мамины вещи. Так и жили.

Помогали, чем могли партизанам

Когда началась война, Нине Кваниной было 4 года. В сентябре 1941 года фашисты на мотоциклах и пехота зашли в её деревню. Все жители спрятались на болотах и оттуда наблюдали. Нина Григорьевна запомнила, что было очень страшно. Не все жители вернулись в свои дома, многих выселили к соседям, в сараи. Деревенские во время оккупации помогали, чем могли, партизанам, в основном, овощами со своего огорода. За это предусматривались жестокие карательные меры. Брата дедушки, который был в преклонном возрасте и помогал продуктами партизанам, расстреляли на глазах семьи во дворе собственного дома. А однажды часть жителей, среди которых была и бабушка Нины Григорьевны, выстроили на площади и через одного расстреливали. Бабушке Прасковье Фёдоровне повезло — она осталась жива. А ещё Нина Григорьевна помнит, как фашист натравил собаку на детей, среди которых была и Нина, а потом немецкий медик лечил ей раны от укусов.

Нина Григорьевна рассказывает про наступление советских войск — канонаду, взрывы:

— От вспышек было ярко, как днём. Когда наша армия пошла в наступление, фашисты деревню сожгли, а всех жителей направили по этапу в концлагерь. Но наши войска освободили селян. Вернувшись в сожжённую деревню, они жили в погребах и землянках.

…На долю таких мгновенно повзрослевших людей пришлись голод, лишения, тяжёлый труд, опасности наравне со взрослыми. Дети войны — наименее психологически защищённые люди планеты. Но они же, как никто другой, умеют преодолевать трудности столько, сколько надо, жить и трудиться ради других и смаковать жизнь на вкус. Этому нашему поколению можно у них поучиться.

Оксана Луговая