Истории

Каким запомнили Город прощается с Иваном Иосифовичем Кондратенко

21 октября перестало биться сердце Ивана Иосифовича Кондратенко, почётного гражданина Артёмовского, в прошлом — одного из самых успешных городских руководителей, в недавнем настоящем — активного, инициативного и неравнодушного жителя нашего города.

Биографию Ивана Иосифовича вы можете прочитать на 30 странице нашей газеты. Там и о том, как блестяще он руководил АКСК, и о создании удивительного клуба «зашестидесятников», которому не было и нет аналогов в области, и о его депутатской и общественной деятельности.

Нам же хочется сказать о другом. Не о том, что он сделал, а о том, каким был. Каким мы его запомнили.

Нам, например, кажется, что с уходом Ивана Иосифовича в городском пространстве, перенасыщенном всякими идеями, движениями, акциями, возникла незаполняемая пустота. Так бывает всегда, когда исчезают подобные глыбы, которые занимали в жизни общества очень важное место, когда уходят авторитеты, на которых порой и держится равновесие в хрупком мире разнонаправленных людей.

Он был настоящим аксакалом, к которому приходили за советом люди самых разных взглядов, чьей поддержкой дорожили. И, кстати, многие хорошие инициативы пробивались именно через этого аксакала, через почётных граждан, через «зашестидесятников».

Он всегда был очень современен. И даже когда ему исполнилось восемьдесят. Потому что дело же не в том отрезке времени, который человек в конечном итоге проживает, а в том, как именно он живёт в этом отрезке. «В нас не убить интереса к жизни, к делам АГО, к людям, которые живут в АГО», — однажды через нашу газету он ответил одному местному троллю, посмевшему оскорбительно отозваться о «зашестидесятниках».

А ещё Иван Иосифович был настоящим мужчиной — решительным, честным. Умел совершать поступки и мог говорить в лицо то, что думает на самом деле, — таких людей не так уж много на этой земле. Порой на него за эту его правду обижались, но обиды не были долгими и глубокими, потому что его критика была конструктивной, он никогда не хотел кого-то обидеть, всегда хотел что-то исправить.

У Кондратенко просили помощи. И он помогал, и, будучи уже не самым здоровым человеком, шёл в администрацию, чтобы не только предложить какие-то здравые идеи, но и заступиться за людей.

Он удивительным был организатором. Все слёты «зашестидесятников» были рождены энтузиазмом руководителей этого сообщества, во главе которого стоял он. Накрытые столы, интересные программы и всегда — такие разговоры, после которых просто хочется сесть и написать книгу об истории нашего края.

Он умел дружить. Занимая важнейшие посты и на производстве, и в городе, он не нажил для себя особого богатства, но дорогу в дом Кондратенко знали многие, Иван Иосифович был щедрым, хлебосольным хозяином.

— Мы не построили себе дворцов, — говорил он о своём поколении, — не приобрели собственности за границей, не завели счетов в швейцарских банках. И нам не стыдно за свои дела и прожитые годы. Нами руководили чувства патриотизма, взаимоуважения, взаимовыручки, человеколюбия, дружбы и бескорыстия. И это было не только по-советски, но и по-божески.

А для нас он на долгие годы стал единомышленником, который читал газету от корки до корки, обсуждал, хвалил, критиковал и неожиданно сам мог написать так, что потом весь город обсуждал его хлёсткий материал. Да и в трудные времена он просто поддерживал «ВБ!» своим авторитетом. И ещё он был нашим соседом — доброжелательным, интересным, приятным.

Он был очень живым человеком. Представить, что его нет, сложно.

Редакция газеты «Всё будет!» выражает глубокое соболезнование Галине Дмитриевне Перемыкиной, родным и близким Ивана Иосифовича Кондратенко.