Родное

«Долгий» или «Химдымовский» Бобровка в Покровском тянется на семь километров. И помнит многое

Село Покровское. Фото из архива «ВБ!»

Уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости.
А.С. Пушкин

Каждому природному объекту люди дали своё название, оно, конечно, уникально. Например, Воробьёва яма, Чистое болото, Фадеев бор, Липин лог и другие. Объектам, созданным человеческим трудом, люди тоже сразу дают названия.

Река Бобровка (татарская) — левый приток реки Ирбит. Добавление к её названию «татарская» появилось после нашествия башкир и сибирских татар на поселения русских в 1662–1663 годах. Она берёт своё начало в болоте Бобровское, недалеко от границы с соседним Режевским районом. Здесь же, справа, в неё впадает ручей Грязнуха. Бобровка протекает с запада на восток только в пределах нашего района, её протяжённость около 35 километров, впадает в реку Ирбит за посёлком Буланаш.

Здесь я предлагаю вспомнить, как назывались изначально плотины, пруды и мосты на Бобровке в пределах села Покровского, расположившегося по её берегам на протяжении более семи километров.

Западная часть села — Соснята (первоначально здесь была самостоятельная деревня Сосновка). Со временем жители возвели плотину и назвали её по деревне — Сосновская, а пруд — Сосновский. Она существует и сегодня благодаря своевременным реконструкциям и ремонтам, только сброс воды из пруда осуществлялся через отводную канаву с правой стороны плотины (она и сегодня хорошо видна). Ниже плотины, примерно в ста метрах, был мост на заречье Сосновское (позднее его улица получила название «8-е Марта»). Его уже лет пятьдесят нет, всё сообщение осуществляется через плотину.

Ниже по течению, примерно в километре, существует и используется по настоящее время, но уже только как пешеходный, мост на Гусевское заречье (позднее его улица получила название «Октябрьская») — мост Гусевский (некоторые называли его «Долгий», а с 1960-х годов — «Химдымовский»), служит людям уже третье столетие, требует ремонта. Кстати, местные власти утверждали до недавнего времени, что этого моста нет на балансе.

Плотина, перекрывшая Бобровку чуть ниже впадения в неё с правой стороны ручья из болота Поваренного, получила название Епифановская (Епифанка), а пруд, соответственно, Епифановский. В решении Покровского сельсовета от 25 августа 1941 года (Ф. 28, Оп. 1, Д. 4, л. 66) читаем: «…Артели Вагранка, артели Сталина, артели Свердлова, Лесозаводу произвести ремонт Епифановской плотины в срок до 01.09.1941». Думаю, уместно упомянуть о том, как оберегал и следил за этой плотиной Иван Иванович Абрамов (1892-1982), живший на берегу Епифановского пруда. Он внимательно следил за уровнем воды в пруду, особенно в период весеннего половодья. Бывало, даже ночами он приходил на плотину, чтобы приоткрыть или полностью открыть ставни водосброса. Не допускал, чтобы вода пошла через плотину, что привело бы к её размыву, а то и к прорыву.

Через Бобровку, метрах в двухстах от места впадения в неё речушки Ключи, был мост Гаряевский, он соединял главную улицу села с Нехоновским заречьем (его улица получила название «Красных Партизан»). В конце десятых годов XXI века сей мост местные власти вообще удалили: что будет вместо него, конкретного решения нет, а жители Нехоновского заречья мучаются. В этом месте Бобровка была довольно глубока, тут летом купали лошадей и они плавали. В решении Покровского сельсовета от 25 августа 1941 года записано: «…В срок до 1 сентября 1941 года артели Вагранка произвести ремонт Гаряевского моста».

От Гаряевского моста начинается Каменский пруд, образуемый Каменской плотиной. Она служит в настоящее время основной транспортной и пешеходной переправой из центра села (из Камня) в его южную часть — на улицы Гагарина, Карла Либкнехта и другие. Летописи свидетельствуют о том, что на этой плотине была исстари мельница: «…30 июля 1663 года село Покровское захватили восставшие башкиры и сибирские татары. Они хлеб в житницах и двор монастырский и крестьянские дворы все сожгли и мельницу…». В переписи 1680 года зафиксировано: «На реке Бобровке имеется монастырская колесчатая мельница». Считаю, остатки именно этой мельницы были хорошо видны даже в середине ХХ века.

А вот ещё интересный факт, связанный с Каменским прудом. В решении Покровского сельского совета записано: «Жителям села выйти на очистку Каменского пруда от нечистот и ила с 7 часов утра 29 июня 1941 года» (Ф. 28, Оп. 1, Д. 2, л. 64). Это решение, конечно, осталось не выполненным — началась Великая Отечественная война.

В конце восточной окраины села — это конец Бурлаков — на Бобровке была плотина Колотилиха. Она уже давно размыта вешними водами. В решении сельсовета (1959 год) читаем: «Запрудить плотину Колотилиху». Судя по выражению «запрудить», можно сделать вывод: плотина Колотилиха была сооружением не капитальным.

Все три упомянутых выше моста были полностью деревянными, без перил, предназначались для пешеходов и гужевого транспорта.

А как же чистили Бобровку в старые времена? Всё село было разделено на околотки по 10-20 дворов, на каждом околотке избирался старший, его называли — околотошный. За каждым двором был закреплён на протяжении многих лет определённый участок реки. Накануне одного из жарких летних дней околотошный обходил свой участок и предлагал выйти на очистку реки. К этому времени уровень воды в реке становился меньше, а иногда его сбрасывали специально. Наутро стар и млад спешили к реке, дети и взрослые купались, но при этом каждый старался вытащить из реки то, что мешало свободно перемещаться, — камни, водоросли, топляки, принесённые вешними водами, — ветки, сучья, брёвна, стволы деревьев. Старожилы наблюдали за происходящим, подсказывали да хвалили детишек. В эти же дни старались сделать мостки у берега реки, чтоб было удобно набрать ведро воды, постирать половики, прополоскать бельё, наводили порядок на берегу.

Вот так, непринуждённо, с шутками да прибаутками, вдоволь накупавшись, люди делали общее полезное дело. То, что могло пригодиться для использования в качестве дров, оставляли для сушки на берегу, установив «костром», а потом уносили к себе во двор. Традиция эта сохранялась долгие годы — такие «костры» из топляков можно было увидеть на берегах Бобровки даже в 40-х, начале 50-х годов ХХ века.

Земляки, уважайте историю да и другим расскажите.

(В статье использованы материалы фонда № 28 Артёмовского Центра архивной документации).