Подробности

Как будто рядом лежит шпала Запах креозота на улицах Артёмовского и даже в домах — кто и как решает проблему

Фото предоставлено читателями
Несколько лет артёмовцы бьются с проблемой запаха креозота на улицах города. С «ароматами», источаемыми Артёмовским шпалопропиточным заводом, знакомы практически все горожане, однако активно решать проблему взялись люди, живущие в радиусе полутора километров от места производства.

Летом 2020-го, когда в жару на самоизоляции сидеть дома с закрытыми окнами стало особенно сложно, граждане вышли с плакатами на улицу, повторно рассказали о своих страданиях артёмовским СМИ, а также написали письма в Артёмовскую городскую прокуратуру и Министерство природных ресурсов и экологии Свердловской области. Итогом обращений стало ответное письмо (от 17.09.2020 г.) из Алапаевского отдела Роспотребнадзора о проведённых в 2017–2019 годах исследованиях.

Специалисты заключили: завод «не создаёт в атмосферном воздухе концентраций загрязняющих веществ, превышающих предельно допустимую норму». И по нафталину и углеродам (составляющим креозота) в ночном воздухе превышений по нормативам нет, заключили эксперты. Вот так. Оказывается, всё хорошо у граждан. А они всё не успокоятся, вот и на прошлой неделе написали в Жилкомстрой новые письма про кашель и головные боли. А ещё рассказали «ВБ!» о своих переживаниях и о том, каким видят решение проблемы.

Изучить вопрос без формализма

Если говорить про статистику обращений к артёмовским чиновникам по теме, то, говорят специалисты Жилкомстроя, жаловаться на запах люди стали года три назад: при личной встрече, по телефону. По письмам 2020 года была составлена официальная заявка в инстанции Роспотребнадзора и проведены исследования. На прошлой неделе в ЖКС поступило около 20 новых заявлений от жителей пер. Вайнера, ул. Банковской, Молодёжи, Разведчиков, Комсомольской о том, что едкие запахи возобновились. По этим обращениям ведётся поиск организации, которая сможет подойти к изучению вопроса без формализма:

— Во-первых, не каждая организация аттестована проводить анализ этих веществ — выявлять составляющие креозота в воздухе. Второй момент — вещества скидывают не каждую ночь: вот организация предупредит, как должно быть по правилам, о проверке, приедет, сделает забор воздуха и уедет. А на следующий день будет выброс. Сейчас по заявкам людей мы написали в областную организацию, но она нам отказала, теперь мы обратились в нижнетагильскую, пока ответа от них не поступило. И ещё есть частные организации. Будем искать пути решения вопроса.

Жить можно только с закрытыми окнами

А вот как о теме отзываются сами граждане (не все из них, по понятным причинам, захотели назвать свои имена), например, девушка, у которой близкие живут в районе завода, а сама она переехала в город из Екатеринбурга — сначала на Банковскую, потом пришлось перебраться на Комсомольскую:

— Но запах и там, и там чувствуется, особенно ночью летом, когда спим с открытыми окнами: как ветер дует в нашу сторону, дома дышать нечем. Этим летом в жару было невыносимо! И на улице в разных точках города запах: в районе электросетей (иногда гуляем с ребёнком, там есть площадка хорошая, асфальтированная), в районе «Радуги» (там даже в машине через окна слышно)… Наш-то дом от завода ещё на приличном расстоянии, а жить рядом, как мои бабушки-дедушки на Разведчиков и Молодёжи, можно только с закрытыми окнами: если открыть, то по ощущениям как будто рядом с тобой лежит железнодорожная шпала — в горле начинает першить, кашель начинается. И уж точно от этого запаха начинаются головные боли, потому что он очень стойкий.

Не хотим повторения ужаса

Написать повторные заявления сейчас жители решили потому, что запахи никуда не уходили, они периодически появляются, говорит женщина:

— Мы не хотим повторения ужаса, который был летом. И хотим узнать официальный ответ от экспертов, выделяет ли опасные для жизни вещества это предприятие. Если выхлопы вредные, их надо прекратить. Непонятно, почему такой завод работает, по сути, в центре города. Вообще от населения заявлений было бы больше, просто в домах рядом с предприятием живут в основном пожилые граждане, они не такие мобильные. А я лично боюсь за здоровье своих родных, они и так боятся коронавируса, дома сидят, а тут ещё и дышать нормально невозможно!

Снова фура — снова запах

Педагог И. В. Сметанина решила открыто выразить своё мнение. В самой школе № 6, говорит Ирина Владимировна, запахов нет, но порой до места работы приходится идти «быстрым шагом и с закрытым лицом». Тема выбросов активно обсуждается и жителями двора:

— Мы знаем точно, когда что происходит. Мои соседи-пенсионеры, которые живут по Разведчиков (их окна выходят на дорогу и ту территорию), видят, когда приезжает очередная машина. На прошлой неделе они рассказали: снова заехала фура со шпалами и — снова появился этот запах невыносимый. Так ведь это ещё и вредно: вот у меня соседка в возрасте говорила, что когда летом выходила во двор, то от такого воздуха начинала задыхаться, так она и зимой на улицу вышла всего раз десять. А ещё у одной пенсионерки внучка жила по Разведчиков и была вынуждена с семьёй уехать, потому что ребёнок закашливался… Да даже если выявят, что выбросы невредные, то что, мы будем продолжать дышать этим? Это же невозможно уже! Мы хотим, чтобы с жилой территории это производство убрали, пусть куда-нибудь подальше везут его.

Артёмовские активисты Максим, Константин, Влад и Денис включились в решение экологической проблемы. Фото: Оксана Бережная

Экспертам издалека «виднее»

Назвал своё имя, пояснив, что ему нечего бояться, и артёмовский активист К. А. Гвоздев. Он рассказал, что чувствовал запах ещё лет пять назад, когда жил в районе автобазы и ездил в ранние часы на работу в Екатеринбург. Молодой человек привлёк к этой теме телевидение. После обнародования проблемы жители улиц стали более открыто выражать своё мнение, а летом прошлого года приняли участие в сборе подписей. Правда, из 300 заявлений только 150 признали действительными — не все граждане указали номер телефона.

— Недовольны из подписавшихся были все, а примерно 10 процентов людей говорили, что у них ухудшилось самочувствие: у кого-то кашель появился, у кого-то часто болит голова — это наиболее частые жалобы. Эксперты Роспотребнадзора после того, как выдали заключение, что превышений по выбросам с завода нет, нам сказали, что если нас что-то не устраивает, то мы можем за свои деньги нанять экспертизу… Запахи периодически продолжают возникать, люди растеряны, они уже не знают, что им делать.

Здоровье людей или прибыль?

Пытаясь найти решение, К. Гвоздев обзвонил в Екатеринбурге очень много независимых лабораторий. В одной Кириллу рассказали о фильтрах для шпалопропиточных заводов, правда, стоят такие очень дорого:

— Объективно, когда производство такое делается, надо смотреть, куда идёт роза ветров — это раз. Фильтры, экологическую безопасность и охрану труда на предприятии у нас тоже никто не отменял — это два. Руководитель сам выбирает, что ему важнее — только прибыль или ещё забота о здоровье людей, реальная ответственность за город.

…На сайте rosecoaudit.ru можно прочитать цитату из петербургской еженедельной газеты «ВрачЪ» о проведении в России одного из первых экологических аудитов. Село Власьево, где действовал химический завод мещанина Глухова, посетили врачебный инспектор, штатный фармацевт, исправник — в ответ на жалобы о болезнях жителей и скота. В итоге, после анализа проб воды и земли, судебная палата вынесла постановление о закрытии завода. А после экстренным губернским земским собранием были утверждены правила о порядке открытия и содержания химических заводов. В 1892 году выбор был сделан в пользу здоровья людей. Может, поучимся у наших предков цивилизованному ведению дел?