«Как им сохранить свою самобытность?»

Полярный Урал и Якутия: что Виктора Птухина в походах артёмовских туристов 80-х удивило больше всего
На Полярном Урале оленеводы ездят на нартах, а в Якутии — верхом
Фото из личного архива В.В. Птухина
Дойти до края земли и увидеть чудо — так умеют только романтики. Такие, как наши артёмовские туристы, которые в 70-80 годы добирались до самых труднодоступных мест родной страны и узнавали что-то совершенно новое — о мире, о природе, о людях, о себе. Впечатлениями о двух таких путешествиях охотник В. В. Птухин поделился с «ВБ!».

На самолёте, вертолёте и 650 км пешком

В 1972-м группа артёмовских энтузиастов побывала на Полярном Урале: доехали до Лабытнанги, переправились через Обь до Салехарда, а до стойбища добирались на перекладных и ещё 50 км пешком. А в 1978-м туристы побывали в Якутии: до места, которое сегодня учёные называют «перспективным резервом биосферы человека», туристы летели на самолёте, потом на вертолёте и преодолели ещё 650 км — пешком с грузом на оленях, дальше на катамаранах, которые несли с собой. Смелый шаг в неизвестность команду сподвиг основатель туристического движения в Артёмовском М. К. Владимиров:

— По образованию он географ. Сначала организовал клуб туристов «Горизонт» (потом такие объединения появились на каждом предприятии). В 64-м на картошке я услышал от Михаила Кирилловича про походы, про перевал Дятлова. Он увлёк нас путешествиями. А наша группа как со школы сформировалась, так в таком составе после службы в вооружённых силах всю жизнь ходили… Тогда снаряжений не было и карт не достать было, описаний не было. Скажем, река Лонготъёган на Ямале, там водопад метров 8, а в книге «Маршруты Полярного Урала» про него ничего не было сказано. Так руководитель сам составлял маршруты. И в группе у него всегда была взаимовыручка, строгая дисциплина. Хотя и юмор всегда присутствовал.

Команда артёмовских туристов во главе с бессменным руководителем М. К. Владимировым
Фото из личного архива В.В. Птухина

Пейзажи «белого безмолвия» и новые амплуа

Хребты и долины, причудливые горы, склоны, порожистые реки. Многочисленные озёра, реки с чистейшей водой. Сдержанные краски летней тундры и тайги, но необычайное разнообразие лишайников, мхов, трав, ягод и — диких животных. Вот такая она, природа не тронутых цивилизацией уголков нашей страны. Чего только стоило, вспоминает путешественник, перенестись за минуту из лета в зиму и шагать полтора километра по снежнику — по «белому безмолвию» с фантастическими пейзажами!

Увиденного и пережитого артёмовцам хватило не на одну рукопись. Скажем, «летописец» якутского похода Александр Дедюлин написал два дневника, бессменный вдохновитель и руководитель самых дальних и сложных походов артёмовцев Михаил Владимиров — книгу (при жизни автора издана только первая часть, вторая не закончена). «Полна коробочка» впечатлений была и у остальных участников, которые в путешествиях проявляли себя в новом амплуа: Николай Рогалев — как отменный рыбак и добытчик, Владимир Емельянов — специалист по ремонту плавсредств, Арнольд Маштаков — завхоз, Анатолий Ольков — медбрат и помощник главного добытчика Виктора Птухина, Олег Ловыгин — штурман и инструктор по альпинизму и т. д.

Бивень мамонта — находка артёмовцев на Полярном Урале
Фото из личного архива В.В. Птухина

Живут семьями, но замуж и в гости — некогда

Самым удивительным в этих походах, продолжил собеседник, стало знакомство с коренными народами, обосновавшимися на севере Урала и в Якутии ещё до ссылок каторжников, гулаговских заключённых и до времён поселений с оленесовхозами и другими коллективными хозяйствами.

Сравнивая уклад жизни уральских и якутских оленеводов, охотник заметил, что первые до сих пор ходят в национальной одежде, а в Восточной Сибири — переоделись в штормовки, штаны, сапоги. Но среди интересных моментов больше нашёл общего. И там и там люди в контакте с современным миром. Дети учатся в школе и вполне адаптируются в условиях современной жизни. Кто-то из ребят возвращается домой, продолжают дело семьи и рода. Хотя создать семью и продолжить род для представителя малочисленной народности — особенная проблема:

— Мы встречались с тем, что в их семьях есть девушки незамужние и мужчины неженатые. Ведь уклад у них какой? Оленеводы (в Полярном Урале это коми-зыряне, ненцы, в Якутии — эвены) живут, пасут табун и кочуют семьями, по 4-6 человек. Стойбища друг от друга далеко, да и нельзя в другие табуны ездить, чтобы инфекцию не занести. Да и некогда в гости, они без дела вообще не сидят: мужчины то каслают (переезжают на новое место), то на охоте, то на рыбалке, то оленей пасут, то чум устанавливают (вот в Полярном Урале ночевали в чуме ночь — он метров 6 в диаметре, жердей 40 нужно, чтобы он стоял). И женщины тоже весь день в трудах: помогают мужчинам. Или, скажем, карликовую берёзку собирают: пойдут, нарубят веток, мехами раздувают. Но во всех путешествиях хозяева вели себя очень гостеприимно: женщина за столом не сидела, всех старалась уважить, каждому гостю кучу мяса положит, только успеваешь допить чай, сразу подливает.

Виктор Птухин с бригадиром оленеводческой семьи
Фото из личного архива В.В. Птухина

Почитают святые места, уважают старших

Наблюдательный Виктор Васильевич обратил внимание, что у этих народностей «есть свой уклад, свои принципы, своя система координат»:

— Например, они в медведя не стреляют. Или — мы пришли и начали вместе костёр разводить, а парнишка нам говорит, что нельзя, у них вдвоём костёр не разводят. Или, когда им наливают спирт, они первую кружку отправляют в костёр. Поэтому мы в первую наливали спирт (это у них местная «валюта»), а потом водой разводили, чтобы людей не спаивать сильно и спирт сэкономить. Но хоть пьяный, хоть трезвый, у них человек держит слово. Вот просил их взять меня на охоту, взамен согласился заготовить лиственницу для изгороди. Так на следующее утро мне выдали винтовку и взяли с собой с ночёвкой: когда дошли с ними до святого места, то каждый оставил там что-то ценное — и я положил два патрона. А в другой раз один эвен обронил в пути свой дневной запас еды. Так зная, сколько нам с грузом ещё идти, не стал есть с нами (хотя мы его, конечно, накормили бы), а вернулся ночью домой за «лепёшкой» и наутро продолжил с нами путь.

Про верования артёмовец не задавал вопросы, но увидел, что в быту и в деле они люди очень умудрённые:

— Сразу определили, можно мне доверить оружие или нет. А парни-старшеклассники как мыслят и разговаривают? Как мужики добрые! Вот с одним собирались на охоту: он на себя ремни для добычи вешает сразу. Интересуюсь, а ремень-то зачем, может, никого не возьмём? А он мне: как зачем, добычу тащить, а так и идти нечего. Но слово старшего даже 25-летние ребята уважают — слушаются. А вообще туристу в разговоре с ними нужно быть осторожным, чтобы ненароком не обидеть, и вести себя всегда надо как в гостях, а не хозяином себя чувствовать. Потому что это их дом. Кстати, на всей территории они ориентируются так, как мы у себя в квартире. А в целом впечатление создалось такое, что они живут в своей среде и их не особо интересует, что делается там, в остальном мире.

Маршрут самого трудного похода, пути, пройденного артёмовскими туристами в 1978 году

Трудятся и не жалуются. И помогают каждому

В быту оленеводы чистоплотные, аккуратные, берегут здоровье (в 80-е годы для лечения оленей прибегали к помощи ветеринаров, а сами лечились народными средствами). А ещё пользуются техническими достижениями — специалистам ЕРЗ пришлось починить «капризничающую» до этого радиостанцию «Гроза». Это впечатлило оленеводов, и те в благодарность принесли из леса добычу. В свою очередь, нашего охотника удивило, «как оленегонные лайки по одному только крику хозяина вмиг могут развернуть группу оленей, отбившуюся от стада».

Как малочисленным народам выжить современных условиях, задался вопросом в завершение беседы Виктор Васильевич:

— Как им сохранить свою самобытность? Они такие сильные, трудолюбивые, порядочные, умеют жить в экстремальных условиях и не жалуются ни на что. И помогают каждому, кто встретится на их пути.

Рекомендуем

Новости партнёров

Новости партнёров

История снимка на фоне яблони

Участник полка «Красные Орлы» Пётр Редькин с супругой

Возвышенная поэзия художника Крылова

Наследие мастера — в пейзажах, натюрмортах, портретах

Крепкое древо с пышной кроной

Это родословная семьи Рахимовых-Галиуллиных

Самый живой, мастеровитый и вот такой семьянин

Артёмовцы простились с воином СВО Денисом Сергеевичем Карташовым

«Нам есть кого защищать»

Сергей Юдин о правде, смыслах и ценностях, которые отстаивает на поле боя

Что делать со стихийной парковкой?

О том, что за безопасность на дороге отвечают все участники движения

Чёрно-белое окно. Время расцвета садоводства

Селекцией картофеля занимались… школьники

Комиссия прояснила многое

Но её инициаторы, похоже, ничего и слышать не хотят

В горе́ работали, никого не боялись…

Не угаснут имена шахтёров, погибших в неравном поединке

Адрес материнской помощи

Если бы не этот комитет, как сложилась бы судьба многих военнослужащих?

Настоящий кузнец, отец, друг и защитник

В Красногвардейском отдали воинские почести воину СВО Владимиру Блинову

Гонку превратили в праздник!

Полтысячи артёмовцев бежали «Лыжню России»

Жители Артёмовского городского округа получат новую поликлинику и мост через реку Реж в селе Бучино

Первый заместитель губернатора сегодня всё проверил по поручению Евгения Куйвашева

«Родной, тебе нужно в госпиталь»

Всего-то хотел услышать воин СВО от артёмовских врачей

Противостояние с командами из тройки призёров области

Расписание предстоящих матчей артёмовской баскетбольной сборной

Поражала красотой и величием

Церковь в селе Антоново — шедевр архитектуры XIX века

Задорно, весело, интересно!

В профилактории «Юбилейный» прошла «Лыжня России-2024»

Про боевые будни и мирные надежды

Накануне юбилейной даты ветераны установили на мемориале башню БМП-1

Кормили исключительно вкусно!

«Заря» и «Уголёк» — для простых людей и знаменитостей