Дали пограбить?

Куда из БШИ уехали батареи, линолеум, трубы и унитазы
До какого состояния здание дошло в итоге, даже сложно представить. Но, чтобы оценить, как это всё выглядит изнутри, в бывшую БШИ нужно ещё попасть, а это сложновато
Фото: Максим Андреев
О том, что из здания, в котором ранее была расположена Буланашская школа-интернат, имущество вывозится машинами, жители посёлка говорили давно. По их словам, снимали там всё: сантехнику, трубы, двери, даже линолеум — складывали в подогнанные грузовички и отправляли по неизвестному буланашцам адресу. До какого состояния здание дошло в итоге, даже сложно представить. Но, чтобы оценить, как это всё выглядит изнутри, в бывшую БШИ нужно ещё попасть, а это сложновато. Помещение караулит сторож. И, как ни удивительно, караулил всё это время! Что это означает, понимаете сами: школу-интернат грабил кто-то из своих.

Кто? Артёмовский городской суд пытался ответить на этот вопрос с 2021 года. Ему предложили одного из фигурантов, но он не согласился, придя к парадоксальному выводу.

Собственно, судебные разборки, о которых идёт речь и которые закончились принятием решения в январе 2022 года, были более узкими: Красногвардейский психоневрологический интернат просто судился со своим завхозом по поводу исчезнувших радиаторов и требовал с него 14 тысяч рублей — такое вот незатейливое дело. ПНИ в иске отказали, поскольку он так и не смог доказать вину своего оппонента. Однако при этом достоянием общественности стали некоторые свидетельства весьма странного отношения к областному имуществу, которым являлось здание и всё, что в нём находилось.

Чтобы объяснить, причём тут психоинтернат и что натворил завхоз, начнём с предыстории.

Здание ещё послужит людям?

Итак, после того как Буланашская школа-интернат прекратила своё существование, Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области, радея за областную собственность, передало здание со всеми его дополнениями (медпунктом, кочегаркой и пр.) в оперативное управление другому субъекту социальной сферы, находящемуся на нашей территории, — Красногвардейскому психоневрологическому интернату. Было это ещё в ноябре 2016 года.

Насколько мы понимаем, далее почти год здание охранял только сторож. А в августе 2017 года на основании срочного трудового договора заведующим хозяйством в службу материально-технического снабжения п. Буланаш был принят С. Н. Тимофеев. С ним был заключён договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

Судя по всему, к тому времени помещение уже претерпело изменения, хотя и предполагалось, что после хорошей реконструкции оно снова будет служить людям, что с помощью этого здания появится возможность разгрузить другие интернаты области, создать в посёлке новые рабочие места.

Об этом заявляли руководители муниципалитета, подтверждал существование такого проекта и министр соцзащиты Андрей Злоказов, Минстроем области были выделены средства на разработку проектно-сметной документации по ремонту здания БШИ, в 2018 году проект проходил государственную экспертизу, после которой средства могли включить в госзаказ.

А потому к трёхэтажке, которая в момент передачи находилась в очень неплохом состоянии, относились ну пусть не бережно, но, скажем так, с некоторой осторожностью. Хотя, конечно, кое-какое имущество БШИ уже тогда начало менять прописку. Но всё же, как отметил истец, «на момент приема на работу Тимофеева С. Н. системы теплоснабжения и водоснабжения были в рабочем состоянии, здание, ранее предназначенное для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, отапливалось». За тепловую энергию производило оплату АО «Регионгаз-Инвест».

Брали всё, что не приколочено

Однако что-то не срослось: возможно, сказалась весьма нестабильная в тот момент политическая ситуация в Артёмовском — Думу и администрацию сотрясали интриги и скандалы, которые очень даже огорчали областную власть. Так что прошёл или нет проект экспертизу, мы так и не знаем, но денег на реконструкцию, похоже, не выделили. Когда надежды на новую жизнь бывшего детского дома начали угасать, Минсоцполитики приняло решение об отключении здания от тепло- и водоснабжения. Случилось это в конце декабря 2018 года. С тех пор все помещения бывшего БШИ пребывают в холоде.

А ещё с тех пор буланашцы начали чаще замечать машины, которые и по ночам, и среди бела дня стали подъезжать к воротам и грузить-грузить-грузить. Если судить по их рассказам, некие хозяйственные граждане прибирали к рукам всё, что не приколочено.

И что приколочено — тоже. Кафель, например, сняли прямо со стен. Баню, которую когда-то построил директор БШИ Рябиничев — чтобы дети могли мыться со всеми удобствами практически дома, просто разобрали на стройматериалы. Интересный факт — это опять же свидетельства жителей: в туалет охранникам приходилось ходить на улицу, поскольку в здании не осталось и унитазов — они покинули БШИ вместе с другой сантехникой.

Обращаться в полицию, сказали нам, было бессмысленно, так как полицейских на этих развалах тоже замечали. Как, впрочем, и других известных граждан АГО.

В июне 2021 года грянуло уже и не ожидаемое — здание решили передать сфере образования, точнее — школе № 9. К этому времени от внутренней начинки БШИ уже живого места не осталось. Так что принимали педагоги, по словам начальника Управления образования администрации АГО Натальи Багдасарян, по сути, одни стены.

Фото: Максим Андреев

Виноват совсем не ответчик?

Но вернёмся к конфликту ПНИ и Тимофеева. Предваряя процесс передачи, комиссия ПНИ проверила состояние сетей теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения и неожиданно для себя обнаружила размороженную систему отопления и отсутствие радиаторов более чем на 14 тысяч рублей. Члены комиссии посчитали стоимость не самих утерянных радиаторов, а металлолома, в качестве которого они могли быть проданы.

Эту претензию ПНИ и адресовали С. Н. Тимофееву: об исчезновении ценного хлама своему непосредственному руководителю не сообщил, соответствующих актов не составил. Красногвардейский психоинтернат прекратил срочный трудовой договор с завхозом и потребовал, чтобы тот добровольно вернул недостачу.

Дальше начались игры в кошки-мышки.

Красногвардейский ПНИ, по словам его представителей, слал Тимофееву письма через «Почту России», которые он отказывался получать. В письмах его извещали о расторжении договора и результатах проверки, уведомляя, что он должен расплатиться за исчезнувшие батареи. Ну, а потом отправили исковое заявление. Но Тимофеев полагал, что ничего и никому он не должен, поскольку к исчезновению батарей, по его словам, отношения никакого не имеет: всё, что делалось в БШИ, всё, что оттуда изымалось и куда-то отправлялось, происходило с ведома и по прямому указанию руководства психоинтерната.

«Вина ответчика отсутствует в причинении ущерба организации, поскольку этот ущерб причинён самой организацией»,

— прямо сказала об этой ситуации представитель ответчика.

И это заявление будет поважнее самого итога суда, который ответчик выиграл.

На глазах у изумлённой публики

Бог с ним вообще, с Тимофеевым. Выиграл суд — и молодец. Конечно, в решении большую роль сыграли формальные моменты — как раз то, чего ответчик предусмотрительно не делал: не подписывал всякие разные акты и другие бумаги. Виноват он или нет — не суть.

Сами ж понимаете: тонна металлолома — это цветочки. Третьи лица, которые давали на суде показания в пользу разных сторон, на самом-то деле, желая того или нет, рассказали, как здание из вполне добротного, годного к использованию, постепенно превращалось в те самые голые стены, которые в прошлом году отдали образованию.

Смотрите, что, по свидетельствам очевидцев, зафиксированным в решении суда, было вынесено и вывезено из БШИ, начиная с 2016 года. Двери, унитазы, батареи, регистры, линолеум, столы, окна, канализационные и водопроводные трубы, пластиковые панели, плитки потолочные, светильники, кафельная плитка, чугунные ванны, раковины… Список, конечно, неполный, но ситуацию характеризует: брали всё подряд. Однажды во время очередного набега экспроприяторов был ветер, и с крыши слетел профильный лист — так его на глазах у изумлённой публики тоже подобрали, сунули в машину и увезли.

Есть здание своё, а есть не очень

Ответ на то, как вообще такое могло произойти и почему никто не остановил это безумие, есть в материалах дела.

«Работники ПНИ регулярно приезжали и забирали радиаторы».

«Во время дежурства сторожей приезжают работники ПНИ, срезают батареи, пластиковые трубы, столы, окна, увозят и устанавливают их в ПНИ».

«Приезжали рабочие ПНИ, забирали, говорили, что надо снять батареи, раковину, унитаз, двери для нужд ПНИ. Свидетель запускал их в здание, они снимали имущество и увозили на „Газели“ в ПНИ».

В общем, понятно: грабили свои своё же здание, которое, впрочем, своим никогда не признавали и не собирались использовать. Для Красногвардейского психоневрологического интерната неожиданно свалившееся на них трёхэтажное строение со всем его имуществом просто было возможностью поправить своё финансовое положение.

«Здание школы-интерната принадлежало ПНИ, из школы-интерната вывозили унитазы, радиаторы, двери, канализационные и водопроводные трубы по устному распоряжению заместителя директора М. Каждый день проходила оперативка, и перед оперативкой свидетель осматривал, всё ли в исправном состоянии в ПНИ, докладывал, что было неисправно, по возможности меняли, если каких-то материалов не было, периодически, раз в два месяца, брали материалы в здании школы-интернат в п. Буланаш, также брали там материалы про запас».

С высочайшего позволения

Ну, а теперь главное: похоже, ПНИ раздевал Буланашскую школу-интернат с разрешения вышестоящих начальников! Вот что прозвучало на суде:

«Всё решалось на оперативном совещании, в бюджетном учреждении всегда не хватает финансирования, поскольку здание было отдано под реконструкцию, со стороны Министерства было разрешено: систему водоснабжения и отопления не трогать, а так, вплоть до выключателей, воспользоваться этим. Поэтому все унитазы, двери, пластиковые панели, плитки потолочные, светильники, кафельную плитку, чугунные ванны, раковины, которые были в нормальном состоянии, брали там. Брали пластиковые водопроводные и канализационные трубы, использовали в учреждении…»

Контроля надлежащего за происходящим не было, выносили всё по вдохновению, особо не заморачиваясь записями в журналах и накладных,

«Документы с рабочих ПНИ не спрашивали. Из начальства их никто не сопровождал, со слов рабочих знали, что руководство ПНИ им дало такое задание. Никто никакие акты не составлял, что именно рабочие сняли и увезли. Сторожа в своем журнале приёма-сдачи смены отмечали, но не всегда».

Такие свидетельства есть и в других показаниях. То есть, на самом-то деле, уверенно утверждать, что снятые батареи и выкрученные лампочки каждый раз доезжали до ПНИ, нельзя. Могли уехать и налево. Вспомните, жители говорили, что машины к БШИ приходят и ночью.

В связи с этим ещё вопрос: а куда же тогда уходило нормальное-то финансирование? Ведь, несмотря на мнение свидетеля, богоугодные заведения на самом деле у нас финансируются очень хорошо. Невозможно же предположить, что Красногвардейский ПНИ стали снабжать хуже, отдав ему на разграбление помещение БШИ.

Предлагаем ответить на этот вопрос директору государственного автономного стационарного учреждения социального обслуживания Свердловской области «Красногвардейский психоневрологический интернат» Владимиру Неустроеву. И, если честно, очень интересно, что думает по этому поводу министр Андрей Злоказов.

Ну, а зданию бывшего БШИ пожелаем удачи. Надеемся, новый хозяин отнесётся к нему бережнее, будет считать его по-настоящему своим. И в него вернутся наконец дети.

Рекомендуем

Новости партнёров

Новости партнёров

Зима уходит…

«Это опасно в любом возрасте»

Врач рассказал, к каким болезням приводит употребление наркотиков

Посыпать или не посыпать?

Артёмовские дороги — глазами пешеходов, инспекторов и коммунальщиков

«Я обещал»

Артёмовские волонтёры — о сложном, простом и трогательном в работе «за ленточкой»

История снимка на фоне яблони

Участник полка «Красные Орлы» Пётр Редькин с супругой

Возвышенная поэзия художника Крылова

Наследие мастера — в пейзажах, натюрмортах, портретах

Крепкое древо с пышной кроной

Это родословная семьи Рахимовых-Галиуллиных

Самый живой, мастеровитый и вот такой семьянин

Артёмовцы простились с воином СВО Денисом Сергеевичем Карташовым

«Нам есть кого защищать»

Сергей Юдин о правде, смыслах и ценностях, которые отстаивает на поле боя

Что делать со стихийной парковкой?

О том, что за безопасность на дороге отвечают все участники движения

Чёрно-белое окно. Время расцвета садоводства

Селекцией картофеля занимались… школьники

Комиссия прояснила многое

Но её инициаторы, похоже, ничего и слышать не хотят

В горе́ работали, никого не боялись…

Не угаснут имена шахтёров, погибших в неравном поединке

Адрес материнской помощи

Если бы не этот комитет, как сложилась бы судьба многих военнослужащих?

Настоящий кузнец, отец, друг и защитник

В Красногвардейском отдали воинские почести воину СВО Владимиру Блинову