Новости

Жители Заболотья просят отремонтировать дорогу. ТОМС обещаниями не обнадёживает

Как быть, когда по разбитой дороге даже пожарная машина и «скорая» боятся ехать? Такой вопрос задала «ВБ!» жительница района у Покровского Снежана Кошелева.

— Наша семья — я, муж, дети и свекровь — живёт в Заболотье с 2015 года. Здесь же ещё несколько жителей: среди них есть две семьи с детьми. Основная проблема у нас в том, что дорога до жилого сектора — длиной около 9 км — абсолютно разбитая. Тяжело приходится, особенно после дождя, когда к нам пытается добраться транспорт. Когда в одном году был пожар, то пожарные долго добирались: сначала не могли найти дорогу, а потом с трудом доехали. А в нашей семье у свекрови был уже седьмой инсульт: когда приезжает машина «скорой», то останавливается на трассе (чтобы не увязнуть в ямах), а мы сами её транспортируем до машины. После того, как обращались в прокуратуру, небольшой участок нам отсыпали. Потом мы, что смогли, сами сделали: насыпали в ямы глины. У нас хоть сейчас освещение на улице есть: нам провели. А с такой дорогой очень сложно. Мы ведь ещё возим ребёнка в школу. А вообще, здесь такая красота: если бы здесь была дорога, то многие семьи, даже многодетные, захотели бы купить здесь жильё. Я хочу, чтобы нас услышали и помогли хотя бы с отсыпкой. Для нас это принципиальный вопрос.

На обращение С. Кошелевой ответил Д. С. Авдеев, председатель ТОМС села Покровское. Денис Сергеевич не стал обнадёживать обещаниями, объяснив, что маловероятно, что будут выделены деньги на ремонт дороги, которая не является муниципальной собственностью:

— В Заболотье прописано 40 человек, но по факту проживает одна семья: сколько ни приезжал туда, никого не нахожу на месте. Если говорить по теме, то дорога официальная, муниципальная, идёт от пересечения дороги, которая идёт на Красные Орлы вдоль линии освещения: через поле, по сути. Дорога не отмежёвана, у неё нет границ определённых. Чтобы в поле делать дорогу — а это поля УГМК — нужно дополнительную кадастровую работу проводить, это дело затратное. Там пока нет условий проживания. Домов жилых всего три, остальные — разрушенные. Инфраструктуры там нет, экономики — тоже, работать там негде. Удалённость от населённого пункта — 9 км. С семьёй Кошелевых мы на контакте. У них есть с проживанием выбор, но они решили жить там. Хорошо — освещение им провели в 2017 году в сентябре. Если бы это была трудная жизненная ситуация, то мы бы подключили социальные службы. Если бы там было крупное сельхозпредприятие, мы бы с дорогой нашли решение.

P. S. Услышав комментарий председателя Д. С. Авдеева, семья Кошелевых уточнила, что в Заболотье проживает всё-таки не одна, а три семьи с детьми, и они надеются, что найдутся люди, которые захотят обосноваться в этом красивом месте, чтобы была предпосылка для развития места, для ремонта дороги.