Архив
3 сентября 2009 в 10:40

Лебёдкино: на самом дне горы С таким не сталкивались даже милиционеры со стажем

Люди время от времени меняют место жительства: собирают всё, что у них есть, и покидают родные места. Причины у всех разные, однако, думается, от хорошей жизни вряд ли кто побежит.

Вот и Алёна Куликова из Курганской области однажды собралась, да и отправилась в деревню Налимово, к тёте. Но поселилась молодая женщина в селе Лебёдкино, в четырёхквартирном бараке, куда её временно пустили пожить.

Так бы и жила она в том селе, и никто, кроме местных жителей, не знал об истинном положении переселенки, если б не операция «Школьник», которая проходила на территории района с 24 августа. Готовность неблагополучных семей к новому учебному году проверяли представители комиссии по делам несовершеннолетних, социальной поликлиники, комитета по делам молодёжи, пожарной части и отделения ПДН городского отдела милиции.

В минувший четверг проверка началась с деревни Антоново. Затем комиссия приехала в Лебёдкино, и местные жители посоветовали съездить в барак на горе, где живёт пьющая женщина с двумя маленькими детьми. Подъехали, вышли, посмотрели – двери нет. В проёме – доска: так перегораживают стайки, чтобы скотина летом, в жару, не разбегалась. В комнате стояли две кровати: одна с голой сеткой, на второй валялось старое одеяло. Были ещё стол, тумбочка и сервант.

Реклама

А по грязному полу ползали двое детей, без штанишек, в одних кофточках, немытые. Это были братик и сестра: Максиму чуть больше года, Олесе – два годика и четыре месяца. Больше в квартире не было ни души.

— Тут в комнату зашёл какой-то мужчина, — рассказывает зам начальника отделения по делам несовершеннолетних Артёмовского ОВД майор милиции Т.Ю. Серебренникова. — Спрашиваю:

— Вы кто?

— Просто знакомый, пришёл посмотреть.

— А где мама детей?

— Ушла в магазин.

— Идите за ней — сейчас будем решать вопрос по детям.

В другой комнате была кровать, на стене — полка, а на полке в ряд – чистые мягкие игрушки. Татьяна Юрьевна тут же их все отдала детям. Как они обрадовались! Видимо, не играли игрушками никогда в жизни.

Через десять минут появилась мама ребятишек, и первый вопрос, какой задала майор милиции Т.Ю. Серебренникова: «Почему детям не даёте игрушки?»

— Но тут же грязно, — ответила женщина. Получается, игрушки содержатся в чистоте, а дети ползают по грязному полу…

— Я сразу же решила, что этих детей заберу, — продолжает Татьяна Юрьевна. — Там ведь — на кухне — ни крошки хлеба. Из еды — только миска в коридоре с остатками борща, да и то для двух прибежавших котят.

Из разговора с Куликовой выяснилось, что у неё есть ещё одна дочь, старшая, которая проживает с другой её тётей за пределами области. В отношении неё мама лишена родительских прав. Также было установлено отцовство малышей – со слов мамы, это «тот мужчина, который здесь был». К слову, когда члены комиссии заглянули в огород – посажено что-то или нет, — увидели, что этот якобы папаша… прятался в картофельной ботве: ждал, когда все уедут.

Реклама

Т.Ю. Серебренникова, как мы уже сказали, решила малышей забрать. И начала их собирать.

— Я столько лет работаю в ОПДН, с подобным ещё не сталкивалась, — продолжает Татьяна Юрьевна. – Обычно бельё находится: пусть грязное, кучами сваленное, но что-то всё равно отыщешь. Здесь я не нашла вообще ничего: не было ни грязного, ни чистого. Потом, правда, нашёлся костюмчик, ботиночки — мальчика кое-как одели, причём костюмчик надели на голое тело, плавочек так и не нашли. В конце концов, собрали и девочку — нашли какие-то разорванные колготки на несколько размеров больше, я натянула ей на ножки туфельки. И мы уехали.

Олесю и Максима отвезли в детскую больницу, куда помещаются дети до трёхлетнего возраста. А маме, Алёне Куликовой, дали срок на исправление: чтобы купила детям одежду, постельное белье, что-то изменила в жизни. Ведь она получает все пособия, которых, в общем-то, на самое необходимое ей должно хватить. А самое необходимое – это её собственные дети.

Андрей Лавренюк