Архив

Неисповедимы пути… Часть четвёртая

Мы вновь и вновь, уважаемые читатели, вынуждены возвращаться к истории, начало которой, по большому счёту, было положено чёрным риэлтором, которого, напомним, за квартирные махинации осудили на 18 лет. В наших предыдущих публикациях мы только упоминали о женщине, которая купила квартиру, проданную до этого Марии Сысоевой, и в настоящее время проживает с маленьким ребёнком в той самой квартире по улице Физкультурников посёлка Буланаш. Больше о той женщине мы ничего не знали. До прошлой пятницы.

А шестого ноября в редакции раздался телефонный звонок: «Я та женщина, которая сейчас живёт в квартире Сысоевых, Валентина Андреевна…»

— Очень бы хотелось поведать о ситуации, в какую попала я, взглянуть на неё с другой стороны. Сысоевы утверждают, что их обманули риэлторы, и что они даже не знали, что в своё время в их квартире стал кто-то жить. Это неправда. Мария Сысоева сама дала разрешение на мою прописку.

А случилось это всё так. Когда я покупала квартиру по Физкультурников, естественно, не знала, что она уже продана кому-то ещё. Мужчина, который продавал квартиру, говорил, что она принадлежит ему, он сказал: «У меня есть квартира, оформлена на моей жене». Конечно, он не сообщил, что годом раньше уже продал её Сысоевым. Он попросил предоплату, большую часть, и предложил: «Заезжай, живи, делай ремонт – проблем не будет. Я оплачу долги по квартплате, сам сделаю документы, потом мы вместе съездим к нотариусу и всё оформим, как положено». Тогда я работала, мне этим заниматься было некогда, и я согласилась: отдала деньги и заехала в квартиру без оформления документов. У меня даже и подозрения не возникло, что могу попасть в такое положение, как сейчас.

На тот момент, в 2005 году, квартира представляла собой обыкновенный бомжатник: не было ни света, ни воды, ни туалета. Только стены да наполовину выбитые стёкла. Я купила стройматериалы и начала делать ремонт. А через месяц ко мне влезли (квартира-то на первом этаже) Мария Сысоева и её друг… После этого я позвонила человеку, который продал мне квартиру. Оказалось, оформление документов никак не движется, поэтому вскоре я подала заявление, и было заведено уголовное дело.

Проверка, на каком основании меня прописали в квартиру, установила, что это, как я уже говорила, произошло с согласия Марии Сысоевой: в суд из паспортного стола был представлен документ, что Мария Сысоева сама приходила в паспортный стол и разрешила меня прописать. На бумаге стояла её подпись. Всё это за моей спиной устроил продавец квартиры.

Сейчас я живу, как на пороховой бочке: идёт зима, и если меня выселят из квартиры, куда я пойду с ребёнком?

Вообще Сысоевы знали (так как способствовали этому) с самых первых дней, что в квартире по Физкультурников я прописана, проживаю там и занимаюсь ремонтом. За все эти годы она (М. Сысоева – ред.) ни разу ко мне не приехала: их устраивало такое положение, пока не случился скандал в Бучино. Зато ко мне однажды приехала её мать (О. Сысоева – ред.) и сказала: «Мы не просим тебя выехать, мы хотим, чтоб ты платила нам за квартиру, как съёмщица». Я отказалась, потому что и так оплачиваю все коммунальные услуги, чтоб не копились долги.

Они сейчас решили продать или обменять квартиру на другую, в Мироново. Но у Марии, хоть она и лишена материнства, несовершеннолетний ребёнок, значит, пятьдесят процентов жилплощади принадлежит ему. Поэтому она никому не может продать эту квартиру целиком, только свою долю – полквартиры.

А сейчас они хотят испортить моё имущество: взломать дверь, которую ставила я, выселить меня с ребёнком. Знаете, я не претендую на эту квартиру, я съеду, но только по решению суда. И заберу всё, что я сюда купила и здесь сделала.

***

Вот такую историю нам рассказала Валентина Андреевна. Деньги за квартиру она отдала, прописалась, даже сделала ремонт, но жилплощадь ей не принадлежит. Безусловно, её сегодняшнее положение – результат излишней доверчивости человеку, который оказался мошенником. Но говорить об этом поздно, и сейчас женщина задаётся другим вопросом: её ребёнку три с половиной года – «Куда мне ехать?»