Архив

Трагедия на Белом озере

Она случилась среди дня 7 ноября. В бывший праздничный день на озере собралось множество любителей подлёдного лова. Рыбаки, как правило, располагаются вблизи базы отдыха агрофирмы «Артёмовский», тем более что большинство покупает там путёвки и оставляет автомобили. Однако знатоки не устраиваются где попало – у каждого есть любимое место, а некоторые уходят вообще почти до противоположного берега, где, говорят, бьют ключи, поэтому поверхность озера долго не замерзает. Это и привлекает туда рыбу и рыбаков. Это место, по словам сторожа базы, отлично знали и супруги Рожины, большие любители подлёдного лова.

Они неоднократно рыбачили там, знали особенность – то, что лёд там, даже когда около берегов намерзает уже до 10-15 см, как нынче, долго остаётся тонким, вплоть до открытой воды. Разумеется, они не могли не учитывать этого и принимали какие-то меры предосторожности.

Но никто, конечно, не мог и предположить, что лёд может треснуть на таком большом пространстве: сразу две пары – супруги Рожины и двое екатеринбуржцев, рыбачивших примерно в 150 метрах от них, — оказались в воде… В принципе, практически всё пространство водоёма просматривается от базы отдыха. И сами рыбаки держат, как правило, в поле зрения своих партнёров и конкурентов. Но ведь не следят при этом пристально: ну, были на этом участке озера люди – потом переместились куда-то, может, место пошли искать другое, может, вообще домой собрались. А тут появился один, в мокрой одежде. От него и узнали, что трое рыбаков ушли под лёд.

Сторож Аркадий Петров понял по описанию, что двое из погибших (а в этом сомнений никаких не было) – это супруги Рожины. И с озера Белого полетели телефонные звонки о случившемся.

Владимир Николаевич Рожин, депутат муниципальной Думы и генеральный директор торгового комплекса «Восьмёрка», был страстным любителем подлёдного лова. Помню разговор с ним после думских летних каникул. Я поинтересовался, был ли он в отпуске. Владимир Николаевич только отмахнулся: дескать, некогда всё – дел по горло. Потом добавил: «Вот осени жду – когда лёд станет. Вот тогда махнём мы на свою любимую зимнюю рыбалку! С кем? Да мы с женой всё ездим. Раиса Михайловна, знаешь, какой рыбак у меня? Я против неё – «чайник».

Ездили они обычно в родной посёлок Красногвардейский, но в последние годы облюбовали и озеро Белое: и подъезд туда удобный, и рыбы – до десятка видов.

И вот эта трагическая случайность…

Мы приехали на озеро около 11 часов 8 ноября. На причале находились уже родственники погибших, две бригады МЧС (наша и из Алапаевска), прокурор города Ю.Н. Колпаков, начальник горотдела милиции А.Г. Ольков, следователь, коллеги из «Егоршинских вестей» (кстати, В.Н. Рожин был одним из «отцов-основателей» этой газеты). Чуть позднее приехали глава АГО Ю.Н. Манякин и председатель муниципальной Думы О.Б. Кузнецова. Глава, как нам рассказали, приезжал и накануне – в день трагедии, но спасательные работы развернуть не удалось. В который уже раз в Артёмовском при подобных происшествиях приходится констатировать: у нас нет спецсредств, обученных людей, лицензии, наконец, для проведения спасательных работ на водоёмах района. Всё, что удалось сделать накануне, — доставить доски к полынье, чтобы сделать помост для начала работ.

Группа спасателей с водолазом находилась уже на месте. С причала базы отдыха можно было наблюдать перемещения людей, действия которых с расстояния в полтора километра разглядеть, конечно, было невозможно. Лишь командир взвода МЧС и сторож базы, вооружённые биноклями, могли наблюдать за работой спасателей и время от времени комментировали её.

Непривычный ещё утренний морозец не давал подолгу стоять на месте – люди время от времени уходили греться в машины, в избу сторожа. Нетрудно представить, каково было работать эмчеэсовцам.

Удивляло ещё вот что – присутствие рыбаков на озере. Они откуда-то появлялись, интересовались, что случилось, и отправлялись на лёд – искать место для рыбалки поудобнее. Ни одного из них не впечатлила, не остановила случившаяся трагедия. Во всяком случае, при нас с озера не уехала ни одна машина с рыбаками!

Около 12 часов спасатели затребовали сани. В бинокль можно было различить появление на льду одного из тел. Двое сотрудников МЧС, взяв сани с положенными на них досками, отправились на середину озера.

Добрых полчаса ожидания. И вот уже можно различить страшный груз: человек замёрз, судя по всему, держась за край льдины. Это екатеринбуржец.

Руководители правоохранительных органов, оттеснив стоящих на причале на берег, проводят необходимые следственные действия.

Ещё 30-40 минут ожидания, и тела всех погибших доставлены к ожидавшим на берегу.

Без ссылки на результаты медицинской экспертизы, на комментарии специалистов расскажу лишь о своих впечатлениях по поводу увиденного. Можно сделать вывод, что люди до последнего мгновения боролись за свою жизнь. Супруги Рожины, как опытные рыбаки, делали всё правильно: они успели сбросить куртки, чтобы не стесняли их движений, Раиса Михайловна почти успела стащить тёплые брюки… Но что такое успеть раздеться и бороться за свою жизнь в воде, не доставая дна? При температуре её +4 градуса.. Похоже, Владимир Николаевич пытался вытолкнуть жену на скользкую, ненадёжную льдину… Специалисты говорят, что на всё попавшему в такую беду человеку отведено не больше 3-4 минут. Мне показалось, что на лице Владимира Николаевича Рожина навсегда отпечаталось страдание тех последних мгновений жизни. Когда стало ясно: спасения не будет…

Но уже через день в буланашском Дворце культуры угольщиков они лежали рядом со спокойными, умиротворёнными лицами. Сотни, если не тысячи, людей пришли туда проститься с супружеской четой Рожиных – родные и близкие, друзья и знакомые, соседи и сослуживцы. На траурном митинге было сказано много хороших слов в память об усопших, но через все эти прощальные речи проступало: как трагически оборвалась их жизнь, какой нелепой, непредсказуемой, несправедливой стала смерть.

Упокой, Господи, души рабов твоих – Владимира и Раисы.