Архив
10 декабря 2009 в 11:10

Кто отправляет за решётку?

Публикация об Александре Паксиваткине вызвала широкий резонанс. Но среди всех отзывов особое внимание привлекло письмо матери, сын которой осуждён на длительный срок. Мы не склонны считать, что суды и судьи исключительно предвзяты. И всё же, памятуя об ужасающих цифрах – их приводят сами же представители судейского сообщества – невинно осуждённых, хотим привлечь внимание к теме компетентности и ответственности тех, в чьих руках постоянно оказываются человеческие судьбы.

«Уважаемая редакция газеты «ВСЁ БУДЕТ!»!

Опубликовав материал об Александре Паксиваткине, вы снова затронули больную для нашей семьи тему. Ситуация, в которой оказался Александр Паксиваткин, во многом схожа с судьбой нашего сына Вячеслава Шастова, которого тоже осудили за убийство.

Не скрою, хотя наш сын рос в нормальной семье, получил образование – музыкальное и незаконченное высшее, он также не смог правильно распорядиться своей жизнью. Когда закрылись шахты, где он проработал 10 лет, из-за злоупотребления алкоголем потерял жену и дочь. Он женился второй раз, но только с трудом можно было назвать это семьёй. Его вторая жена имела судимости, выпивала и имела соответствующий круг знакомых. В ночь на Новый год она была убита. В убийстве жены обвинили нашего сына, и нам пришлось познакомиться с тем, как ведётся у нас судопроизводство.

Реклама

В нашем случае в судебном разбирательстве были допущены очень странные (если только их можно так назвать) вещи. Например, в материалах дела говорится и что наш сын вдовец, и что он жил в гражданском браке с убитой, а в приговоре суда вообще указано, что Шастов холостой, хотя документы (свидетельство о браке) и показания свидетелей доказывают обратное. То есть суд даже не смог установить, что умершая была женой Шастова и носила его фамилию! Можно ли доверять такому суду и такому судье?

Или такой пример. В материалах дела по обвинению нашего сына была медицинская карта его жены. У нас было сильное подозрение в её фальсификации, поэтому мы с помощью адвоката в течение двух лет пытались получить ответ на вопрос: кем, кому и на каком основании данная медицинская карта была выдана из архива больницы и положена судом в основу обвинения? Однако внятного ответа мы так и не добились. У нас сложилось впечатление, что в материалах дела медицинская карта появилась, хотя ни суд, ни следователь её не запрашивали.

Наш сын вину не признал. Но он совершил ошибку: когда увидел труп жены, впервые оказавшись в такой ситуации, из-за страха, что его могут обвинить, не вызвал сразу милицию, а пошёл к своим родителям и брату – рассказать о случившемся, и только через два дня, когда уже было известно, что произошло убийство, пришёл в милицию.

Председательствующий суда Д.В. Лобзов так же, как и в случае с Александром Паксиваткиным, не нашёл оснований сомневаться в психическом здоровье подсудимого Шастова. И это несмотря на показания родителей потерпевшей о том, что им дочь ранее рассказывала, что муж в нетрезвом виде стучит по стенам, всё ломает, и у него в такие моменты «стеклянные глаза». Однако у следствия и суда не возникли подозрения насчёт психического состояния обвиняемого. Суд указал обвиняемому на противоречия в его показаниях на суде тем, которые он давал в ходе следствия. Обвиняемый объяснял это забывчивостью и своим психо-эмоциональным состоянием после происшедшего. Я-то считаю, что такие противоречия вполне понятны, если человек впервые оказался в данной ситуации да ещё в сильном алкогольном опьянении. К тому же у Вячеслава было несколько кодировок по поводу злоупотребления алкоголем. Это несомненно накладывает отпечаток на психику человека. Но вот для суда всё понятно: суд не усматривает оснований проверять психическое здоровье обвиняемого.

Совершено убийство. Это тяжкое преступление. Здесь, я считаю, особенно необходимо справедливое судебное разбирательство. И я соглашусь с редакцией газеты, особенно если человек признан виновным, «что было бы неплохо иметь заключение специалиста более компетентного в психическом здоровье обвиняемого, чем мнение судьи», ведь речь идёт о человеческих судьбах!

Может, нужно что-то менять в нашей судебной системе?

Шастова Л.С.»