Архив
17 декабря 2009 в 11:36

Поцелуй вне расписания

Когда рождается ребёнок, он подсознательно ищет взглядом человека, в котором чувствует защиту. Кто за ним будет ухаживать, тому он будет улыбаться и принимать всё, что нужно для выживания. У ребёнка это заложено на генетическом уровне, и если такого не происходит, то во взрослой жизни мама может стать для него чужим человеком.

Две недели назад на «Узле связи» из «ГАЗели» вышла маленькая девочка. Она в нерешительности топталась на остановке, не зная, что делать и куда идти, так как приехала из посёлка Буланаш. Незнакомая женщина взяла ребёнка за руку и привела в городской отдел милиции.

Историю восьмилетней Оли мы узнали в отделении по делам несовершеннолетних Артёмовского ОВД.

Оля, её полугодовалая сестрёнка и их мама Марина живут в городе. Папы у девочек разные, и сейчас Марина живёт с отцом младшей. Но отношения, мягко говоря, не складываются: мужчина и поскандалить не прочь, и руки распускает, и забирает деньги. Семейные конфликты, естественно, отражаются на детях, и в итоге семья состоит на учёте как неблагополучная. Ко всему прочему, Марина относится к собственным дочерям по-разному: младшую любит и опекает, а в отношении старшей, со слов сотрудников милиции, настоящих материнских чувств не испытывает.

Реклама

Девочку уже помещали в Центр на Буланаше: тогда мама взяла и уехала к знакомым, оставив девочку дома совершенно одну. И сейчас произошло нечто похожее. По словам девочки, мама (в настоящее время Марина с детьми находится в Центре социальной помощи семье и детям Артёмовского района – ред.) отправила её вместе со своей сестрой в город за телефоном. Женщина вышла на «Почтовой», сказав ребёнку, чтобы та ехала до остановки «Узел связи»: там её встретит мамина знакомая, отдаст сотовый телефон и отправит обратно на «ГАЗели». Ребёнок, как и было велено, вышел на остановке, где никто не встретил, после чего оказался в милиции.

— Мама алкоголь не употребляет, — рассказывает инспектор ОПДН городского отдела милиции Н.А. Бунькова. — Мне кажется, к старшей девочке у неё только дежурные чувства. У неё самой полноценной семьи не было, родила дочь в раннем возрасте, и воспитанием ребёнка занималась прабабушка. Они часто меняли место жительства, поэтому девочка посещала разные школы. Но учится она хорошо, нареканий от педагогов нет. Сейчас всех троих поместили в Центр.

Во многих семьях, которые принято называть неблагополучными, отношения родителей к собственным чадам гораздо хуже: детишек не одевают, бьют, заставляют попрошайничать на улицах. В случае же с Олей, скорее всего, мама поступила опрометчиво (может, равнодушно), не задумавшись о последствиях. Как, впрочем, и тётя девочки, выйдя на одной из остановок. Конечно, поступок Марины можно назвать необдуманным, но не является ли он признаком обыкновенной нелюбви к дочери? И поддаётся ли такая нелюбовь лечению?

Мы приехали в Центр и побеседовали на эту тему с заведующей отделением помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, Еленой Степановной Ходос.

— Это не злостное нарушение со стороны мамы, это действительно необдуманный поступок. Причём здесь впору говорить о развитии в целом материнских чувств: как она их понимает, так к ребёнку и относится.

— То есть называть это нелюбовью неправильно?

— Думаю, нет. Дочь она по-своему любит, но выразить любовь не умеет.

— Вопрос звучит странно: можно ли научить родительской любви?

— Да, и такие случаи существуют на практике. Это ведь не значит, что вас посадят рядом с сыном или дочкой и скажут: любите его, это ваш ребёнок. У психологов множество программ и различных методик. К примеру, общее дело: рисование, поделки, какие-то занятия – и у мамы постепенно может проснуться чувство материнства, которое, возможно, не было развито в достаточной степени. Ведь чувство любви к ребёнку и умение его показать формируется не словами: я тебя люблю. Нужны какие-то знаки внимания, минутная ласка. Мама может и должна, проходя мимо, просто погладить по головке, поцеловать, и ребёнок почувствует, что он защищён, что он нужен, что он любим.

Существует простой тест, характеризующий отношения в семье. Чтобы определить место ребёнка в семейных взаимоотношениях, ему дают лист бумаги и предлагают нарисовать себя и своих родителей. Их Оля нарисовала вместе, а себя – в стороне, в уголочке…

— Мы, конечно, не говорим маме, когда ставим диагноз, что у неё нет материнских чувств, что ребёнка своего она не любит. Психолог тестирует и строит программу, чтобы сблизить маму и ребенка, ненавязчиво обучая проявлениям любви. Ведь ребёнок, когда его гладят, успокаивается, потому что у него есть защита. Необласканные дети, как правило, замкнутые и грубые, в них живёт неуверенность и внутренний страх.

По словам Елены Степановны, Марина пришла в Центр в поисках защиты от мужа, который, как уже говорилось, её избивал и забирал деньги. А когда стали выяснять обстоятельства, выявилась и проблема с дочкой, идущая издалека. В детстве Марину саму, видимо, не любили и не ласкали, поэтому она и не умеет проявлять материнскую любовь. А девочка рассказала сотрудникам Центра, что мама ходила на дискотеки, а её оставляла на прабабушку.

Реклама

Сейчас молодая женщина написала в милицию заявление на мужа-насильника, а сама проходит полный курс реабилитации, куда входят и правовые услуги, и медицинские, и психологические.

Вообще у всех детей, живущих в Центре на Буланаше, — недостаток материнской любви, поэтому такие случаи, как с Мариной, здесь не редкость. Но главное — есть положительные результаты. И хочется надеется, что маленькая Оля однажды перестанет рисовать себя карандашом в уголке.

Андрей Лавренюк