Архив

Мир на грани света и тени

Забытая кукла, заросший паутиной чугунный утюг, пустой оконный проем, сиротливо глядящий на деревенский пейзаж, – все эти «персонажи» населили черно-белый «Брошенный мир» Константина Бороздина. Так родилась фотовыставка молодого историка и краеведа, открывшаяся на днях в Артемовском историческом музее.

Идея «Брошенного мира» родилась как некое обобщение от путешествий Константина с фотокамерой в руках по заброшенным деревням Артемовского и Ирбитского районов. Историческая подоплека фотопроекта очевидна – здесь сказывается историческое образование Бороздина: в 2002 году он окончил исторический факультет УрГУ, защитил диплом на тему «История поселка Красногвардейского». Константин активно занимается военной археологией, является участником военно-исторического клуба «По обе стороны». Несмотря на молодой возраст, написал книгу «Ирбитский завод в гражданскую войну» и несколько статей по истории. Поэтому на снимках возникает и церковь со следами пуль далекой гражданской войны на стенах и пробитым куполом в деревне Буланово, и узнаваемые виды Шмаково, и характерная кирпичная архитектура Ирбита. Кстати, многие разрушенные старинные здания Ирбита находятся прямо в центре города. «Вот это, похоже, была когда-то больница, помещения очень напоминают палаты», — делится впечатлениями Константин. Сейчас это – те же развалины, а в недавнем прошлом – востребованные общественные учреждения.

Со скрупулезным интересом краеведа Бороздин подмечает предметы ушедшей эпохи, затерявшиеся в брошенных деревенских домах — швейная машина с ножным приводом, на котором кто-то позабыл-потерял галошу, словно выскользнула из нее совсем недавно нога швеи. Медицинские банки на окне – опредмеченное воспоминание о способах лечения двадцатого века. Чугунный утюг, уткнувшийся носиком в угол, давно не раскалялся для глажки – ах, за что его так «поставили в угол»? Впрочем, время вряд ли повернешь назад… Фотограф подмечает увлечения бывших владельцев домов – какой-то меломан повесил на стену в свое время (наверное, в конце 80-х) конверт из-под пластинки Лаймы Вайкуле, другой товарищ увлекался коллекционированием этикеток от водки (а может, и не только им). На окне позабыта репродукция с кудрявой кукольной красоткой, растиражированные изображения которой нередки для 50-х годов прошлого века, а прямо на полу – фотопортет хозяйки дома в разбитой раме. Предметы мебели остались стоять, как и прежде: сундук – возле кровати, а рядом, когда-то большая ценность главы дома – радиоприемник. Тонкая фотозарисовка – деревянный стул возле окна, уже слегка провалившийся в пол. Одинокий, позабытый «наблюдает» он жизнь за окном. Апофеоз общей запущенности этого некогда живого мира – наметенный сугроб возле печки в одном из деревенских домов.

Как фотограф Константин Бороздин, при создании образов, играет на контрастах света и тени, выбирает непривычные ракурсы, обожает макросъемку. Намеренный черно-белый формат снимков погружает нас в некий документализм происходящего. Цветом в редких снимках выделены особо выразительные детали. А так в общем колорите выставки царит полный «блейк энд уайт».

Что же хотел сказать автор этим фотопроектом? Хотел ли бросить немой упрек нашему безалаберному отношению к прошлому? Или же хотел поэстетствовать над старинными предметами и разрухой уральской деревни? Не то и не другое. Это, скорее, взгляд историка, внимательно фиксирующий быт уходящей крестьянской цивилизации, чтоб не забыли мы — кто и откуда мы есть. Чтоб не бросали целый мир бездумно и навсегда.

Р.S. Автор фотовыставки Константин Бороздин год назад переехал жить из Екатеринбурга в родной Красногвардейский и сделал это абсолютно сознательно. Согласитесь, это поступок.