Архив
27 апреля 2011 в 9:33

Когда жизнь становится невыносимой…

Существует в нашем обществе одна устоявшаяся традиция – как нас с детства воспитывали родители, бабушки и дедушки, так и мы воспитываем своих детей. Причём методы воспитания — а мы говорим о рукоприкладстве — ничуть не смущают взрослых людей, то есть вроде бы разумных и адекватных. Они уверены в одном: мой ребёнок, что хочу – то и делаю. То ли не понимают, то ли не знают такие горе-родители, что каждый ребёнок в нашей стране находится под защитой государства.

«Мы проснулись от криков мамы – папа её бил, а мы сидели в другой комнате, втроём, и я про себя прочитал все молитвы, какие знал, лишь бы он перестал избивать маму…»

Это рассказал четвероклассник Костя, когда решился на откровения. Инспектору, чтобы его разговорить, пришлось  приложить немало усилий.

Мы не писали об этой семейной драме в течение двух месяцев – ждали, когда закончится работа следствия. Теперь уголовное дело по истязаниям уже в суде, и о некоторых подробностях этой истории мы можем рассказать нашим читателям. Конечно, имена всех героев публикации мы изменили.

В начале этого года жительница села Покровского обратилась в полицию за помощью. Когда участковый с инспектором приехали с проверкой, их встретила женщина со следами побоев на лице, а на лбу её восьмимесячного сынишки был синяк.

Реклама

Семья у Нины большая: она, муж и пятеро детей, трое из которых – восьмимесячный Денис и двойняшки, мальчик и девочка 2003 года рождения, — их совместные с мужем Алексеем. Старшие Костя и Аня, которая до последнего времени проживала в Ирбите с бабушкой (сейчас Аня вернулась в семью, её уже устроили в школу), – отцу не родные.

Тогда, в феврале, терпение женщины лопнуло: придя домой в очередной раз пьяным, Алексей стащил её ночью с постели и начал избивать. Младший заплакал, она взяла Дениску на руки – досталось от отца и ему. Решив, что с неё довольно, женщина попросилась в реабилитационный центр, и её отвезли на Буланаш вместе с детьми.

История жизни этой семьи попахивала каким-то средневековьем. Алексей, в общем-то, не тунеядец, работал, вот только каждую пятницу возвращался с работы в состоянии опьянения. А когда выпивал, то становился необычно агрессивным, по словам женщины, просто-таки зверел и начинал домочадцев бить без разбора и без причины. Причём происходило это давно и систематически.

— Мы поместили женщину с детьми в Буланашский центр: Нина хотела пожить там какое-то время, затем планировала подыскать жильё в Ирбите, поближе к своей маме, — рассказывает инспектор по делам несовершеннолетних Ю.В. Губанова. – Но вечером того же дня планы Нины резко поменялись: она вдруг уехала в Ирбит, провела там выходные, откуда снова вернулась в семью…

«Я брал яйца, наливал воду, масло, когда тесто поднималось, начинал варить картошку. Дальше делал пюре, брал сковородку и жарил пирожки, чтобы накормить братьев и сестёр».

Так рассказывал Костя, когда наконец-то пошёл на контакт. А происходило это после рождения у Нины младшего, летом прошлого года, – тогда у женщины случились проблемы со здоровьем и её на три месяца положили в больницу. Все эти три месяца дети жили с папой…

Уходя на работу, отец запирал двери, и, например, в туалет детям приходилось лазать через форточку. Вечером папа возвращался домой, всем недовольный, часто — пьяный, и снова и снова бил детей — просто так.

А раньше было всякое. Однажды он вернулся домой, дети играли в «Денди», так Алексей вырвал провода и бросил игровую приставку в печь. Бывало, сжигал и другие игрушки, говоря при этом жене, мол, зачем покупаешь – игрушек не должно быть много. Детей по очереди хватал за шею, они плакали, кричали: «Папа, нам больно!», а Нина, с её слов, ничего сделать не могла, потому что сама мужа очень боялась.

И не только она. Побаивались мужчину и соседи, тем более – пьяного, вспоминая, что и отец его был таким же тираном. Скорее всего, здесь и кроется причина отношения Алексея к собственным детям.

— Он сам рос в подобной обстановке, теперь такое «счастье» преподносит детям, — говорит Юлия Викторовна. – Я его спросила:

— Детям побои наносили?

— Да, — ответил.

— А вы понимаете, что так быть не должно?

Реклама

— Это мой метод воспитания – меня воспитывали так же…

Некоторые, если не все, пункты этого «метода» просто шокируют. К угрозам типа «всех убью, сожгу» уже привыкли. Но как привыкнуть к такому: однажды одного из детей отец ударил сковородой, другого оттолкнул так, что мальчик отлетел и ударился о дверной косяк — теперь у него шрам.

В ходе следствия дети прошли медицинское освидетельствование, было выявлено и доказано девять эпизодов нанесения им телесных повреждений. Кстати, когда и при каких обстоятельствах они получили те или иные повреждения – сказать ребята не смогли, настолько запутались от систематических побоев.

Заявление от своего имени на мужа о привлечении его к ответственности Нина писать не стала: «Меня бьёт — ладно, но за детей пусть отвечает». А дети очень добрые, со слов учителей, в классе их любят, они участвуют во всех мероприятиях, друг за друга – горой. Но раскрыться, поделиться проблемами – никогда, хотя не раз приходили в школу с синяками.

Как мы уже сказали, было следствие. Алексей понесёт ответственность по следующим статьям УК РФ: одна 116-я (причинение телесных повреждений), две 117-х (истязание). В настоящее время слушания уже проходят в Артёмовском городском суде.

Когда последний раз инспектор Ю.В. Губанова была в доме многодетной семьи, там пахло пирогами. Соседи сказали, что Алексей поменял место работы, не пьёт, а дети радостно сообщили, что «папа сейчас никого не трогает».

Андрей Лавренюк