Архив
12 октября 2011 в 9:39

Память длиннее, чем мы думали

Отклик на публикацию «Память добрая. Но короткая», в которой вдова К.Ф. Моркина пожаловалась на состояние памятника Почётному гражданину города, последовал сразу же после того, как газета появилась на прилавках города. В редакцию позвонил Григорий Самекович Друмлевич.

— Памятник Моркину не упал и не треснул, — сказал он. — Я ручаюсь. Мы были на Больше-Трифоновском кладбище накануне Дня города, глава АГО О.Б. Кузнецова возлагала цветы на могилы Почётных граждан. Если бы что-то там было, мы бы заметили. Если бы что-то серьёзное случилось позже, мне бы сказали.

И предложил съездить на кладбище вместе. Что мы и сделали.

— Вот дорожка, — показал Григорий Самекович. — Она так и называется — «Моркинская». Её отсыпали как раз перед похоронами — Плишкин помог. А вот и могилка — Константин Филиппович, видимо, хотел быть похороненным вот так, среди людей, не в каком-то специальном почётном месте. Памятник делали в Екатеринбурге — бывшие руководители радиозавода Губанов и Одесских очень трепетно относятся к памяти Моркина. Когда приезжают, всегда бывают здесь.

Реклама

Могилка действительно выглядела вполне ухоженной. Она не провалилась и проваливаться пока не собирается. И всё же плитка надгробия действительно треснула, а это показатель того, что что-то неладное происходит с бетонным основанием. Потому беспокойство вдовы понятно.

— Просто изначально сделано было неправильно, — объясняет Г.С. Друмлевич, — не надо было спешить и ставить памятник так рано. Хотя бы год могилка постояла, земля бы улеглась и всё было бы нормально. А теперь действительно надо снимать, выгребать всё и заливать по новой. Но, конечно же, не стоит это тех денег, о которых было сказано в статье, — ну никак это не 20 тысяч.

— И всё же: что мы должны ответить Нине Владимировне Моркиной? Ждать ли ей помощи?

— Я думаю, что проблем здесь особых нет. Мы всё сделаем.

Ирина Кожевина