Архив
16 декабря 2011 в 9:04

Посадили мишку на кол

Наверное, нет лучше способа почувствовать в полной мере стадный инстинкт и ощутить себя гражданином одновременно, чем побывать внутри самой разрушительной и грозной силы — толпы.

А толпа десятого декабря на площади Труда в Екатеринбурге была — и внушительная. Уже на подходе к площади можно было услышать гул сотен голосов, то одобрительный, то сердитый. Пикет, согласованный с властями города, стихийно перерос в митинг. Трансформации пикета в уже несогласованный митинг никто не препятствовал — полиции, ОМОНа и спецназа было предостаточно, однако они не спешили как-то повлиять на собравшихся. Они лишь окружили площадь на всех подступах к ней. Впрочем, двигаться куда-то или устраивать погромы никто не собирался — воодушевленные тем, что пришло столько народу, особенно активные митингующие поочередно брали инициативу в свои руки — то на памятник Татищеву и де Геннину заберутся, то, взойдя на его ступеньки, начнут что-то декларировать. Как такового лидера у митингующих не было, но многие хотели ощутить на себе его роль — и получали свою минуту славы, тем более что любые лозунги, направленные против выборов, «Единой России», Путина и Ко, встречали горячее одобрение.

Хотя изначально на плакаты добро свыше дано не было, тем не менее у подножия памятника стояла группа, гордо державшая над толпой черное полотно, на котором красными буквами было написано: «Фальсификация на выборах прошла успешно. Голосования замечено не было». Рядышком стояли две девушки с масками на лицах — одна была «Путиным», другая — «Медведевым», вместе они поднимали маленький плакат, на котором все тем же красным экспрессивным цветом было написано, что мы (т.е. Медведев с Путиным), мол, решили все за вас. Вообще, в толпе можно было встретить разных интересных персонажей — людей с нарисованными масками или с закрытыми до глаз лицами. Периодически на глаза попадались представители «Яблока» — кто-то из митингующих даже изъявил желание вступить в «яблочные» ряды. Тут же проходило голосование. Всем желающим выдавались бюллетени с одним-единственным вопросом: «Считаете ли вы, что вас обманули?». И — два варианта ответа. Мы и как люди, впервые в жизни пришедшие на митинг, и как студенты журфака, и как просто те, кто поддерживал каждого на этом митинге, с непонятной гордостью начертили по галочке напротив ответа «да» и так же гордо бросили свои бюллетени в урну, которую тут же унесли к другим желающим проголосовать.

Между тем, несмотря на холодный в тот день воздух, настроение толпы становилось все горячее. Мы находились в самом ее эпицентре и потому чувствовали весь накал страстей и всю громкость, в прямом и переносном смысле, ее лозунгов. К тому же, мы были авторами нескольких ставших хитами кричалок — что-то вроде «Даешь свободу слова!» или «Перевыборы!». Нет, мы не были настроены революционно. Но раз пришли на такое грандиозное событие, да еще попали в самый центр, то должны были активно поучаствовать. К тому же, это довольно забавно — видеть и слышать, как несколько сотен людей тут же подхватывают слова, которые ты только что выкрикнул.

Реклама

О толпе. Почему ее называют опасной, грозной силой? Когда находишься внутри нее, ответ приходит сам собой. В толпе ты перестаешь быть отдельным человеком. Даже индивидуальностью ты уже там не являешься. Ты сам становишься толпой. Ее маленькой, неотъемлемой частью. И чувствуешь этот пресловутый стадный инстинкт, который говорит тебе, что теперь все решения за тебя примет толпа. И если кинется она в какую угодно сторону, то ты пойдешь следом. Наверное, именно на основе этих инстинктов, которым в определенный миг уступает разум, и совершались в истории мира революции и дворцовые перевороты. Было ли страшно? Да, наверное. Страшнее всего в самом центре, где собираются самые агрессивные, радикально настроенные, где толпа настолько плотная, что сквозь нее едва ли можно пробраться. Но на этом митинге были люди всех возрастов и положений, и многие улыбались, когда все вместе придумывали кричалки или хлопали ритмично в ладоши. Нет, эти люди, которые собрались 10 декабря в Екатеринбурге, едва ли пойдут громить улицы.

Кульминация, похоже, наступила, когда кто-то особо смелый воздрузил на памятник насаженного на кол плюшевого мишку с заклеенным скотчем ртом — а это уже можно счесть экстремистской выходкой. Но толпа одобрительно взвыла, а полиция, кажется, зашевелилась — и лозунги, и действия митингующих стали приобретать все более радикальный характер. Тут мы поспешили ретироваться, и, как развивались события дальше, в деталях сказать не могу. Позже в Интернете появилась информация, что никто не был задержан, все прошло мирно, а на митинге присутствовало около 800 человек. Определять на глаз количество людей я не умею, но, похоже, официальные источники немного слукавили при подсчете людей — на митинг явилось явно больше, чем восемь сотен.

Конечно, мы не Москва, где в ту же субботу на Болотной площади собралось действительно много неравнодушных. Но то, что люди смогли собраться в таком количестве (причем большинство скооперировалось в социальных сетях), удивляет и, наверное, обнадеживает. Мы же отправились по домам с чувством выполненного гражданского долга. Впрочем, тем, кто не успел, не смог или не выразил свою позицию в полной мере, оппозиционеры дают второй шанс — властям уже подано заявление на проведение более крупного митинга уже в эту субботу, там же, на площади Труда, и в то же время — в три дня. Будет ли этот митинг таким же мирным и что на этот раз будут требовать недовольные — увидим в ближайшем будущем.

Мария Шмурыгина