Архив
6 августа 2012 в 8:53

Совсем другая жизнь. Печальная…

Жёлтые двухэтажные дома на Бурсунке строились в пятидесятые. Тогда это был элитный район, квартиры в котором давали в основном шахтёрам. И несмотря на печное отопление, житьё-бытьё здесь устраивалось комфортное: за каждой квартирой числился сарай под хозяйственные нужды, здесь же держали мелкий домашний скот, жильцы приглядывали себе кусочек земли за постройками, на котором разбивали огород. Да и соседи в восьмиквартирном доме становились друг другу как родные. Теперь здесь совсем другая жизнь. Печальная.

Антонина Степановна Денисова в прошлом горный инженер, больше сорока лет проработала по специальности на действовавших тогда здесь шахтах. Со времён своей трудовой деятельности живёт она в таком доме по улице Пешкова, поэтому в цифрах может рассказать историю дома: строить начинали в 1952-м, в 1971 году был капитальный ремонт дома, в 1997-м его признали ветхим. С тех пор положение жильцов никак не улучшилось. Стояки бывшей канализации на месте, а выгребных ям давно нет, поэтому стоки идут под пол, от этого в помещениях спёртый сырой воздух. От этого же сгнили и полы — в некоторых местах сгнили в щепки: Антонина Степановна в одну из комнат даже боится заходить — говорит, пол провалится. В этой комнате, кстати, одна из сменявшихся управляющих компаний обещала заменить пол.

— Приезжали, замеряли, — рассказывает хозяйка. — Сын к ним ездил, ему в помощи отказали — сказали, что сделали смету, оказалось дорого. А за что с нас тогда берут «за содержание жилья»?

С тех пор осерчала Антонина Степановна на коммунальщиков за такие бытовые условия и, честно признаётся, на эти расходы деньги платить отказалась. Так и стоит одна комната закрытая, а вещи из неё в ожидании ремонта перенесены в основную, жилую.

Реклама

Полы сгнили и у соседей, говорит моя собеседница. Но это не единственная проблема дома. Штукатурка облупилась. Печи не топятся, а альтернативного источника тепла нет. Оконные рамы обветшали так, что открыв их, обратно только забьёшь молотком.

— Окно открыла, вымыла, а обратно закрыть не смогла. Пришлось соседа звать, он снял рамы с петель, а потом кое-как забил их обратно в проём. Воды не было четыре месяца — с ноября по февраль. Сын приедет, во флягах привезёт — на всё. И соседи кто где брали воду.

Антонина Степановна имеет претензии и по начислениям. По всей видимости, возникла путаница в документах на эту квартиру. Одна из комнат в трёхкомнатной квартире по суду «отошла» бывшему мужу А.С. Денисовой, но он никогда в ней не жил, а около пяти лет назад умер. Но за комнату счета приходят до сих пор, но уже на имя проживающих здесь жильцов.

— Даже электроэнергию пишут на ту комнату, а там и проводки нет. Я им звоню и говорю: откуда берёте показания? Ещё считают нам по такому тарифу, словно у нас электроплита, а у нас баллонный газ. И почему-то начисляют на четверых человек, хотя прописан только сын.

Этот когда-то элитный район, а сейчас просто ветхое жильё взяла на обслуживание Областная управляющая компания, когда зашла на территорию района. И ей, прямо скажем, не позавидуешь.

Все претензии 80-летней пенсионерки, инвалида второй группы, ветерана труда мы передали представителю ОУК в Артёмовском О.В. Засыпкину. Из разговора с Олегом Владимировичем стало понятно, что проблемы нужно разделить. Что касается всего дома, то есть общедомового имущества, то здесь всё решает собрание жильцов с участием управляющей компании. И от диалога с жильцами, уверяет О.В. Засыпкин, он никогда не отказывается, хотя все эти проблемы компании достались по наследству от предыдущих УК. Не смотря, кстати, на имеющуюся задолженность.

— Четыре из восьми квартир с задолженностью больше трёх месяцев по этому дому. У остальных текущая задолженность, в принципе это не задолженность. Если денег на содержание жилья не хватает, давайте соберём собрание, работу «осметим». И если собственники соглашаются с суммой и считают, что работу надо выполнить, мы делаем рассрочку на год, чтобы людям сразу не платить большую сумму. Например, ремонт кровли, которую, кстати, в этом доме в первую очередь надо делать.

То же самое — печи: отопление тоже забота УК. И если учесть, что отопительный сезон не за горами, то и это первоочередная задача. Но для ремонта печей требуется заявление от жильца. И такие заявления уже есть, говорит Олег Владимирович, правда, от жильцов других домов этого же района.

Офис Областной компании располагается по адресу: площадь Советов, 1. Добраться сюда для Антонины Степановны — проблема. Она и по квартире с палочкой передвигается. А сын работает вахтовым методом, приезжает на выходные. Но приехать всё равно придётся — чтобы написать это самое заявление и чтобы разобраться с количеством прописанных и проверить правильность начислений. Потребуется свидетельство о смерти бывшего мужа, чтобы доказать, что в отчуждённой комнате никто не живёт и уж тем более содержать её хозяева остальных комнат не обязаны (паспортный стол с картотекой находится здесь же, в офисе компании, приёмные дни — понедельник, четверг). А также необходимо оформить документы на пользование газовым баллоном.

— А вот окна и полы — забота жильцов, — считает О.В. Засыпкин.

Олег Владимирович говорит, что, по документам, квартира, в которой живёт Антонина Степановна, приватизирована, а значит, придётся ремонтировать за свой счёт. Если бы жильё было муниципальным, можно было бы рассчитывать на помощь администрации — так же, по заявлению.

Коренная жительница этого когда-то элитного района показывает квитанции за разные годы, путается в них, снова ищет нужную и сетует на обилие бумажек. А ещё на коммунальщиков, на власть, на жизнь. А жизнь здесь теперь совсем другая. Печальная.

Реклама
Любовь Шмурыгина