Архив
24 августа 2012 в 8:01

Рядом с городом

Село Мостовское — в пятнадцати минутах от города по вполне приличной (по нынешним общегородским меркам) дороге. А будь дорога еще лучше, а село газифицировано, Мостовское стало бы замечательным пригородом Артемовского. Проблем у этого населенного пункта, конечно, хватает, но и достоинств не отнимешь. О том, как обстоят дела в селе Мостовском сегодня, мы беседовали с председателем ТОМС Геннадием Александровичем Скутиным.

Отдали бы 8 миллионов…

Главная тема сегодня, что на селе, что в городе, — подготовка к отопительному сезону. Вот и нашу беседу с Геннадием Александровичем мы начали именно с этого.

— Подготовка к зиме подходит к завершению, — заверяет собеседник. — Уголь на котельную привезен в полном объеме. В зависимости от того, какая будет зима и какая будет весна, возможно, нужно будет пополнить запас. Но мы никогда не берем сто процентов на весь отопительный сезон — лучше прикупить топливо позже.

При разговоре о подготовке к отопительному сезону традиционно всплыла тема долгов за ЖКХ. В Мостовском долг жителей за коммуналку в пределах трех миллионов рублей. Сумма для села, где живёт 1100 человек, большая. В основном неплательщики проживают в двухэтажных домах. Отключить от системы в таком случае их затруднительно, ведь страдают их соседи, добропорядочные собственники жилья, что платят за свои квадратные метры исправно.

Реклама

— Взимание долгов с населения — долговременный процесс, — говорит Геннадий Александрович. — Для этого мировым судьям передаются документы, в федеральный суд подаются иски на взыскание задолженности. Но все это и от нас требует финансовых затрат, массы времени на подготовку документов. К тому же, у каждого судьи подходы к ситуациям по должникам разные. Процессы затягиваются.

Кроме долгов населения председатель ТОМС вспомнил и о долгах со стороны муниципалитета АГО:
— Когда в 2007 году МУП «Мостовское ЖКХ» создавался, нам «забыли» перечислить от бюджетных учреждений средства на сумму 5 миллионов рублей. Это выпадающие доходы, субсидии, которые начислены населению на оплату коммунальных услуг. Тогда финансовое управление даже не захотело подписывать акты сверок. А вот если бы нам отдавали все те деньги, которые положено, в срок, а не тогда, когда создаются долги, предприятие работало бы более успешно.
Впрочем, как признался глава ТОМС, и сегодня предприятие ЖКХ в селе самое рентабельное, несмотря на долги.

Должники живут без документов

Кстати, коммунальные долги у жителей растут не только потому, что люди не имеют средств на уплату коммунальных. Многие, как выяснилось, даже прав проживать в квартирах, за которые не платят, не имеют.

— У нас на сегодняшний день есть квартиры, где люди так и не установили наследство, — объясняет Геннадий Скутин. — Люди живут, пользуются коммунальными услугами, накапливают долги, а собственника у жилого помещения нет, прописки у этих людей тоже нет. Это не только люди, появившиеся, когда на нашу территорию без оформления документов массово завозили неблагополучных граждан, переселенных из больших городов. Есть и другие, чьи родственники умерли, а наследство должным образом не оформлено. Люди копят долги, не платят по счетам. Установлением права собственности должен заниматься комитет по управлению имуществом, мы не имеем права этим заниматься. Это нужно делать запросы в регистрационную палату, БТИ, потом на основании этих документов вести судебное разбирательство, а уже после решения суда жилье можно признать выморочным. Эта работа КУМИ не ведётся. Меня ещё поражает отношение ко всему этому полиции. Люди живут без прав на жилье, не имеют регистрации, и полиция не может ничего сделать. Хорошо, что у нас ещё маленький населенный пункт, всего 15 квартир таких, а вот в поселке Буланаш таких квартир около ста пятидесяти.

— А отключить нельзя квартиру?

— При отключении одной квартиры нарушается схема коммуникационных сетей. Система начинает давать сбои, потом вообще может выйти из строя.

А если башня рухнет?

Еще одна важная проблема — старая водонапорная башня, что в любой момент может повторить судьбу своей «сестры», рухнувшей в Мироново.

— Поскольку в течение десяти последних лет документация на реконструкцию новой водонапорной башни пролежала в «Жилкомстрое» без движения, проблема, которой могло и не быть, остается одной из важных, особенно в преддверии отопительного сезона, — поясняет Геннадий Александрович. — Проблема связана не столько с нехваткой воды, сколько с аварийностью действующей башни. Хотя мы боимся, что зимой может быть недостаточно воды для работы котельной. Башня невелика по объему и не той высоты, какая нужна. На летний период мы, конечно, сталкиваемся с проблемой нехватки давления, потому что идет большой водоразбор во время поливов. Башня старая, ей лет 30. Если с ней что-то случится, зимой село останется и без холодной воды, и без тепла, и без горячей воды.

Документация на новую башню готова. Мало того, и сама башня уже есть. Кирпичная, не в пример той, что ставили в Мироново. Она стоит немым укором рядом с двумя старыми — одной совсем ветхой и неработающей, второй действующей, но на вид тоже хлипкой, со сдвинутыми после латания дыр обручами. Последняя напоминает раненого и перевязанного бойца, из последних силы выполняющего свой долг. Чтобы заменить две башни-старушки, ещё в период процветания на территории Мостовского ПСХК «Егоршинский» стали строить кирпичную водонапорную башню, а рядом — капитальное здание для котельной. Оставалось подвести сети, но работы были прекращены из-за реформирования совхоза. Башня и новая скважина были переданы на баланс муниципалитета как социально важные объекты, а недостроенное здание новой котельной продали.

Сейчас от него остался только скелет.

— Нужно завершить строительство новой башни, — говорит Геннадий Александрович. — К сожалению, наше городское руководство не считает это приоритетным вопросом. Городская Дума пока средства так и не выделяет. Для завершения работ требуется 700 тысяч рублей.Объект остается незавершенным, хотя срок службы старой башни уже давно закончен.

Котлы пока старые

Артемовская городская Дума на днях выделила средства на покупку четырех новых котлов для сельских котельных. Два из них предназначены Мостовскому. Но, увы, пока здесь ремонтируют старые.

Реклама

— Новые котлы должен купить КУМИ после того, как пройдет конкурс, — поясняет глава ТОМС. — Всего у нас четыре котла. Три работают на отопление, а один — на горячую воду. Все котлы одного возраста, срок службы один и тот же, но изношенность разная. В крайнем случае, зиму эту котлы еще протянут.

Другой вопрос — сети, что очень растянуты по селу. Их, конечно, тоже ремонтируют, но частично.

— К сожалению, население относится к тепловым сетям не как к социально важному объекту, а как к чему-то мешающему — то дрова на трубы отопления вывалят или щебенку, то проедут по ним, трубы деформируются. Если бы отношение людей к инженерной инфраструктуре было серьезнее, то и ремонта было бы меньше и затрат.

На улицах темно…

Освещение — немалая проблема для села. Сейчас, например, хватает средств только на освещение центральной улицы Ленина.

— В городе на одного жителя расходуется 350 рублей в год, а на селе — пятьдесят рублей, — считает мой собеседник. — Разница чувствуется? Мы в селе самыми первыми поставили энергосберегающие светильники с автоматическим включением, поставили счетчики на уличное освещение. Экономия хорошая, но все равно не хватает. Вот считайте: если в среднем в пятиэтажке может проживать от двухсот жителей и больше, то сколько можно поставить во дворе фонарей? В принципе, и одного может хватить, а остальные средства на освещение проезжих улиц тратить. А у нас на селе улицы длинные, дома друг от друга на расстоянии. Получается, что освещать мы можем на выделенные деньги только одну центральную проезжую улицу Ленина. Средств выделяют в пределах 70 тысяч рублей в год. Люди недовольны. В советские времена у нас было освещение по всем улицам.

Чтобы не спотыкались

А чтобы люди меньше спотыкались в темноте, этим летом отремонтировали улицу Пушкина. Ее разрушили, когда работал ПСХК «Егоршинский». Сегодня дорога на Пушкина отсыпана и отгрейдирована, точно такие же работы провели частично на улице Молодежи.

— У нас вообще-то был когда-то проект сделан, мы должны были заасфальтировать 11 километров дороги. Село у нас видите, как называется? Мостовское. В старые, царские времена у нас мостили жердями, ветками. У каждого хозяйства был участок, за который жители отвечали. Тогда местное самоуправление осуществлялось через сельские сходы, и, мне кажется, тогда вопросы самоуправления решались эффективно. Конечно, время у нас сейчас другое, но вот дороги стоят немощеными.

В соцсфере — ремонт

— В этом году у нас капитально отремонтировали фельдшерский пункт, поскольку нужно было проводить лицензирование объекта. Ремонт хороший: отремонтированы стены, пол, потолок, заменены двери, сейчас еще должны завезти новое оборудование, современное.

С обновкой и местный сельский клуб. Здесь проведен ремонт фойе, установлена входная группа. К слову, это только сейчас учреждение культуры, раньше была баня.

Ремонт проведен и в детском саду №39.

— Нужно отдать должное директору детского сада Надежде Николаевне Грязновой, она человек очень добросовестный. Там отремонтирована и канализация, и другие инженерные системы, — продолжает Геннадий Скутин. — Сейчас, правда, встает другой серьезный вопрос по детскому саду. Нам не хватает мест для детей. Раньше в детский сад ходили около девяноста детишек.

Сейчас с изменением санитарных правил и норм детский сад посещают 40 малышей. Еще столько же пока сидят дома и ждут своей очереди в детский сад. Реконструкцией вопрос не решить. Нужно строительство нового помещения.

— У нас рождаемость в селе снизилась за эти годы меньше, чем, например, в других сельских территориях, — продолжает мой собеседник. — Этот вопрос мы уже вынесли на решение в район. Пока все остается на уровне межевания земли.
А вот в школе места хватает всем юным жителям села и даже из города сюда привозят детей. При школе существует интернат на 60 мест. Кстати, единственный уцелевший из нескольких действовавших в других селах, которые закрыли в 90-е годы.

— Раньше не было такого сообщения между селами, не было школьных автобусов. Дети учились и жили в течение всей школьной недели, уезжая домой только на выходные. Мы не закрыли в свое время интернат, хотя такая тенденция прослеживалась. У нас теперь даже из города привозят детей, если родители работают, например, вахтовым методом. К тому же, есть у нас семьи неблагополучные. И чтобы ребята не были брошены, чтобы они посещали школу, чтобы учились, чтобы могли, по крайней мере, видеть чистые простыни, были сыты, мы интернат и сохранили. Хотя с содержанием интерната возникают сложности, поскольку его отдельно не финансируют. Финансирование идет за счет самой школы. Ремонт тоже за счет управления образования.

В школе тоже прошел хороший ремонт. Восстанавливали душевые, канализацию ремонтировали. В прошлом году в ремонт вкладывали немалые средства — окна поменяны, сделана входная группа, кровля, и школа выглядит обновленной. Школа по проекту девятилетняя, но там учатся до 11 класса. Все помещения задействованы.

Как в Невьянской башне

Я имею в виду не архитектурные дефекты-достоинства церкви в Мостовском. Просто здесь, как и в Невьянской башне, есть своя слуховая комната. Встанешь в дальний угол и шепотом скажешь слово — в нескольких метрах от тебя этот шёпот будет слышен твоему собеседнику.

— Вы самая первая из журналистов, кто теперь знает об этом эффекте и испытал на себе, — улыбаясь, сказал председатель ТОМС. — Мы и сами не знали, пока строители не начали делать ремонт алтаря. Когда в престольный праздник отец Николай из поселка Красногвардейский проводил службу, с ним приезжал хор, и женщины рассказывали, что очень легко пелось, такая акустика.

Те, кто проезжает мимо, разницу между тем, что было лет десять назад, и тем, что сделано сегодня, сразу заметит. Установлены пластиковые окна и входные конструкции над дверями. Двенадцать окон (360 тысяч рублей) плюс сорок тысяч рублей — пластиковые окна над входами. Алтарь оштукатурен, уложен черновой пол, установлены кованые двери. Причем весь ремонт церкви ведется на пожертвования и спонсорские вложения.

А поля зарастают

Из известных предприятий в Мостовском только потребобщество, в столовую которого многие артемовцы специально из города ездят пообедать. Вкусно кормят и недорого.

— Это не коммерческая организация, у нее даже в уставе написано — «выполнение социальных функций», — поделился Геннадий Александрович.

Еще из известных в городе предприятий — частная пилорама Сергея Новоселова, о которой тоже артемовцы наслышаны. Сейчас, например, здесь стали выпускать и половую доску.

ПСХК «Мостовское» работает, правда, сейчас у него небольшой объем обработки земли.

— У нас земли в основном скуплены частниками, — объясняет глава ТОМС. — Часть земель эксплуатируется, например, фермерами. Хорошо работают Кутузов и Потапкин. Но есть и такие люди, что земли скупили и пропали. Земля брошена, зарастает. Есть какое-то предприятие «Горнощитское», про которое вообще никто не знает, где оно находится. На этих полях уже вовсю елки растут. Как говорится, хотели, как лучше, а получилось, как всегда. У нас население, поскольку мы расположены недалеко от города, ездит работать в Артемовский. Так что у нас численность населения от нехватки предприятий не падает. А вот в Налимово, которое тоже входит в наш ТОМС, зарегистрировано сегодня 86 человек, а стоит всего пять домов. Когда-то там была новая ферма, причем одна из лучших. Когда ее ликвидировали, население резко съехало оттуда. Еще раньше, когда закрыли малокомплектные детский сад и школу по программе неперспективных деревень, был первый отток. Сейчас там вообще никаких предприятий, ничего. Хотя раньше был такой населенный пункт хороший. Налимята такие добрые, хорошие люди, дружные. Так же дружненько и снялись…

Будем газифицироваться!

Из приоритетных перспектив на селе — газификация. Правда, Геннадий Александрович обмолвился, что в планах и строительство детского сада и клуба. Но газификация — перспектива ближайшая.

— Мне пока непонятно, почему у людей газифицирование не вызывает оптимизма, — недоумевает собеседник. — До нашего села уже был сделан проект газопровода. Но сейчас разрабатывается новая схема газификации с увеличением диаметра трубы, с учетом подключения после нас других сел. Вот в 2013 году уточнение проекта должно быть завершено. В 2014 году должен быть подведен газ, но до этого времени нужно провести работу с потребительскими кооперативами, собрать средства на проектную документацию. Но что значит создать кооператив? Это значит — избрать председателя, кассира, бухгалтера, зарегистрироваться. Дальше начнется бухгалтерская отчетность. Это не так-то просто. Те, кто понимает и представляет, что влечет газификация, идут навстречу. У нас мало просто перевести котельную на газ — снижения тарифа не произойдет. Необходимо, чтобы газ пришёл в каждый дом, люди будут сами чувствовать ответственность, следить за системами и оплатой за эту услугу. А средства на проектирование разводящих сетей мы уже собираем.

Конечно, обо всем, что еще интересного и нового происходит в Мостовском, на страницах газеты сразу не расскажешь. Радует, что не только проблемы решает глава ТОМС, но и на перспективы работает. А результаты — вот они, теперь не только селяне о них знают, но и наши читатели.

Наталья Шарова