Архив
30 августа 2012 в 9:08

Телега от борца за справедливость

И пальцы просятся к перу,  перо к бумаге… Представляю, как сладострастно они стучат по клавиатуре, создавая нетленный рассказ о своём заклятом враге, подбирая слова пообиднее, придумывая самые невероятные факты из жизни противника, и как потирают ручки после, испытывая настоящий экстаз от только что свершившегося акта творчества.

Обожаю анонимов. Конечно, крови они мне попортили немало. Прежде я очень расстраивалась, когда видела письмо без подписи, — хотелось ответить, поспорить, доказать, ну хотя бы просто заглянуть в глаза человеку, который испытывает ко мне или к редакции столь сильное чувство. Ан нет. Не докажешь и не заглянешь — некому. Там, где должна быть подпись, — пустое место.

С возрастом пришло понимание того, что никому, собственно, ничего и не требуется доказывать. Анониму в принципе не нужен мой ответ, он заранее знает, к каким выводам придут и всякие контролирующие и проверяющие органы, он даже понимает, что в итоге-то его послание где-нибудь с отвращением похоронят. И его это ничуть не расстраивает. Потому что ему, на самом-то деле, важен не результат — процесс. Он ждёт реакции. Его задача — не указать на какую-то оплошность или грешок, а вывести человека из состояния равновесия, поиграть у него на нервах, попить кровушку.

Сегодня для меня чтение произведений этих боязливых борцов за справедливость — своего рода развлечение, попытка разгадать ребус, увидеть за безликими строчками лицо анонима. Чаще всего это совсем не трудно. Стоит только обратить внимание на детали, и всё тайное станет явным.

Реклама

Вот последнее анонимное послание областному прокурору с очередными «разоблачительными» фактами, которые якобы имеют место в редакции «Всё будет!». Подпись стоит: сотрудник редакции. Фамилии, разумеется, нет. Но уже понятно, что никто из сотрудников написать это произведение не мог. Просто потому, что все, кто работает в редакции, точно знают, как называется место их работы и где оно находится. Сделать такие ошибки, как в этом опусе, никто из нас не в состоянии.

Тогда кто? Скорее всего, все горожане тоже давно уже выучили адрес «Всё будет!». Ну во всяком случае знают, что ни в одном из зданий по улице Фикультурников квартиры №68 быть не может — нет тут, на одной из центральных городских улиц, таких многоэтажных домов. Значит, у меня появился сельский неприятель. Ну, в общем, понятно — знаю, кто очень расстроился из-за публикации о своём неблаговидном поступке и даже грозил мне расправой.

Подозрения обращаются в уверенность, как только о подобных же анонимках, написанных приблизительно в то же время и в том же стиле, рассказывают глава АГО О.Б. Кузнецова и председатель ТОМС п. Красногвардейского Т.П. Литвиненко.
Задачка решается. Лицо анонима мне хорошо знакомо.

Смешно. И грустно. И мучает вопрос: ну сколько ещё будут на анонимные письма реагировать наши правоохранительные и надзорные органы? Ведь смех — смехом, а на этот раз пришлось письменные объяснения давать городскому прокурору. Причём срочно. Причём в тот момент, когда меня в городе-то не было — я была в отпуске. Ну да ладно, мне нетрудно. Но пока мы будем с таким почтением проверять сигналы из неведомых пустот, анонимные бумагомараки в экстазе и исступлении будут стучать и стучать. И не только по клавиатуре.

Вот так-то бы на другие сигналы, уважаемые блюстители закона, вы спешили отреагировать…

Ирина Кожевина