Архив
16 ноября 2012 в 9:18

Депутат от Пенсионного фонда

Услышав первые слова депутата Пономарёва, я внутренне ахнула. Ну наконец-то! «Сегодня я буду голосовать за изменения в Устав», — сказал на внеочередной Думе Михаил Васильевич. Сразу же подумалось: самые разумные люди из так называемой «оппозиции» опомнились всё же.

Напомню читателям: речь идёт о принятии поправок в Устав Артёмовского городского округа. Поправки носят формальный характер — Устав приходится менять в связи с изменением в федеральном и областном законодательствах, оттого даже спорить по поводу той или иной нормы или формулировки не имеет смысла. Однако вот уже почти год депутаты не могут принять эти поправки — за них должно проголосовать квалифицированное большинство, то есть 14 человек. Но часть депутатов и не работает над Уставом, и не голосует за него, таким, прямо скажем, неприемлемым, ультимативным способом пытаясь решить политические проблемы, удовлетворить свои неудовлетворённые амбиции.

В числе этих народных избранников всегда был и М.В. Пономарёв, хотя, если честно, я всегда этому удивлялась. И вдруг…

Рано я радовалась. Когда депутат Пономарёв продолжил свою речь, наступило полное разочарование. Потому что вот как он объяснил перемены в своём поведении.

Реклама

«Нервотрёпка уже начала сказываться на работе управления…»

«Дёргание на очередные Думы, очередные сессии сказывается на работе…»

«Я проголосую за то, чтобы снизить напряжённость…»

«Я проголосую за то, чтобы моему коллективу работалось спокойно…»

Вот интересно, сам-то депутат понял, что сказал? По сути, он признался, что, в принципе-то, может проголосовать за любое решение. Даже если сам категорически «против», он при определённых обстоятельствах поднимет руку «за» просто потому, что ему надоели «нервотрёпка» и «напряжённость». Ему жалко своё управление, которое страдает из-за того, что он без конца ходит на заседания. А Артёмовский городской округ, вот уже год живущий без Устава в том числе и из-за него, депутата Пономарёва, — не жалко? Вот ничего себе! Как будто население ему доверило не свои интересы представлять, а интересы Пенсионного фонда.

И как доверять после этого депутату, во всеуслышание признавшемуся в том, что он лукавит во время голосования?

Ирина Кожевина