Архив
14 марта 2013 в 20:36

«Чещч» всем! На польском это означает привет! Так приветствовал сотрудников нашей редакции человек, который прожил в Варшаве четыре месяца

Мы, конечно, расспросили заглянувшую в гости нашу хорошую знакомую о житье-бытье соседей-поляков. Оказалось, у россиян с поляками много общего. Но ещё больше различного.

Злотый дороже — мясо дешевле

— В Польше, в отличие от России, продукты дешёвые, особенно сельскохозяйственные — мясо, всё молочное, потому что Евросоюз делает дотацию. Например, мясо, вырезка, за килограмм — 120-150 рублей в переводе со злотых (кстати, злотый в десять раз ценнее рубля: 1 доллар — 3 злотых). Если не кондиция, сразу цены снижают. Творогу срок годности еще три-четыре дня, а его уже уценили в два раза — так покупать очень выгодно. Много фруктов, зелени, овощей, и всё свежее. Если что-то не так, например, продукт просрочен, там такую жалобу накатают. Поляков не проведёшь, они все считают, чеки проверяют. Однажды видела, как пробили по чеку колбасу по другой цене, покупатель это заметил, ему сразу сделали возврат и извинились десять раз. Яблоки вообще шестнадцать рублей за килограмм, потому что они тут же растут: выезжаешь из Варшавы на юг Польши — кругом сады, сады. Яблоки прямо на полу лежат — не огорожено. Машины едут — ни одна не останавливается: не принято собирать.

А вот спиртное и табак — дорого, цены как у нас. Поляки везут алкоголь и сигареты из соседней Украины — на продажу, это выгодно. И одежда дорогая. Что-то подешевле — это надо походить посмотреть. Раньше ведь туда ездили за косметикой, польская одежда ценилась. И сейчас фабрики шьют на импорт. Китайского много, как и у нас, но качество не такое, как на Россию, — лучше.

Меха носит в основном старшее поколение. А вообще люди одеваются скромно и удобно, не красится никто. Дикторы на телевидении имеют умеренный макияж, программу может вести какая-нибудь тетя толстая, некрасивая — ценится не внешний вид, а профессионализм.

Реклама

Дети одеты прекрасно. Когда мамы с ними гуляют, то не стоят в сторонке и не разговаривают друг с другом — занимаются со своими детьми. Чужому ребенку не принято делать замечания.

В подъезде стерильно, как в поликлинике

— Мы живём не в центре Варшавы — ближе к окраине. Чистота везде. С шести утра дворники скребут, чистят. Уборочная техника ездит — маленькие машинки, экскаватор, как игрушечный. Там кругом микрорайончики. Например, в нашем районе я насчитала восемнадцать домов. Больше четырех этажей в спальных районах не строят. Все огорожено и под охраной — и сама территория, и подъезд — всё на чипах. Гости пришли — звонят в домофон, попадают к охраннику. Охранник позвонит вам домой и спросит, ждете ли гостей: ждете — значит, пропустит. В заборе калитка для входа и шлагбаум для въезда машин. Детские площадки на территории, в нашем микрорайоне даже фонтан есть.

Многие жильё снимают — с мебелью, с техникой. Целые многоквартирные дома, принадлежащие собственникам, сдаются. Мы снимаем однокомнатную за 11 тысяч рублей. Плюс Интернет, телевидение, электроэнергия — около 15 тысяч выходит. Хозяева, которые сдали нам квартиру, сняли другую в другом районе, где живет их старенькая мама, чтобы поближе к ней быть и жить в квартире побольше — в двухкомнатной. Дома отапливаются от ТЭЦ. А вот у супермаркетов — котельные. Водонагреватели не устанавливают — ни у кого нет, но вода горячая, как и отопление, круглый год. Отопление можно регулировать — до шести положений на регуляторе, все отражается на счетчике.

В подъезде стерильно, как в поликлинике. Под окном квартиры на первом этаже — газон, на нем растут хвойные растения и трава, газонокосилкой косят траву сами хозяева, потому что участок относится к ним. Садят только деревья — не овощи. Потому что вид и архитектура здания должны быть однотипные.

Причём деревья садят ещё до появления домов: за нами пустырь был, его разровняли, посадили сначала деревья, а сейчас котлован копают — строить дом будут.

Нарушать никто не хочет

— В центре, конечно, красиво, но сейчас там метро строят, и поэтому как-то неуютно. За городом есть частные сады, как у нас, но поляки живут в садах весь год. У кого скромный домик, у кого шикарный. В Польше вообще земля дорогая, зато сразу в собственность.

У поляков часто встречаются браки с украинками. Чтобы создать семью, можно обвенчаться, можно в департаменте заключать брак — и там, и там выдадут свидетельство о браке. Польские имена интересные: Алиция, Адам, Юрэк, Мачек, Алан. Часто встречается наше имя Наталия.

Не принято, если нет свободной комнаты, приглашать родственников в гости. Приглашают определенно: если на ужин — значит, дома можно не есть, будет ужин. Но и на ужине не принято обжорством заниматься: салат и отбивная, например. Обжорство — по большим праздникам. Вот на Рождество надо было сделать двенадцать блюд. Если пригласили на пиво — значит, будет только пиво и к нему какие-нибудь чипсы, палочки соленые. Если на кофе, то к нему пирожное, то есть тебя не накормят уже. Зато юбилей отметить могут, сняв коттедж на море. Я на Балтике ещё не была — до моря от нас семь часов езды. Кстати, день рождения старшее поколение не справляет — только именины, день ангела.

Не принято также вмешиваться в дела родственников, указывать детям. Но круг общения — это в основном только родственники, с соседями — никак. Выйдешь на площадку — с тобой поздороваются, конечно, но никого не волнует, кто здесь живет.

Пиво на улице не пьют: если купили, то сидят в баре или пьют дома. Но всё пиво слабенькое. Даже за руль после этого могут сесть. Если ты не нарушил правила, то тебя никто не остановит. Но там за всё большие штрафы, и ты не захочешь нарушать правила дорожного движения. Гаишники называются транспортная инспекция — они проверяют состояние транспорта. Если шины лысые — все, такой штраф выпишут! Полиция остановит, если ты нарушил скоростной режим, например. Правила соблюдают и пешеходы. Вот идёт дорога, вдоль неё тротуар, а рядом дорожка велосипедная. Она коричневатого цвета, везде велосипед нарисован и покрытие специальное сделано, как асфальт. Тротуар, наоборот, мощеный. По велосипедной дорожке никто не идет, хотя она свободная, все по тротуару. Водители пропускают пешеходов на пешеходнике — обязательно: ты только подходишь, они уже останавливаются.

Маршрутки полякам не известны

— Медицина, как у нас, есть платная и бесплатная. Например, роды бесплатные, но если ты хочешь особенные условия, то доплачиваешь. Там страховки, и на медстрахование процент больше, чем в России. Принято иметь семейного врача, который лечит и детей, и взрослых. Вызвать на дом — платно. Бесплатно — езжай в поликлинику, сиди в очереди.

Торговля, конечно, вся в частных руках. НДС у них больше, чем у нас, — 23 процента.

Реклама

На электричке ездила: вагоны красивые, едут бесшумно, внутри чисто, кресла мягкие. По городу ходят большие автобусы с низкой посадкой — маршруток, как у нас, нет. Мамы с колясками заезжают без проблем, для инвалидов отдельная площадка. Толкотни в транспорте нет, ходит он часто. Проезд стоит дорого, но можно купить один билет на любой вид транспорта, как проездной. Всё зависит от времени суток, на которое ты берешь билет. Например, с пяти до восьми вечера.

Бензин дорогой — 56 рублей, но у каждого второго машина. И у каждого третьего собака. Там кошек не держат, только собак. У нас в доме все держат собак, у некоторых по две. Собак они любят — никто не ругается. В туалет их водят, как у нас, в лесок, на пустыри. Бродячих собак не встречала.

Язык не поворачивается

— Варшава делится на старый город и новый город: переходишь по мосту на другой берег Вислы — и ты в старом городе. Старый город — это достопримечательности, экскурсии. Висла обмелела, но пароходики ходят. Через Варшаву каналы текут — утки всю зиму по ним плавают. И бобры водятся, плотины строят — я их видела. Температура зимой ниже минус десяти не опускалась. Погода неустойчивая — то плюс, то минус, но относительно тёплая. Хотя для поляков минусовая температура — это бедствие, по телевизору предупреждают: «холода наступают». Снег выпал — это ЧП, пробки сразу — они же на летней резине ездят. Центральные дороги не чистят, посыпают солью, и все. Но досуг зимний, как у нас, — лыжи. Видела во дворе каток, в супермаркетах есть катки.

Польский учится трудно. Вместо «здравствуйте» поляки говорят «дзень добры», «привет» — «чещч». Всё с мягким шипящим произношением. «Ютро» — это оказывается «завтра», а не «утро». А «склеп» — это «магазин». «Диван» (dywan) — это «ковер». Купили самоучитель на русском языке — ничего не понятно. Одни и те же буквы, но с разными значками, означают разные звуки: например, «а» есть с хвостиком, с ударением и с точкой, и это всё разное произношение. На ноутбуке с польской клавиатурой пришлось написать русский алфавит. Мы провели цифровое телевидение, купили пакет с программой на русском. Всё равно трудно: грубо произношу — надо мягче. Польский язык на украинский похож, но много шипящих — язык так не поворачивается. Из-за этого в маленькие магазины не хожу, чтобы не объяснять продавцу, — хожу в супермаркеты.

Карп в любом виде

— Если знаешь русский и польский, то работу найдешь: русскоговорящие специалисты ценятся. А на преподавателей русского языка вообще спрос, их не хватает. Сейчас в польских школах не преподают русский язык, и молодежь его не знает. А вот старое поколение, которое еще учило русский в школе, знает его.

Бесплатно не делается ничего — даже родственникам платят за услуги. Не принято дарить подарки, как у нас, — всей родне поголовно. 8 Марта у них тоже отмечают — международный ведь день. Новый год у них просто праздник. А вот Рождество — великий праздник, презенты под хоинкой (это ёлка) делают. Елку наряжают. Мы в это Рождество купили живую ёлку в горшке. Числа с 20 декабря на площади уже елка стояла. На Рождество мясное не едят, но делают коронное блюдо — карп в любом виде. Стряпают вареники с капустой, с грибами, правда, называют их пельмени. Пост заканчивается на следующий день. А ужин накануне Рождества у католиков называется Вигилия. Наверное, как наш Сочельник. Вечером ходят по гостям, в костёл (в храм) идут в полночь. На каждом шагу эти костёлы. Везде фигурки Христа, библейские истории представлены. Очень много верующих, в том числе молодых, — причем молятся. История у поляков делится «до коммуны» и «после коммуны».

Говорят, поляки к нам плохо относятся, но я на себе ничего такого не ощутила. Сюда прилетела — домой, туда — тоже вроде бы уже домой.

Приеду в Варшаву — там вовсю весна будет. Уезжала — плюс пять. А летом, говорят, там красота…

Любовь Шмурыгина